Экономические законы и экономические противоречия


предпринима тельскую прибыль. Но если, как убедительно доказали Маркс в первом томе "Капитала" и Энгельс в предисловии к третьему тому "Капитала", все товары на товарном рынке продаются вопреки закону стоимости по цене выше их стоимости и только один товар "труд" продается по своей стоимости, то получается в конечном счете то же самое, если исходить из того, что все товары продаются по их стоимости и только труд наемных рабочих оплачивается не полностью, а частично. В обоих случаях эксплуатируются наемные рабочие и в обоих случаях эксплуатируют их капиталисты: предприниматели и торговцы. Только в первом случае рабочих эксплуатируют как потребителей, а во втором - как производителей. Но так ли это, действительно ли наемные рабочие эксплуатируются как потребители, как утверждают буржуазные политэкономы? Или прав Маркс?
Представим себе сельскохозяйственного капиталиста-предпринимателя, который продает сельскохозяйственные продукты на товарный рынок полностью. Здесь, конечно, трудно заметить, как эксплуатируются сельскохозяйственные наемные рабочие, как потребители или как производители, поскольку они получают зарплату от предпринимателя в форме денег. Товарно-денежные отношения маскируют, фетишизируют действительное содержание процесса эксплуатации. Но предположим, что в один далеко не прекрасный для предпринимателя день, или вернее год, или ряд лет он встречает трудности со сбытом сельскохозяйственных продуктов. Стремясь как-то выкрутиться из создавшегося положения, по соглашению с наемными рабочими он временно заменяет денежную зарплату зарплатой сельскохозяйственными продуктами. В качестве натуральной, или продуктовой зарплаты он отдает им часть, скажем, половину, тех сельскохозяйственных продуктов, которые были произведены этими наемными рабочими на его предприятии. Чтобы не вносить путаницы, предположим, что материальные издержки очень малы, и их в расчет можно не принимать. Другая половина произведенных сельскохозяйственными наемными рабочими продуктов достается капиталисту, независимо от того, будет ли он их потреблять сам со своей семьей или продаст, частично или полностью. Полностью ли оплатил этот капиталист труд наемных рабочих? Конечно, нет, иначе откуда же взялась бы вторая половина сельскохозяйственных продуктов? В этом примере эксплуатация обязательно выступает как эксплуатация в процессе производства, поскольку здесь наемные рабочие не покупают предметы потребления за деньги на товарном рынке и не могут эксплуатиро ваться как потребители торговой буржуазией. Они эксплуатируются как производители капиталистом-предпринимателем в процессе производства. Но то, что действительно для одних наемных рабочих, действительно для других, то что действительно для рабочих сегодня, действительно и завтра или в следующем году, независимо от того, в какой форме они получают зарплату, или цену своей рабочей силы, в форме ли денег или продуктов.
Наемные рабочие создают в процессе труда, т.е. в процессе потребления их рабочей силы, продукты труда большей стоимости, чем стоит их рабочая сила. Скажем, за 4 часа наемный рабочий создает продукт труда, стоимость которого равна стоимости его рабочей силы. Но капиталист нанял его с тем непременным условием, что рабочий будет работать 8 часов в день. Продукт труда, созданный рабочим за следующие 4 часа, составляет прибавочный продукт, а его стоимость - прибавочную стоимость, которая безвозмездно присваивается капиталистом-предпринимателем.
Весь восьмичасовой труд рабочего делится на необходимый и прибавочный труд. Необходимый труд выступает как оплаченный труд, а прибавочный труд выступает как неоплаченный. Необходимый, или оплаченный труд создает необходимый продукт, стоимость которого равна стоимости рабочей силы рабочего; прибавочный, или неоплаченный труд создает прибавочный продукт, стоимость которого равна прибавочной стоимости, или предпринимательской прибыли (мы не принимаем здесь во внимание тот факт, что часть прибавочной стоимости отчуждается буржуазным государством в форме налогов, денежным капиталистом в форме ссудного процента, земельным капиталистом в форме

земельной ренты и торговым капиталистом в форме торговой прибыли).
Таким образом, промышленный капиталист оплачивает лишь часть труда рабочего. Другая же часть труда является неоплаченной. Рабочий создает капиталисту продукт труда большей стоимости, чем получает от него. Здесь, следовательно, имеет место неэквивалентный обмен. Механизм эксплуатации классом предпринимателей-капиталистов класса наемных рабочих глубоко, досконально изложен в знаменитом "Капитале" К.Маркса, поэтому нет необходимости здесь на нем подробно останавливаться, для чего понадобилось бы много места, что не позволяют рамки нашего исследования, да и нет необходимости повторять то, что давно и скрупулезно исследовано и чему посвящено достаточное количество литературы, в том числе учебной и популярной.
3. Экономические законы и экономические противоречия
В процессе развития промышленного капитализма происходит не только увеличение числа крупных капиталистических предприятий, но происходит и увеличение их размеров. Капиталистические предприятия становятся все более крупными, намного превосходя самые крупные рабовладельческие латифундии Древнего Рима. Но если древнерим ские латифундии по мере увеличения их размеров давали более низкую норму прибыли, чем более мелкие хозяйства, то крупные капиталистические промышленные предприятия по мере увеличения их размеров, как правило, давали более высокую норму прибыли, чем меньшие по размерам предприятия.
Одной из главных причин большей эффективности более крупных капиталистических предприятий является использование на них преимуществ пооперационного разделения труда. Если взять две крупные рабовладельческие латифундии с одинаковой по качеству техникой и технологией, на одной из которых будет работать вдвое большее число крепостных рабов, то эта большая по размерам земли, объему производства латифундия будет приносить ее собственнику более низкую норму прибыли, чем другая, несколько меньшая по размерам латифундия. Если же взять два крупных промышленных предприятия также с одинаковой по качеству техникой и технологией, выпускающих одну и ту же продукцию, на одном из которых занято вдвое больше наемных рабочих, то, наоборот, это более крупное предприятие, как правило, будет приносить его собственнику более высокую норму предпринимательской прибыли, чем другое, менее крупное промышленное предприятие.
Этот прямо противоположный результат изменения эффективности предприятий в зависимости от их величины является следствием действия закона соответствия степени централизации производства уровню пооперационного разделения труда. На рабовладельческих латифундиях централизация производства чрезмерно высока по сравнению с крайне низким уровнем пооперационного разделения труда. Между централизацией производства и пооперационным разделением труда существует несоответствие, и оно тем больше, чем более крупной является латифундия. А чем большим является несоответствие между централизацией производства и уровнем пооперационного разделения труда, чем больше нарушается этот экономический закон, тем менее эффективным является производство, тем меньшую норму прибыли она приносит своему собственнику.
На капиталистических промышленных предприятиях, наоборот, централизация производства более или менее соответствует уровню пооперационного разделения труда на более крупных предприятиях, и чем крупнее промышленное предприятие, тем большим является это соответствие. Уровень пооперационного разделения труда в капиталистическом промышленном производстве, основанном на машинной технике, растет гораздо быстрее, чем централизация производства, размеры предприятий.
В XVIII веке между централизацией промышленного производства и уровнем пооперационного разделения труда еще существует более или менее соответствие. В XIX в. между ними уже возникает противоречие, оно заключается в том, что темпы роста уровня пооперационного разделения труда приходится искусственно снижать, так как относительно небольшие размеры промышленных предприятий ограничивают его дальнейшее быстрое развитие. Применение машинной техники в производстве и в транспорте, что в последнем резко снижает транспортные издержки, новой технологии, производство сложных промышленных изделий, состоящих из множества частей, для изготовления которых необходимо выполнить огромное количество различных работ, операций, дают огромные возможности для роста уровня пооперационного разделения труда, и, вследствие этого, - роста производительности труда, но относительно небольшие размеры капиталистических предприятий не дают возможности реализовать эти выгоды пооперационного разделения труда. Относительно медленное укрупнение промышленных предприятий в производственной фазе капиталистического общества тормозит рост пооперационного разделения труда. В крупном рабовладельческом производстве наблюдалась противоположная



Содержание  Назад  Вперед