Современное капиталистическое общество


Западной Европе. Таковым является и современное капиталистическое общество, которое, пройдя через торговую и производительную фазы своего развития, вступило на рубеже XIX-XX вв. в последнюю, ростовщическую фазу. Переход к ростовщической фазе капиталистического общества означает, что оно, пройдя в своем естественно-историческом развитии через этапы детства, юности и зрелости, вступило в фазу старости, дряхлости и потому неизбежно должно уступить место новой общественно-экономической формации, ибо старость капиталистической общественно-экономической формации как социального организма не может длиться бесконечно долго, как и любого другого организма, социального или биологического.
Как ростовщическая фаза первобытно-общинного общества стала последней фазой его существования, за которой последовала его замена посредством социальной революции новой, рабовладельческой общественно-экономической формацией; и как ростовщическая фаза рабовладельческо-крепостнического общества стала также последней фазой его существования, за которой последовала его замена посредством буржуазно-социальной революции новой, капиталистической общественно-экономической формацией; точно так же и ростовщическая фаза современного капиталистического общества является последней фазой его существования, развития, за которой неизбежно последует его замена посредством новой социальной революции новой, социалистической общественно-экономической формацией. Переход капиталистического общества к последней, ростовщической фазе своего развития означает начало его конца.
Торговая эксплуатация осуществляется в сфере торгового обмена, производственная эксплуатация осуществляется в сфере производства материальных благ. В какой же сфере осуществляется ростовщическая эксплуатация? Ростовщическая эксплуатация осуществляется в сфере услуг. Если ростовщики в первобытно-общинном обществе, используя бедственное положение крестьян и ремесленников, ссужают их зерном с уговором, что те во время уборки очередного урожая вернут им вдвое больше, то, конечно же, они оказывают беднякам услугу, помогая своим зерном дожить им до следующего урожая, спасая их от голодной смерти или полуголодного нищенского существования. Если рабовладельцы отдают в пользование своим крепостным рабам землю с уговором, что те будут отдавать рабовладельцам половину урожая, то конечно же, они оказывают им услугу, за которую рабы должны платить натуральную или денежную ренту. Если капиталисты отдают свои предприятия в пользование наемным работникам (рабочим и служащим) с условием, что те должны отдавать им в форме дивидендов всю или большую часть прибыли, то и они оказывают им услугу, за которую нужно платить. Точно так же сдача в аренду земельными капиталистами земли крестьянам или фермерам, ведущим крупное капиталистическое производство, сдача капиталистами-домовладельцами в аренду квартир, ссужение денежными капиталистами других капиталистов деньгами, продажа торговцами товаров в кредит - все это является услугами капиталистов-ростовщиков, за которые они получают свою ростовщическую прибыль. Если отнести, как это делают многие, торговлю к сфере услуг, то ростовщическая эксплуатация сблизится с торговой эксплуатацией, поскольку и та и другая осуществляются, в отличие от производственной эксплуатации, в сфере услуг. Однако необходимо иметь в виду, что, несмотря на то, что они осуществляются в одной сфере, а иногда даже осуществляются вместе, неразрывно одна от другой, например, при продаже товаров в кредит, это совершенно различные формы эксплуатации человека человеком.
При вступлении капиталистического общества в последнюю фазу своего развития частные капиталистические предприятия, разумеется, не все, а значительная часть их, были преобразованы в более крупные акционерные предприятия. Собственники отдельных частных предприятий при этом превратились в собственников акций (паев) объединенных предприятий. Часть акций при этом была распродана и среди работников этих предприятий, в том числе среди рабочих. В связи с этим многие буржуазные исследователи утверждают, что рабочие, приобретшие по нескольку акций или даже одну,

превратились в мелких капиталистов, поскольку они получают дивиденды (прибыль) на свой капитал (акции). С другой стороны, буржуазные исследователи утверждают, что те высшие служащие, управляющие акционерных предприятий, которые не имеют в личной собственности акций и доход которых состоит исключительно из должностного оклада и "премиальных", относятся к единому классу наемных работников. Если подходить к делу формально, это действительно так. Но на самом деле все обстоит иначе.
Предположим, цена производства товаров на каком-то акционерном предприятии, имеющем среднее органическое строение, или среднюю фондоемкость, равна их стоимости. Предположим далее, что на предприятии занято 10000 работников: рабочих и служащих, которых можно отнести к производительным работникам и которые производят в неделю товаров новой стоимостью в 400 тыс. часов труда, а цена этих товаров, равная вновь созданной стоимости (мы не принимаем во внимание стоимость, перенесенную на товары со средств производства) равна 1 млн.д.е. Тогда нетрудно подсчитать, что каждый производительный работник предприятия производит в неделю товаров стоимостью в 40 ч. труда и ценой в 100 д.е. Предположим, что норма эксплуатации равна 100%. Тогда в среднем работники предприятия получат зарплату за свой 40-часовой недельный труд в размере 50 д.е., остальные 50 д.е. с каждого работника получат собственники акций в форме ростовщического дивиденда. Таким образом, каждый средний работник предприятия, создавая товар стоимостью в 40 ч. труда и ценой в 100 д.е., получает назад товары, которые он покупает, стоимостью в 20 ч. труда и ценой в 50 д.е. Он, следовательно, еженедельно не получает 50 д.е., которые присваивают капиталисты-акционеры.
Теперь представим себе, что капиталисты, желая создать своему предприятию репутацию "народно-капиталистического" предприятия с целью приглушения классовой борьбы рабочих, продают рабочим часть акций. Если какой-то рабочий, купив несколько акций, будет получать на них дивиденды в размере 5 д.е. (из расчета за каждую неделю), то конечно же, он не будет эксплуатировать труд своих товарищей по работе. Ведь он вернет лишь часть тех 50 д.е., которые он еженедельно безвозмездно теряет посредством его эксплуатации капиталистами-рантье (крупными акционерами, не принимавшими участия в труде). Если рабочий купит больше акций и будет получать дивиденды в размере 10, 20, 40 и 50 д.е., то и тогда его нельзя отнести к классу капиталистов. К классу капиталистов (мелких) можно отнести лишь тех работников предприятия, которые будут получать дивиденды в размере свыше 50 д.е., т.к. они будут присваивать материальных благ больше, чем производят. Если какой-то работник предприятия, хотя бы и рядовой рабочий, будет получать на свои акции дивиденды в размере 200 д.е. в неделю, то, несомненно, он будет относиться уже не к пролетариату, а к капиталистической буржуазии. Однако таких рабочих в капиталистическом обществе нет, за исключением, быть может, считанных единиц.
Возьмем теперь директора акционерного предприятия, не владеющего ни одной акцией, директора-"пролетария", хотя таких в капиталистическом обществе, как и рабочих-"капиталистов", также нет. Если директор получает должностной оклад плюс премиальные в размере 2000 д.е. в неделю, т.е. в 40 раз больше среднего рабочего, то, несомненно, он относится не к пролетариату, а к среднему классу, хотя он непосредственно и не эксплуатирует рабочих. Он получает прибавочный продукт окольным путем, через класс капиталистов-акционеров, как, скажем, денежные капиталисты-ростовщики, ссужающие акционерное предприятие денежным ростовщическим капиталом, или капиталисты-торговцы, реализующие товары акционерного предприятия. Крупные управляющие присваивают прибавочный продукт (прибавочную стоимость) не в форме прибыли (если они не владеют акциями), а в форме чрезмерно завышенной зарплаты, которую им платит не рабочий класс, а класс капиталистов.
В ростовщической фазе капиталистического общества происходит выравнивание нормы ростовщической прибыли всех групп класса капиталистов-рантье: капиталистов-акцио неров, денежных капиталистов, земельных капиталистов, капиталистов-домовладельцев. Это происходит вследствие того, что в монополистическом, акционерном капитализме все превращается в товар, который ежедневно продается, покупается, перепродается, не только земля, жилые дома, деньги, но и промышленные и другие предприятия, которые продаются оптом, целиком и в розницу, по частям, в форме, или посредством акций.
Предприятия, земля, дома, как и другие товары, имеют стоимость (хотя многие участки земли не имеют стоимости, поскольку они созданы не человеком посредством вырубки лесов, осушения болот, обводнения сухих бесплодных земель и т.д., а природой, человек же получает их в готовом к использованию



Содержание  Назад  Вперед