Поступая так, они могут получить прибыль.


Точно так же в отношении потревоженных подгрупп мы можем предположить, что труд ринулся из точки, где она обладает наименьшей производительностью, в точку наибольшей его производительности. Если некоторая часть этого вида труда по причинам местного характера останавливается на своем пути, то это неизбежно приведет к тому, что равное количество труда из другого места передвинется в ту точку, где ощущался значительный его недостаток; результат совершенно такой, какой имел бы место, если бы именно люди из той группы, в которой труд обладает наименьшей производительной силой; направились прямо в группу с максимальной производительностью. В группе, из которой труд уходит, результат этого передвижения, конечно, прямо противоположен тому, что мы обнаруживаем в группе, в которую он направляется. Мы говорили, что первоначально та группа, где труд был в избытке, создавала значительную массу продуктов и получала за них низкие цены. Однако производительность отдельной единицы труда была низка ввиду того, что она производила мало продуктов, и продавались они плохо.

Всякий раз, когда из этой группы уходит единица труда, остающийся в ней труд становится производительнее, а продажа продуктов, улучшается. Таким образом, труд вдвойне выигрывает в своей специфической способности производить ценность. Капитал этой группы уменьшает свою способность производить блага, но последние выигрывают в ценности; и хотя эти факторы не могут в точности количественно компенсировать друг друга, и кое-какое незначительное передвижение капитала в эту подгруппу или из нее может все же иметь место, размеры этого передвижения незначительны по сравнению с передвижением труда.

Изменения, происходящие в этой подгруппе, короче говоря, прямо противоположны изменениям в группе, описанной нами вначале.
Таким образом, специфическая производительность труда и капитала в группе определяется двумя факторами. Одни из них - это цена продукта, которая зависит от общего его количества, другой - это доля продукта, которая может быть отнесена к единице труда или единице капитала, а эта доля зависит от соответствующих количеств труда и капитала в группе. Там, где в избытке один агент - именно труд, оба эти фактора действуют в сторону сокращения ее размеров; тогда как в случае избытка другого агента - капитала - оба упомянутые фактора действуют в противоположных направлениях.
Три возможных условия определяют сравнительную непродуктивность агента в группе, в которую он помещен: 1) он может обладать низкой производительностью, в то время как продукты обладают нормальной ценностью; 2) он может обладать нормальной производительностью, в то время как продукты неестественно дешевы, или 3) он может обладать низкой производительностью, причем продукты обладают низкой ценностью. В первом случае корректив вносится изменением относительных размерив труда и капитала в группе при неизменной валовой продукции товара. Если плохо оплачиваемым агентом оказывается труд, то некоторая часть его может уйти из этой группы, а некоторое количество капитала войдет в нее. Во втором случае корректив вносится изменением абсолютного количества производимых товаров при неизменности относительных размеров труда и капитала. Как труд, так и капитал могут частично уйти из группы, и цена продукта может повыситься.

В третьем случае, корректив вносится изменением относительных размеров труда и капитала, а также общей продукции товаров. Если плохо оплачивается агент - труд, то часть его может перейти из этой отрасли в другие, причем, однако, капитал отнюдь не переходит в нее. Общая продукция данной отрасли в таком случае уменьшится, цена продукта повысится и соответствующая доля единицы труда по сравнению с долей единицы капитала вырастет:
Исключительная производительность того или иного агента определяется тремя противоположными условиями: 1) он может обладать большой производительностью при нормальной ценности товаров; 2) он может обладать нормальной производительностью при нормальной дороговизне продуктов или 3) он может обладать исключительно большой производительностью в то время, как продукты необычайно дороги. Эти условия получают корректив в виде движений, противоположных только что описанным. В том случае, когда цена продуктов нормальна, при чрезвычайной производительности одного агента другой агент неизбежно должен быть чрезвычайно непроизводительным.

Один агент станет, поэтому, передвигаться в эту группу, а другой одновременно передвигаться из нее. Один агент имеет тенденцию повысить цену продуктов, а другой - понизить ее. Эти факторы со временем нейтрализуют друг друга, и единственное реальное изменение происходит в специфической способности каждого из этих агентов производить блага.

В этом и заключается урегулирование, требуемое данными условиями, и оно заканчивается тем, что делает производительность обоих агентов нормальной. Там, где необходимо изменить ценность продуктов, не изменяя сравнительной производительности труда и капитала, урегулирование осуществляется приливом или отливом труда и капитала, двигающихся совместно. Там, где необходимо изменить как ценность, так и относительную производительность, для того чтобы привести к нормальному уровню способность труда и капитала производить ценности, урегулирование осуществляется путем процесса, описанного нами в начале. Один агент передвигается в группу или из нее под влиянием двух сил, действующих совместно, тогда как другой агент проделывает то же самое под влиянием двух сил, противодействующих друг другу. Если обе эта силы действуют совместно в отношении труда, то их сумма выражает размеры силы, заставляющей труд передвигаться в группу или из нее.

Если же обе они действуют друг против друга в отношении капитала, то разница между ними определяет результирующую силу, воздействующую на этот элемент.
Если бы мы действительно произвольно распределили труд и капитал между различными отраслями, то мало оказалось бы таких отраслей, куда труд и капитал прилили бы в приблизительно одинаковых количествах. Очень немного оказалось бы отраслей, отлив из которых труда и капитала носил бы однообразный характер; немного оказалось бы и таких отраслей, куда лишь один агент направлялся бы, и таких, из которых лишь один агент уходил бы. Значительное большинство отраслей потребовало бы некоторого сочетания этих способов урегулирования, потребовало бы, чтобы один агент поступил в них или ушел бы из них в больших количествах, тогда, как другой, -в небольших. Каждое происшедшее, таким образом, передвижение было бы вызвано действием описанного нами выше универсального закона изменения. Чем больше размеры одного агента, кооперирующего с другим, тем меньше производительная способность его единицы; и чем выше производимое количество продуктов, тем меньше их ценность.

Агенты, обладающие совершенной подвижностью, под воздействием этих влияний быстро достигли бы одинаковой производительности во всех отраслях.
Мы говорили о передвижениях труда и капитала так, как если бы они носили спонтанный характер, и труд, например, по собственному побуждению уходил из того пункта, где его производительность незначительна, туда, где эта последняя выше. Но в действительности эти передвижения производятся предпринимателями, и заставляет их это делать конкуренция. Наше теоретическое предположение делает конкуренцию между предпринимателями активной и неизбежной, и неотвратимы, поэтому, переходы рабочей силы и капитала, являющиеся результатом этой конкуренции.

В каждой группе, где производительная сила труда незначительна, может уплачиваться лишь низкая заработная плата; и труд можно переманить из этой группы, предложив незначительную надбавку по сравнению с получаемой им ставкой. В нашем идеальном гипотетическом случае не приходится преодолевать каких-либо трений: надбавка в пять центов в день переведет рабочую силу из одной профессии в другую, и одна десятая процента вызовет передвижение капитала.
В отрасли, где производительная сила труда велика, фактическая заработная плата, получаемая людьми, зависит, однако, от производительной силы труда не в этой группе, но в обществе в целом. Существует общая ставка заработной платы, и предприниматели этой группы могут иметь работников, оплатив расходы по переманиванию их из других групп, где их производительная сила ниже. Поступая так, они могут получить прибыль.

На некоторое время они могут сохранить разницу между оплатой труда на общем рынке и его доходностью в отрасли, в которую они его переносят. Эта разница, однако, носит преходящий характер; ибо в связи с действием конкуренции она ускользает сквозь пальцы предпринимателя. Стремление различных предпринимателей получить долю этой прибыли заставляет их стремиться предупредить своих конкурентов путем расширения размеров своей рабочей силы; и это расширение происходит до тех пор, пока местный продукт труда не станет равным его оплате, и из этого источника уже нельзя будет получить добавочной прибыли.
Передвижение капитала происходит таким же образом, благодаря деятельности предпринимателей. Все это производится конкуренцией; прибыль является универсальной приманкой, приводящей в движение механизм конкуренции; и в конечном счете все приходит в состояние, не дающее прибыли.



Содержание  Назад  Вперед