Определения статического состояния


Он может заставить каждого работать в течение части его рабочего дня. Было бы упрощением, доходящим до неточности, сказать, что он может заставить их всех работать в течение какого-нибудь определенного периода времени, как, например минуты, потому что каждое лицо, принимающие участие в общественном труде, измеряющем ценности всех видов, должно сотрудничать в точно приспособленной доле его собственного труда, а минуты были бы большей частицей рабочего дня одного человека, чем другого. Для нашей цели, однако, достаточно точно сказать, что общественный труд образуется из определенных частиц рабочего дня каждого индивидуума. Прямыми и косвенными путями отдельный производитель может извлечь составной труд в только что определенном понимании.

Если для простого примера, мы предположим, что двадцать человек образуют изолированное общество, и если мы заставим первого из них изготовить что-нибудь, что непосредственно потребляется только пятью другими, то будут оставаться четырнадцать, труд которых он может извлечь лишь путем ряда посредствующих актов обмена, и принцип, регулирующий эти акты обмена, имеет большое значение. А, первый производитель, может непосредственно вызвать труд со стороны В, С, D, Е и F. Для того чтобы побудить G к труду, он должен предложить ему некоторый продукт, производимый одним из тех лиц, на которых он работает непосредственно. Выполняя добавочный труд для В. получая вторую долю продукта В и предлагая ее G, А может обеспечить работу со стороны G; и подобным образом он может заставить работать всех остальных. В обществе могут иметься люди, которые не потребляют ни одного из продуктов, производимых В, С, D, Е и F, - людей, для которых А производит непосредственно; и связь с ними А может быть еще более косвенна.

Может быть необходимым, чтобы А продолжал работать еще далее для В, передавая затем часть продукта В лицу G, а часть продукта G лицу Н для того, чтобы побудить работать этого последнего из членов маленького общества. Посредством цепной связи, преимущественно косвенной, один работник всегда имеет возможность проявить над обществом ту власть, которую мы описали.
Важным моментом в этой связи является природа тех влияний, которые воздействуют на индивидуумов, осуществляющих эту цепную связь. Эти влияния психологические. Мотивом для В выступает нечто такое, что А изготовляет для него, и характер этого мотива должен быть тщательно отмечен. Нечто в продуете А является предельной полезностью для В. В благах, производимых А, есть элемент, входящий в последнее и наименее важное приращение богатства, потребляемого В. И все же это предельное потребление со стороны В достаточно важно для него, чтобы побудить его работать в конечный период его дня, когда работа наиболее тягостна. Как было показано, именно потребление, имеющее наименьшее значение, возмещает труд, требующий наибольший жертвы.

Когда продукт В переходит к А и затем передается G, в нем имеется элемент, являющийся для G предельной полезностью и заставляющий его выполнять тот труд, который возмещает и измеряет полученную им выгоду. Через посредство цепной связи, каждое звено которой образовано объективным опытом индивидуума, первый работник общества достигает всех остальных и на них воздействует. А предлагает В предельное удовлетворение и получает от него предельную жертву; и когда в свою очередь А передает некоторый продукт В лицу G, то имеется то же равновесие побуждений и тот же результат.
Эти факты важны вследствие того, что они позволяют нам избегать той трудности, которая явилась роковой для некоторых трудовых мерил ценности. Если мы говорим, что ценность предмета соответствует количеству труда "среднего качества", затраченного на его изготовление, то мы должны найти способ получить среднюю из различных видов труда; а мы можем это сделать только посредством ценностей продуктов, создаваемых различными видами труда. Эти ценности, в свою очередь, мы должны измерить средним трудом, и наше рассуждение, таким образом, движется по кругу.

В действительности, однако, ценность товара измеряется на основе той общественной услуги, которую этот товар оказывает. Через посредство цепи чисто объективных связей, которые были здесь описаны, он может распространить выгоду по всему обществу. В каждом пункте цепи индивидуум получает предельное удовлетворение и приносит предельную жертву. Все общество, в конечном счете, подвергается последней жертве, измеряющей ценность данного вида благ. Индивидуальный труд, производитель товара, есть экономический эквивалент общественного труда, вызванного этим товаром и измеряющего его ценность; этим путем индивидуальный труд, затраченный при изготовлении предмета, соответствует ценности предмета и выражает ее; но ценность товара не имеет своим источником труд, стоящий за ним в его производстве.

Она имеет своим источником общественную услугу, которую окажет предмет при потреблении. Ценность труда изготовления предмета - производная. Она получается посредством продукта от того общественного эффекта, который этот продукт произведет.
Определения статического состояния, которые были даны в предыдущих главах этой книги, ни в какой степени не зависят от только что предложенного здесь определения единицы труда. Общество является статическим, если труд и капитал способны передвигаться из группы в группу, если даже они этого и не делают за отсутствием побуждения. Оно предполагает только, что люди не меняют своих занятий и что молодые работники, вступающие в любую группу, просто заменяют уходящих старых работников. Нет необходимости в том, чтобы отдельные работники проверялись таким путем, который измерил бы в научных единицах какого-либо вида выполняемую ими работу.

Молодой человек, который намеревается избрать себе занятие, может воплощать много или мало единиц труда; но существо статического состояния в том, что в пределах ряда занятий, для которых он пригоден по своим способностям, он с одинаковой силой побуждается к выбору одного занятия, как и другого. Если, в связи с этим описанием статического состояния, мы говорим предварительно об единицах труда, то идея, которую хочет передать это выражение, заключается в некоторой способности производить чисто физические результаты. Когда человек копает канаву, выбрасывая в день среднее количество земли, то можно считать, грубо, что он воплощает одну единицу труда. Если человек находится на текстильной фабрике, можно подобным же образом считать, что он воплощает единицу труда, если только его присутствие доставляет производству такое количество изделий, которое позволяет рассматривать его как среднего работника.

Ценность и единица ценности не входят в подобное измерение.
Мы имеем теперь возможность, однако, при определении статического состояния, использовать действительную единицу труда, а это доставляет новое определение статического состояния. Количество труда, потенциально заключенное в человеке, измеряется общественным трудом, который он может вызвать, когда все рабочие, как и капитал, распределены между группами нормальным или статическим путем. Если правильное соотношение агентов производства отсутствует, то эти агенты производят различные величины и почти всегда меньшие, чем в статическом состоянии.

Действительная работа, выполняемая человеком, исчисляется тогда в меньшем количестве единиц труда, чем в нем потенциально заключено. Статическое состояние, следовательно, может быть отождествлено с таким состоянием, в котором действительный труд человека представляет его потенциальную рабочую силу, измеренную в научных единицах.
Некоторая часть выпуска благ всякого вида вменяется капиталу, и, таким образом, жертва, именуемая воздержанием, и личная жертва, связанная с воздержанием, может быть измерена в терминах той жертвы, которая связана с трудом. Так как, однако, создание частицы капитала обеспечивает бесконечный доход, то извлекаемый актом воздержания общественный труд бесконечен. Сберегая сейчас тысячу долларов, я обеспечиваю способность оказывать обществу в небольшой степени услугу и вечно извлекать из общества ответную услугу. Однако не существует поддающейся исчислению связи между настоящими издержками воздержания, измеренными в общественно-трудовом эквиваленте, и ценностью дохода на капитал, скажем - через пятьдесят лет - измеренного в терминах общественного труда этой даты.

Полное исследование этого вопроса задержало бы нас слишком долго.





Содержание  Назад  Вперед