Возьмем другой пример.


В таком случае оно требует создания новой производственной группы и вызывает приток сюда труда и капитала из старых групп. Как общее правило, однако, изменения в потребностях потребителей вызывают качественные изменения в уже производимых продуктах, а не производство совершенно новых изделий. Каждое подобное изменение, опять-таки, оказывает особое влияние на ценность, заработную плату и процент. Новая потребность вызывает новое статическое урегулирование всех ценностей, а вместе с тем возникает необходимость в новом урегулировании заработной платы и процента.

Беспрерывный ряд новых потребностей вызывает беспрерывное изменение в стандартах ценности, заработной платы и процента; и существующий рынок находится в беспрерывном движении, связанном с его беспрестанными усилиями приспособиться к изменяющимся требованиям. Как общее правило, новая потребность несколько понижает ценности продуктов, удовлетворявших старые потребности. Динамические влияния в значительной мере нейтрализуют друг друга, поскольку речь идет о распределении труда и капитала по различным частям групповой системы; и основным фактом в этом отношении является то, что, происходя одновременно, они на деле поддерживают ценности, заработную плату и процент на сравнительно близком расстоянии от их статических стандартов.

Они вызывают беспрерывные сдвиги в ценности, постоянный рост заработной платы и неуклонное падение уровня процента; и этим обусловливается, что действительная оплата труда и капитала гораздо менее расходится с теоретическими статистическими стандартами, чем в том случае, если бы эти динамические влияния были менее активны и многочисленны. Мы сталкиваемся, поэтому, с любопытным фактом, а именно: статический закон зависит в отношении точности его действия в мире действительности от динамических влияний. Если, например, жидкость отличается тягучестью, то поверхность ее не сразу принимает совершенно ровный характер; но если ее взболтать в нескольких точках сразу, то это произойдет гораздо скорее. Возьмем другой пример. Мера пшеницы может обладать неправильной поверхностью, пока она лежит на полу, но если мы ее встряхнем, то поверхность ее примет ровный характер.

Аналогичным образом статический закон встречается с препятствиями, которые мешают действительным ценностям, заработной плате и проценту быстро совпадать с их теоретическими стандартами, но если мы приведем их в движение, то это поможет преодолеть трения. Сами стандарты изменяются в наименьшей степени ввиду того, что различные динамические движения нейтрализуют друг друга.
Если бы прирост рабочей силы был локализован и ограничен местом, в котором представлена только группа А нашей таблицы, то это вызвало бы чрезвычайные сдвиги и заставило бы ценности, заработную плату и процент значительно отклониться от статических стандартов. Но в действительности этот прирост рабочего населения происходит и в В, С, D и т.д., и во всех подгруппах внутри каждой из этих групп. Поэтому требуется сравнительно небольшое перемещение рабочей силы: для новых работников сравнительно нетрудно самим передвинуться туда, где их поместил бы чистый статический закон. Если бы население увеличивалось подобным общим и рассеянным порядком, и если бы капитал не увеличивался, то происходило бы неуклонное падение общей заработной платы и беспрерывное повышение процента; но в действительности капитал также увеличивается в своих размерах. Он растет даже количественно более быстро нежели население, и рост его нейтрализует понижающее влияние на заработную плату, оказываемое ростом населения как таковым.

Правда, избыток размеров нового капитала по сравнению с новой рабочей силой вызывает в действительности нарушение существующей заработной платы и процента, ибо новое перераспределение вызывается исключительно тем обстоятельством, что один из этих экономических агентов растет быстрее другого. Потрясения, вызываемые разницей между двумя темпами роста, гораздо меньше, чем в том случае, если бы имел место рост размеров всего лишь одного из этих факторов.
Если бы усовершенствования производства были ограничены одной группой или подгруппой, то это имело бы чрезвычайно дезорганизующее влияние; но они происходят во всех подгруппах системы и носят почти беспрерывный характер. Если бы постоянное увеличение продукции А'" не встречало аналогии в других группах, то оно вызвало бы беспрерывное падение его относительной ценности, а также беспрерывную перестройку заработной платы и процента. Но ввиду того, что эти усовершенствования происходят также и в группах В, С и D, требуемые изменения ценности сравнительно незначительны. В то время как уровень заработной штаты растет гораздо быстрее, когда усовершенствования многочисленны, оплата работников гораздо более близко совпадает со статическим стандартом там, где усовершенствования многочисленны и равномерно рассеяны, чем в том случае, когда усовершенствования носят местный характер. Само собой понятно, что там, где продукция А'", В"', С'" и Н'" росла бы параллельно, встретилось бы меньше необходимости в том, чтобы люди и Капитал переходили из одной группы в другую, чем там, где продукция одной группы выросла в то время, как продукция других осталась неизменной.

Равномерное и широкое распространение усовершенствований, таким образом, способствует приближению общества к форме, требуемой статическим законом.
Те же выводы имеют силу и в отношении изменений, происходящих в области потребления. При многочисленности и разнообразии новых потребностей они вызывают гораздо менее резкие передвижения рабочей силы из одной группы в другую и гораздо меньшую дезорганизацию ценностей, чем в случае появления всего лишь одной новой потребности. Если бы общество стало производить и потреблять только один какой-нибудь совершенно новый продукт, то это вызвало бы резкое передвижение капитала и труда из одной точки в другую по всей линии; но, поскольку в действительности мы имеем дело с постоянным повышением потребностей и соответствующим постоянным улучшением качества продуктов, вызываемые сдвиги носят гораздо менее резкий характер.

Труд и капитал могут оставаться на тех же фабриках, где они используются в настоящее время, но они вынуждены производить продукты все более и более высокого качества.
Именно появление потребностей нейтрализует влияние всех факторов, умножающих продукты. Перепроизводство потребительских благ не замедлило бы появиться, если бы рост потребностей не создавал нового рынка для продукции фабрик и заводов. Потребность в продуктах, непохожих ни на один продукт, производившийся ранее, время от времени вызывает появление нового рынка; но потребность в улучшении качества продуктов и в усовершенствовании потребляемых продуктов является фактом постоянным, и это открывает весьма широкий рынок. Почти все, чем пользуется человек, может быть качественно улучшено; и, как правило, улучшенные предметы могут быть сделаны теми же липами, которые производят их в настоящее время.

Отсюда следует, поэтому, что по мере развития все более и более утонченных потребностей, во всей обширной системе производства развертывается производительная энергия, которая расширяет продукцию каждой группы, в большей мере улучшая качество продуктов, нежели увеличивая их разнообразие. Это не вызывает разрушительных переходов труда и капитала из одной части системы в другую и не создает общего перепроизводства,
Умножение и утончение потребностей, - или, иначе говоря, динамика потребления - создает необходимую эластичность рынка. Если это движение идет лишь в ногу с динамикой производства, то уже тем самым избегаются тяжелые бедствия, и в основном экономический мир мирно шествует по пути все большего расширения производства. Поскольку динамические движения носят не вполне устойчивый симметричный и взаимокомпенсирующий характер, кой-какие нерегулярные переходы труда и капитала из одной группы в другую имеют все же место; однако, с другой стороны, можно отметить некоторые, сравнительно устойчивые потоки труда и капитала. Эти агенты регулярно движутся в определенных направлениях.

Так, прирост населения сам по себе заставил бы труд и капитал неуклонно переходить в нижние рады системы подгрупп. Под влиянием одного лишь этого фактора, прирост людей и оборудования в сельскохозяйственных и в горнопромышленных подгруппах, которые обе производят то, что мы назвали элементарными полезностями, носил бы непропорциональный характер. Прирост населения потребовал бы больше продовольствия и больше сырья, и стремление добыть эти продукты из земли обнаружило бы действие закона убывающей доходности.

Для пропитания всего населения потребовалась бы работа все большей и большей части его. Заработная плата, как мы знаем, стала бы падать; а это значило бы, что работники принуждены получать свою зарплату в форме более дешевых и грубых продуктов. Полезности формы были бы менее широко представлены в общей продукции промышленности, а элементарные полезности преобладали бы в потреблении мира.

Далее, поскольку эти элементарные полезности производятся низшими подгруппами, труд и капитал и устремились бы туда.
Рост размеров общественного капитала, однако, нейтрализует это влияние.



Содержание  Назад  Вперед