Богатство суждено тем, кто бежит быстрее других.


Это устраняет иммиграцию и эмиграцию, а также и естественный прирост населения. Мы предполагаем, что методы производства остаются неизменными, и это устраняет всякое заимствование иностранных образцов. Мы предполагаем, далее, что прочие экономические моменты остаются неизменными, что конкуренция не встречает на своем пути никаких препятствий и что в пределах сферы, о которой идет речь, осуществлены статические нормы заработной платы и процента.

В дополнение к полному устранению новых динамических влияний мы прекратили импульсы, сообщаемые внешней областью центральной зоне. Мы видели, что в сущности некоторые унифицирующие движения в мире в целом проводят его в статическое равновесие; мы видели также, что подобные движения в своем влиянии на ограниченную область равносильны динамическим изменениям. Последние также устраняются нами, как и новые динамические изменения, и, в результате, возникает локальное статическое состояние, которое дает стандарты заработной платы и процента, к которым, в свою очередь, практически тяготеют местные нормы.

Заработная плата, которая, таким образом, повсеместно господствует в этом цивилизованном сердце экономического мира, содержит элемент, который мы можем назвать квазиприбылью. В нем есть нечто родственное прибылям предпринимателя, которые мы обозначили как доход, который скоро ускользнет от предпринимателей и примет форму дополнения к зарплате и проценту. Этот доход, передаваемый, таким образом, работникам, быстро повысит заработную плату в центральной зоне; но барьер, отделяющий эту область от внешней зоны, надолго задержит влияние, которое он, в конечном счете, окажет на заработную плату в указанной внешней зоне. Конкуренция, беспрепятственно действующая в мировом масштабе, дала бы китайским работникам те же выгоды от изобретения обувных машин, которые сейчас получаются работниками Америки; но ввиду того, что такого беспрепятственного и всеобщего действия конкуренции не существует, выгода, которая находится на пути к тому, чтобы стать достоянием работников всего мира, надолго задерживается в руках работников цивилизованной его части.

Эта премия, которой пользуются работники Европы и Америки по сравнению с работниками Азии и Африки, представляет квазиприбыль: это выгода из динамического источника, распространенного лишь частично. Трения препятствуют работникам внешнего мира получить долю этой премии, хотя в отдаленном будущем статические силы, действуя во всем мире, дадут ее им.
Преимущества в отношении времени, таким образом, обеспечивают преимущества в отношении заработной платы и процента. Прибыли получаются теми, кто играет руководящую роль в применении плодотворных методов производства, тогда как имитаторы, которые вступают в ряд немного спустя после того, как изобретение сделано, могут лишь сохранить свою заработную плату и процент. Люди, работающие в области, ведущей в отношении изобретений, могут всегда пользоваться квазиприбылями, даваемыми изобретениями; ибо известный плод каждого усовершенствования может ускользнуть из рук предпринимателей, применяющих его раньше других, и, превратившись в заработную плату для работающих здесь людей, может надолго сохраниться в этой форме.

Голконда будущего - страна безграничных богатств - будет страной, где возникают крупнейшие динамические факторы. Первое место в соревновании, которое ведет все человечество, определяется сравнительным богатством стран и материков. Богатство суждено тем, кто бежит быстрее других.
Волны прибоя заставляют значительные части моря подыматься выше общего статического его уровня. Другие же части моря падают ниже этого уровня. Так, линия АВ изображает статический уровень всего океана. Двойная кривая АС изображает поверхность, которая здесь подымается, там опускается волной прибоя. Волнистая линия AD изображает верхнюю поверхность прибоя, разбиваемого на местные волны ветром.

Каждое данное мгновение фактическая поверхность - здесь выше, а там ниже нормального уровня самой волны прибоя. Придадим теперь этому рисунку экономическое значение. Пусть АВ изображает окончательный статический уровень заработной платы во всем мире. Пусть окончательно прекратятся все динамические влияния, предоставив свободу действия мировой конкуренции, АВ будет изображать общий уровень оплаты труда.

Но в действительности рост производительной силы, сопровождаемый теми трениями, которые препятствуют равномерному распределению его результатов между всем человечеством, заставил оплату цивилизованных работников совпадать в общей форме с нормой, изображаемой верхней частью кривой АС, а заработную плату нецивилизованных работников - с уровнем, изображаемым ее нижней частью. Местные влияния в пределах цивилизованной сферы вызвали отклонения заработной платы там и сям от нормы, указываемой верхней частью линии АС, так что оплата людей в различных частях Европы и Америки совпадает с колеблющимися уровнями, описываемыми линией AD. В одной точке норма выше общего стандарта, господствующего в экономическом центре мира, а в другой она ниже этого уровня.


Существует, таким образом, окончательный статический стандарт заработной платы для всего мира, квазистатический стандарт для цивилизованной части мира, и местный, в квазистатический уровень для каждой части этого цивилизованного сектора. Оплата работника в какой-либо отдельной части Европы или Америки имеет тенденцию под влиянием конкуренции совпадать с этой местной и квазистатической нормой. Опять-таки, эта стандартная норма сама имеет тенденцию очень медленно и на протяжении долгих периодов совпадать с окончательным статическим стандартом для всего мира в целом.
Она, однако, никогда не достигнет этого окончательного стандарта. Здесь гидравлический пример в его нынешней форме отказывается служить. Волна прибоя возникает благодаря тому, что часть воды из одной части моря переходит в другую, и если бы можно было устранить влияние притяжения, уровень всего моря снова стал бы однообразным.

Большая производительность труда в цивилизованной части мира, с другой стороны, не объясняется каким-либо уменьшением производительности труда где-либо в другом месте: это результат новых приращений продукта, созданных из небытия самой цивилизацией. Как мы говорили в одной из предыдущих глав, волна, изображающая повышенную производительность более прогрессивной области, должна быть создана посредством нагромождения нового количества воды где-либо на поверхности океана и путем прекращения оттока этой воды в другие части океана.
Вообразите плотины, простирающиеся от Лабрадора до Гренландии, от Гренландии до Норвегии и от Африки до ближайшей точки Южной Америки. Они охватывали бы обширный район Северного Атлантического океана; и если бы в этом резервуаре удалось собрать воду, то поверхность ее можно было бы удержать на более высоком уровне по сравнению с окружающими морями. Этот пример обнаруживает подлинное соотношение между заработной платой цивилизованных государств и заработной платой нецивилизованных, ибо более высокий уровень может носить постоянный характер.

Даже в том случае, если бы эта плотина была не совершенна, так что вода медленно переливалась бы во внешний океан и стремилась повысить его уровень вплоть до его совпадения со снижающимся уровнем воды внутри барьера, приток новой воды в барьер мог бы происходить настолько быстро, что вполне возможно сохранение или даже повышение уровня внутри барьера. Так, динамические влияния, вызывая появление нового продукта в передовых странах мира, могут сохранить или даже увеличить превосходство в производительности, которой здесь пользуется труд по сравнению с трудом других стран.
Динамические прибыли, бесконечно повторяясь, поддерживают квазистатический уровень заработной платы в привилегированных частях мира. По практическим мотивам теория должна заняться, в первую очередь, этом более высоким стандартом и образующими его многочисленными местными стандартами. Работники Америки должны знать, что определяет норму оплаты работники в Америке, так же, как работники Массачусетса должны знать, что определяет местные нормы заработной платы. Этим господствующим фактором в каждом пункте является величина продукта, которая здесь может быть приписана труду как таковому.

Это та норма, которая была бы здесь реализована, если бы в этом месте можно было прекратить динамическое влияние и предоставить полную самостоятельность статическим силам. Специфический продукт труда в этом месте отделяется от продукта капитала способом, который нами подробно изложен в предыдущих главах этой книги.
Отношение между миром в целом и его различными частями не представляет реальных трудностей для теории распределения. Существуют ближайшие стандарты заработной платы и самые отдаленные; и местная оплата труда может быстро приблизиться к ближайшему стандарту и всегда оставаться вблизи него, тогда как сам этот стандарт имеет тенденцию медленно приближаться к отдаленнейшему стандарту. Если это верно в отношении заработной платы, то это столь же верно и в отношении процента и прочих элементов. Однако эта теория встречается с одним более серьезным затруднением.Для многих всякая теория, базирующаяся на конкуренции, может показаться носящей несколько романтический характер.

Разве конкуренция не превратится вскоре в атрибут прошлого? Повсюду образуются тресты и прочие объединения, которые угрожают задушить конкуренцию и ввести режим монополии почти во всем экономическом мире. В таком случае, быть может, мы разработали теорию распределения, основанного на конкуренции, только для того, чтобы констатировать, что явление, на котором базируется все наше построение, прекратила свое существование.

Если даже в то время, когда конкуренция была в цвету, теории натуральных ценностей, натуральной заработной платы и натурального процента носили как будто характер нереальности, что же сказать о них теперь, когда конкуренция, по-видимому, исчезает безвозвратно?
Экономической динамике остается показать, что конкуренция представляет неистребимую силу. Современные объединения меняют форму ее действия, но не разрушают ее; и поэтому они ни в коем случае не лишают силы теорию, предполагающую ее существование. Мы ни в одном пункте не преуменьшали препятствий, с которыми встречаются статические силы.

Повсюду в действительности встречаются отклонения от результатов, требуемых статической теорией как таковой. Динамическая теория, если бы она была вполне закончена, дала бы результаты, отклонения от которых в действительной жизни не наблюдалось бы, ибо одной из задач этого раздела науки является объяснение каждого элемента трений, равно как и всяких изменений и сдвигов, обнаруживаемых в действительной жизни. Среди задач меньшего масштаба, которые эта теория ставит перед собой, отметим задачу сведения к ясным формулам принципов, управляющих трестами, профессиональными союзами и прочими объединениями.

Она должна рассматривать таможенные тарифы, которые изменяют ценности; законы об эмиграции, влияющие на заработную плату, и законы денежного обращения, которые влияют на перемещение капитала и на уровень процента. Она предпримет и более обширную работу, пытаясь найти закономерности в росте населения и капитала, и еще более трудную задачу, пытаясь определить условия, управляющие быстротой изменения методов производства.
Движение является общим объектом изучения динамической экономики. Направление и быстрота изменений, происходящих в экономическом мире, - вот моменты, которые она всегда пытается объяснить. При изучении заработной платы она будет рассматривать фактический подъем заработной платы; при изучении процента - падение ставки и валовой суммы; при изучении прибыли - попеременное появление и исчезновение этого элемента дохода. Дальнейшими предметами изучения служат для нее условия местного и мирового процветания; и среди причин, обусловливающих процветание, находятся национальная и международная политика.

Среди мировых дел, хоть сколько-нибудь имеющих значение для человечества, в сущности, мало найдется таких, которые бы не входили в круг объектов этого раздела теории политической экономии.
Но задача развернуть эту отрасль знания столь обширна, что выполнение ее заняло бы поколения трудящихся. Как и всякая другая область науки, область экономической динамики безгранична; и хотя первые результаты ее могут оказаться скромными, ценность каждого из них достаточно велика, чтобы вознаградить упорнейший труд; девственные области, которые будут открываться перед глазами исследователя на каждом шагу, привлекут его к работе, которая но трудностям и плодотворности превзойдет все, что до сих пор было предпринято. Однако, какие бы движения ни открыл и ни объяснил нам динамический раздел экономической науки, статические законы никогда не утратят своего господствующего значения.

Всякое действительное знание законов движения зависит от соответствующего знания законов покоя.




Содержание  Назад