Специализация и обмен создали эту разницу.


Глава II. Место распределения в традиционном делении экономической науки
Мы поставили своей целью разрешить трудную проблему распределения - установить, является ли разделение общественного дохода на заработную плату, процент и прибыль принципиально справедливым. Мы видели, что это вынуждает нас углубиться в сферу производства для того, чтобы выяснить, являются ли эти доходы заработанными. Создается ли каждый из них тем агентом, который его получает? Если это так, то вся наука о распределении есть не более, как наука о процессе специфического производства.

Во всяком случае, отношение процесса создания богатства к процессу распределения, богатства нуждается в самом тщательном исследовании.
Термины "производство", "распределение", "обмен" и "потребление" употреблялись для обозначения четырех подразделений экономической науки. Но это не отличные подразделения, ибо одно из них включает два других. Производство богатства, осуществляемое организованным обществом, есть процесс, охватывающий собою и обмен, и распределение. Это обстоятельство делает необходимым для целей изучения полный пересмотр экономической теории и требует ее деления в соответствии с новым принципом.

Старые вехи науки не исчезнут окончательно, так как по-прежнему нужно будет говорить о производстве, распределении и т. д., как о действительных процессах, которые могут быть определены и поняты. Как подразделения науки, однако, они исчезнут, ибо различию, которое проводят между ними, не соответствует ничего в действительной жизни. Они являются вынужденными делениями, сделанными в целях распределения на более малые участки поля, которое слишком велико для того, чтобы рассматриваться как целое.

Как только мы их отбрасываем, экономическое поле приобретает совершенно новый вид, и мы скоро убедимся в том, что этот вид истинен и естественен. Это поле, однако, будет все же иметь деление; как раз наука, показывающая, сколь неразрывно связаны обмен, распределение и производство, вызывает к жизни деление экономической науки, естественное и ясное. Мы получим эти истинные подразделения, исследуя, почему мы не имеем возможности употреблять старые.
Производство есть создание благ; и во всяком обществе, за исключением первобытного, оно выполняется через посредство разделения труда. Современный производитель является специалистом, продающим предмет или часть предмета и покупающим то, в чем он нуждается, на вырученное от продажи. Только общество в своей целостности есть всесторонний создатель благ. Это равносильно утверждению, что общественное производство в настоящее время выполняется посредством обмена. Переход благ от одного человека к другому позволяет всему обществу изготовлять все блага; и два выражения: "разделение труда", с одной стороны, и "обмен", - с другой, лишь различными способами обозначают организованный процесс создания богатства в его противопоставлении методу изолированного и независимого производства.

Там, где вещь остается в руках одного и того же человека вплоть до ее отделки и потребления, там производство еще не обобществлено [В экономическом смысле продукт не закончен до тех пор, пока розничный торговец не нашел покупателя, потребность которого удовлетворяется данным продуктом. Продажа законченного продукта есть, таким образом, завершающий акт общественного производства.] . Общество как целое есть единый производитель богатства. Обмен является, таким образом, обобществляющим элементом производства. Он - характерная часть сложного процесса.
Отношение человека к природе в процессе производства остается неизменным, как бы высоко ни было общество организовано. Земля по-прежнему доставляет вещество, и человек изменяет его. С этой точки зрения создание стального орудия на современном заводе родственно шлифовке каменного топора доисторическим человеком. Что ново в общественном производстве, - это отношение человека к человеку.

Взаимозависимость вытеснила независимость: огромная организация стала на место массы несвязанных производителей. Специализация и обмен создали эту разницу.
Производство, осуществляемое обществом как целым, кроме того, включает определение ценностей. Если мы расстаемся с частью нашего продукта, что-то должно Определять и что-то должно решать, как много мы можем получить взамен. Отношение обмена, устанавливающееся на рынке, исследовалось в том отделе экономической науки, который обычно именуется обменом.

Является ли, однако, это подходящим для него местом?
Имеется вид распределения, который не определяет уровней заработной платы и процента, но определяет, сколько одна отрасль производства как целое, включая ее работников и предпринимателей, получит сравнительно с другими отраслями. Оно определяет, будет ли одна отрасль хозяйства более преуспевать, чем другая. Это является посредствующей частью общего процесса распределения и выполняется посредством цен. Когда пшеница, например, стоит дорого, сельское хозяйство хорошо оплачивается по сравнению с другими отраслями; и когда пшеница дешева, эта отрасль производства оплачивается плохо. Если то, что мы имеем в виду, есть так называемая рыночная цена предмета - непосредственная цена данного запаса товара, то этот вид ценности управляет тем, что мы можем назвать групповым распределением.

Если сталь, например, продается по высокой цене, большой доход поступает в распоряжение группы, ее производящей. Этот доход как-то распределяется внутри группы; но сколько получают работники и сколько предприниматели, - это вопрос, которого мы сейчас не поднимаем. Это определяется конечным распределением, имеющим место внутри групп. Групповое распределение есть предварительное деление общественного дохода и имеет дело с отраслями производства в их целостности. Условия этого предварительного деления социального дохода зависят от цен различных видов благ.

Фермеры хотят, чтобы дорогой была пшеница, подобно тому, как горнопромышленники хотят, чтобы дорогим было золото и т. д. Итак, цены определяют доход этих групп.
Совокупный доход всего общества, подлежащий распределению, состоит в действительности из конкретных предметов, предназначенных для какого-нибудь употребления. Большинство из них является потребительскими благами и образует запасы в магазинах розничных торговцев, ожидая покупателей. Известным путем этот разнородный запас потребительских благ подразделяется на доли, частица которых поступает к каждому человеку, будь то работник или владелец капитала. Не существует способа, посредством которого может быть начато и закончено определение условий этого деления после того, как блага изготовлены и предложены для продажи. Если бы перед тем, как запас благ был готов для получения потребителями, ничто не было сделано для определения, сколько каждый работник и каждый владелец капитала могут получить, распределение шло бы в соответствии с некоторыми произвольными правилами и осуществлялось бы чиновниками государства.

Условия происходящего в действительности распределения определены, однако, в ходе производства благ: блага, по существу, делятся в процессе их созидания.
Создание такого общего запаса товаров для потребления есть огромный синтез, происходящий систематически. Одна группа производителей изготовляет предмет А, другая группа делает предмет В, третья С и т. д., и т. д. Как только А продано, полученная сумма распределяется среди всей группы, его изготовившей; и как только продано В, полученная от продажи сумма распределяется таким же путем среди тех, кто содействовал изготовлению этого предмета. Цены готовых изделий, таким образом, определяют доход групп в их целостности. Эти группы такими же точно путями делятся на подгруппы.

Так, для изготовления верхнего платья необходимы фермеры, торговцы шерстью, текстильщики, красильщики, торговцы сукном и портные. Каждый из этих классов образует подгруппу и каждый получает свою долю в доходе общей группы - долю, в каждом случае зависящую от цен. Если шерсть дорога, преуспевают фермеры, а если велика разница между ценой шерсти и ценой сукна - преуспевают текстильщики.

Рыночная ценность определяет доходы подгрупп так же, как и доходы групп.
Ни один из этих регулирующих цены процессов не определяет, однако, непосредственно заработной платы и процента. Это - последняя и критическая часть распределения, и оно происходит внутри подгруппы, образуя третье и последнее деление, которое должно быть проделано. Части дохода, падающие на фермеров, текстильщиков и т. д., должны быть в дальнейшем подразделены, так как должна быть выплачена определенная доля каждому работнику и каждому владельцу капитала.

Это последнее деление, однако, не осуществляется так, как общее деление -простой продажей готовых благ. Требуется более тонкое и более трудное приспособление. Мы должны теперь отчетливо представить тот систематический путь, посредством которого осуществляется деление общего запаса полезных благ, способ, которым он проходит стадии производства, и ту роль, которую играет в нем определение меновой ценности.

Это распределение проходит три отличные ступени. Должно, быть проделано деление, подразделение и окончательное подразделение общественного дохода.
Первое деление устанавливает доход промышленной группы, второе определяет доход подгруппы, а окончательное деление устанавливает заработную плату и процент внутри каждой из бесчисленных групп системы.
Доли групп и подгрупп зависят исключительно от цены благ, и поэтому определение рыночной ценности выражается в установлении условий группового распределения.


Так, пусть А'" представляет некоторый законченный продукт, скажем, хлеб; и пусть А представляет сырой материал - растущую пшеницу, из которой он сделан.



Содержание  Назад  Вперед