Недавно появившаяся теория


Если эти статические условия сохраняются, то процент установится раз и навсегда на исходном уровне. Эти неизменные условия не могут, однако, существовать, если только стимул к сбережению какой-либо части дохода не равен стимулу к расходованию его. В статическом состоянии не имеет места воздержание или создание нового капитала; ибо с наличным капиталом люди теряли бы больше, отсрочивая удовольствие и увеличивая свой фонд, чем они выиграли бы, поступая так. Весь вопрос о создании капитала, как только что было сказано, относится к отделу экономической науки, посвященному динамике. Процесс предполагает постоянное сравнение между удовольствиями настоящего и бесконечными рядами меньших удовольствий, получаемых главным образом наследниками человека, осуществляющего воздержание.

Недавно появившаяся теория [См. проф. Бем-Баверк. Позитивная теория каптала.] связывает уровень процента с длиной так называемого периода производства, или тем интервалом, который, как мы отмечали, включается между трудом и конкретным результатом этого особого труда в тех случаях, когда человек изготавливает какое-либо орудие производства.

Когда человек начинает оттачивать камень для изготовления грубого топора, говорят, что один из таких периодов начался; и когда орудие совершенно разбивается на куски, не оставляя никаких других результатов, кроме дров для удобства своего владельца, - этот период считается оконченным. Чем продолжительней становится средний период, тем меньшим становится процент. В действительности нужно, однако, принять во внимание наличие преемника этого первого топора. Он - фактический продукт первого топора и он продолжает воплощать ту же частицу перманентного капитала, которую заключал в себе первый.

Период производства этого капитала не ограничен жизнью какого-либо конкретного орудия производства. Если первый топор был изготовлен трудом без помощи раннее созданного капитала, то жизнь единицы производительного богатства началась, но конца она не имеет. Ее существование ограничено только с одной стороны. Когда мы создаем частицу нового капитала, мы открываем другой бесконечный период: мы не удлиняем ни одного из периодов, который начался ранее.

Мы можем идти таким путем, добавляя к нашему оборудованию орудие за орудием до тех пор, пока мы не создадим сложный механизм, посредством которого общество сейчас производит, мы можем продолжать процесс и совершенствовать механизм беспредельно. Но мы не должны будем прибавить ни одного дня к тому периоду, который внедрился между воздержанием, создавшим первое орудие, и наслаждением, которое отметит действительный конец его производственной жизни, или, скорее конец производительного действия подлинного капитала, представленного первым грубым орудием. В действительности такого конца не существует: достаточно того, чтобы самая незначительная часть перманентного капитала отправилась по своему экономическому пути, и продолжительность жизни капитала в статическом обществе является бесконечной.
Единственная вещь, которую мы можем сделать, это вызвать к жизни новые части капитала, и пустить их в такие же бесконечные периоды. После топора мы можем изготовить лопату; она, в свою очередь, снабдит нас другой лопатой к тому времени, когда ее работа будет выполнена. Мы обнаружим таким образом, что мы дали начало второму бесконечному ряду капитальных благ, а это значит, что мы удвоили сумму наших вложений в капитал в его перманентном существовании.

Короче говоря, имеется возможность добавлять к тем единицам капитала, которые должны существовать. Но мы ничего не можем прибавить к перманентному существованию капитала.
Если мы отвлечемся оттого, что орудие производства фактически создает своего преемника, и скажем, что период производства, связанный с этим орудием, начинается с его изготовления и кончается тогда, когда владелец его выбрасывает, то мы будем иметь дело с периодами конечной длины. Но теперь мы встречаемся с той трудностью, что удлинение таких периодов не увеличивает неизбежно сумму существующего капитала. Если же оно этого не делает, то увеличение средней длины этих периодов не имеет того эффекта, который блестящий австрийский экономист приписывает этому удлинению, потому что оно не уменьшает уровня процента. Действительно, последний может быть очень высоким, когда периоды длинны, и низким, когда они коротки. Процент, однако, падает, когда количество перманентного капитала возрастает.

Многие орудия, существующие короткое время, могут воплощать столько же капитала, как и немногие, которые живут продолжительное время. Если бы мы должны были заменить дюжину паромов единственным мостом солидной каменной кладки, мы могли бы иметь ту же самую сумму, которую бы мы имели вначале; и если бы все выравнивания были совершенно естественны, мы бы получили тот же самый размер процента. Тем не менее, периоды производства, определенные продолжительностью жизни не самого капитала, а отдельных капитальных благ, - стали бы заметно короче.
По мнению проф. Бем-Баверка, короткие периоды высоко производительны, более длинные периоды менее производительны, а каждое добавление к средней длине периодов прибавляет к продукту производства меньше, чем приносили предшествующие добавления. По нашему мнению, каждое добавление к количеству существующего перманентного капитала добавляет меньше к продукту производства, чем предшествующее добавление.

Средняя длина таких периодов, которые мы сейчас рассматриваем, может быть увеличена или сокращена, не оказывая влияния ни на количество существующего капитала, им на уровень его производительности; ибо период, связанный с продолжительностью самого капитала, не может быть удлинен. Здесь возникает дилемма. Если мы измеряем производственные периоды длительностью подлинного капитала, то они бесконечны. Если мы измеряем их временем жизни отдельных капитальных благ, то они могут быть удлинены или сокращены, не оказывая влияния на уровень процента. Более глубокий факт в этом случае заключается в том, что периоды, измеряемые длительностью капитальных благ, не имеют влияния, как это иногда думают, на величину того ожидания удовольствия от потребления, которое, как предполагают, осуществляет собственник капитала.

Если ряд капитальных благ был однажды создан и пущен в работу, дальнейшее оживание излишне. В своей постоянной статической функции капитал никого не заставляет ожидать, хотя в своем возникновении он вынуждает своего творца и владельца начать период бесконечного ожидания. Воздержание, короче говоря, означает вечный отказ от чего-нибудь, а не простое откладывание его.
Создание новой координированной серии капитальных благ требует времени. Первоначальная посадка леса, в нашем примере, требовала ожидания в течение пятидесяти лет перед тем, как рубка первого ряда деревьев могла иметь место. Однако это не тот вид ожидания, который, как полагают, заключен в употреблении капитала.

Если бы никакой новый каптал никогда не создавался, обширный фонд, существующий в настоящее время, выполнял бы свою работу вечно. Процент продолжал бы создаваться, и, если бы капитал был отдан взаймы, одно лицо продолжало бы платить процент другому. В этом случае здесь, конечно, не было бы ожидания, сходного с ожиданием первоначального насадителя деревьев; а мы видели, что это является единственным ожиданием, заключенным в этом процессе.
Более того, это ожидание, которое имеет место в создании нового координированного ряда капитальных благ, таких как деревья или сырье А или В, или С в нашей более общей иллюстрации, - это ожидание не есть ожидание дохода. Собственник каптала даже здесь получает свой доход ежегодно, но только он принужден получать его в форме возросшего капитала. Лес, когда он достиг степени зрелости, на которой начинается рубка, стоит в пятьдесят раз больше той суммы, которая затрачивалась на него ежегодно. Плохо вложение, если оно недостаточно ценно для того, чтобы оплатить процент на весь капитал, который был затрачен на него во время его подготовки. Владельцу пришлось отказаться от получения дивиденда в форме дров и получить то, что в практике акционерных обществ исчисляется как добавление к избытку реального капитала.

Владелец капитала, который решает сохранить такие средства производства, как растущий лес, канал, туннель или вообще чего-нибудь, что требует времени для изготовления, должен отказаться от дохода в форме потребительских благ на то время, пока орудие изготовляется. Он, однако, даже в течение этого времени не ожидает своего подлинного дохода. А после этого он не ожидает ни потребительских благ, ни чего бы то ни было другого. Орудие само по себе будет фактически создавать новое орудие для своей замены, когда оно износится: ряд капитальных благ будет самоувековечивающимся. В течение этого времени он будет создавать своему владельцу чистый доход в потребительских благах, и такое создание дохода в этой форме будет ноги изо дня в день, по мере того, как капитал совершает свою работу.

Сегодняшняя работа принесет сегодняшний доход, завтрашняя сделает то же самое.
Стоит отметить, что, поскольку дело касается периодов, ограниченных началом и концом, имеет место некоторое медленное возрастание средней их продолжительности по мере того, как капитал увеличивается, потому что это увеличение делает желательным замещение длительно существующих вещей другими, с более коротким периодом существования.Некоторый предельный капитал может заместить стальной мост деревянным, но продолжительность существования ряда стальных мостов, воплощающих подлинный капитал, не отличается от продолжительности существования деревянных, и длительное существование любого моста в ряде, при предположении, что он заменяет себя специальным доходом,- безразлично для владельца капитала. Более того, удлинение среднего периода непропорционально увеличению капитала. От количества этого капитала зависит продолжительность последней его части.





Содержание  Назад  Вперед