Так называемый "подвижной шестипенсовик" прибылен.


Существенным в отношении такого предмета является то, что он никогда не созреет. Он никогда не уподобится спелому плоду, который годится только на то, чтобы услаждать вкус потребителя и восполнять износившиеся ткани его тела. Блага активного вида в процессе выполнения своих функций никогда не становятся более зрелыми. С начала своей карьеры они начисто лишены возможности быть непосредственно потребленными и никогда к этой возможности ни в какой степени не приближаются.

Они всегда - активные помощники человека в том тяжелом процессе, который он предпринимает, когда придает полезную форму пассивным материалам природы. Фабрика никогда не будет съедена, но она всегда будет помогать человеку получить что-нибудь поесть. Термины "основной" и "оборотный" не должны быть, однако, отброшены, так как имеется правильный способ их использования. Мы говорили, что они должным образом применяются к двум частям фонда перманентного капитала.

И в действительности есть три части этого общего фонда, каждая из которых в отношении обращения отлична от других. Имеется одна часть фонда капитала, предназначенная навсегда для обращения с наибольшей скоростью, какую только смогут придать обращению ее владельцы, есть другая часть, которая обращается так медленно, как только смогут это сделать ее владельцы; и есть еще третья часть, которая не обращается вовсе. Эти две последние части мы можем объединить под термином "основной капитал", а первую часть назвать "оборотным капиталом".
Если бы деловой человек сказал: "Я имею оборотный капитал в пятьдесят тысяч долларов", он подразумевал бы, что эти пятьдесят тысяч долларов имеют форму товаров, которые он заинтересован продать так быстро, как только можно, - готовые изделия на его складе или неготовые на его фабрике. Он должен наложить на них свой особый отпечаток, наделяя их, таким образом, известной полезностью, и затем поспешить освободиться от них. Когда он освободится от них, - капитал, который они представляли, примет облик новых товаров, сходных с ними. Чем чаще этот капитал меняет свои формы, тем лучше для его владельца. Так называемый "подвижной шестипенсовик" прибылен.

Если же человек имеет основной капитал в пятьдесят тысяч долларов, то эта сумма находится в таких формах, в которых она будет находиться так долго, как только человек сумеет ее здесь сохранить. Чем скорее обувь на фабрике закончена и продана, тем лучше. Но машины, которые производят обувь, ничего не выигрывают от необходимости быстрой замены. "Шестипенсовик", заключенный в них, ничего не выигрывает от подвижности.

Здесь предпочтительнее "медленные шиллинги".
Из основного капитала в пятьдесят тысяч долларов некоторая часть может быть вложена в землю, которая никогда не износится, часть - находиться в строениях, которые будут изнашиваться медленно, и часть в орудиях и машинах, которые износятся более быстро. Но существенной чертой всех их является то, что для производства нет ничего хорошего в том, чтобы они износились. Сумма в пятьдесят тысяч долларов может быть вынуждена изменить много форм вложений; но эта перемена не желательна для владельца, и он будет откладывать ее как можно дольше. Он должен, однако, придти к ней, в конце концов.

Весь капитал, за исключением части, вложенной в землю, не может жить не переселяясь. Он должен, при известных обстоятельствах, сбрасывать одну форму воплощения и принимать другую. Даже в массивном строении капитал не остается навсегда, так как даже оно будет постепенно уничтожаться. Оно может постепенно возмещаться, если здание поддерживается в хорошем состоянии, но даже это предполагает изменение его вещества - и, в конце концов, оно будет разрушено и полностью замещено.

Капитал, следовательно, проделывает некоторое обращение, даже если он воплощен в прочных и активных орудиях производства. Таким образом выходят, что абсолютная продолжительность времени, в течение которого фонд пребывает в одной группе тел, не может служить отличием основного капитала от оборотного; этим отличием является то, что в одном случае процесс обращения производителен, и человек старается ускорить движение, как только может, тогда как в другом случае, он не производителен, а расточителен. Тот факт, что фабрика изнашивается и должна быть реконструирована, или полностью замещена, сам по себе не содействует производству. В практике владельца фабрики это не является приятным фактом, и он допускает до этого тогда, когда это неизбежно [Чистый фонд капитала может пребывать в некоторых видах пассивных капитальных благ даже более продолжительное время, чем в некоторых активных средствах производства. Наждак, например, - активный деятель для полировки металлов.

Выполняя свою работу, он сообщает полезности, а не получает их; но он не сохраняется долго, и металл, который он полирует, может существовать гораздо более продолжительное время в качестве пассивного средства производства. Уголь также активное средство производства - он находится на фабрике не для получения какой-либо дополнительной полезности, но для того, чтобы помочь рабочим сообщать полезность. Он превращается в энергию и сохраняет мускулы, но погибает он быстро.

Существенным фактом является то, что владелец заинтересован в максимально продолжительном сохранении наждачных колес и в том, чтобы уголь поддерживал огонь возможно дольше.
Капитал может оставаться на мгновение в паре и на час в топливе, которое его создает. Но он остается в течение недель и в полуфабрикатах. Годами он остается в машинах, десятилетиями в зданиях, в которых они стоят, и навсегда в земле, на которой стоят строения.

Основной капитал всегда будет сохранять свои формы так долго, как только может, тогда как оборотный капитал будет менять свои формы так быстро, как только смажет.].
Мы теперь подготовлены к исследованию Отношения каждого вида капитала, равно как и каждого вида капитальных благ к заработной плате. Обособление этих двух проблем гарантирует нас от столкновения с трудностями, которые часто расстраивали исследования и делали правдоподобными абсурдные положения. В частности, мы избегаем всей трудности, связанной как с самой теорией фонда заработной платы, так и с любыми побочными заблуждениями с ней связанными.
Существует ли такой капитал, который является непосредственно фондом для оплаты труда? Является ли правильным, как говорил Адам Смит и как сотни других повторяли, что естественный путь создать капитал - это собирать такое количество пищи, которое достаточно для существования в течение длинного периода, и затем, в течение этого периода, изготовить что-нибудь полезное, вроде лодки, хижины или орудия? Является ли накопленная пища первоначальным капиталом? С нашей точки зрения, капитал, если он заключен в том, что вообще может быть названо пищей, существует лишь в форме такого пищевого вещества, которое в действительности является промышленным сырьем. -
Пшеница есть капитальное благо пассивного вида, так как она наделяется полезностью; так же обстоит дело с мукой при размоле, с хлебом при замешивают, с мясом при жарений и т. д. Если все это не есть сырье, но пища в полном смысле этого слова - нечто, само не получающее полезности и не сообщающее их другим товарам, которому ничего другого не остается, как быть съеденным, - тогда это вообще не капитал. Традиционный путь исследования предмета выдвинул перед рассудком, как первую и наиболее типическую форму капитала, нечто, чему оставалось только исчерпать себя в удовлетворении нужд потребителя. Подобная вещь вообще может рассматриваться как капитальное благо только при курьезном и превратном понимании рабочего как машины, и пищи - как топлива, поддерживающего эту машину в действии.

Мясо является углем для такой творящей богатство машины.
Здесь возникает одна очевидная трудность с телеологической стороны. Какова цель всего экономического процесса? Мы сказали, что это - использование. Это- удовлетворение, которое появляется в нервных ощущениях и в высших сферах чувствительности потребителя.

Если потребитель после этого работает, то нельзя считать, что этот труд вызван пищей, которую он съел. Он вызван той пищей, которую он позднее получит и съест, и многим другим, помимо просто пищи; удовлетворение, - от чего он получит другим путем. Пища, которая последует за трудом, есть один из стимулов к труду, и в этом смысле является его причиной. Пища, которая предшествует труду, во всяком нормальном научном построении, является причиной только того действия, которое испытывает питающийся человек. Едой завершается один экономический цикл, так как действующие силы, находящиеся в этом цикле, произвели свое потребительное действие.

Когда с наступлением следующего дня труд возобновляется, это начало нового цикла; и этот цикл, как и первый, закончится тогда, когда человек потребит его результаты.
Это не есть, однако, наиболее убедительное основание того, что пища, как таковая, не должна рассматриваться как капитальные блага, или как форма вложения какой-либо части перманентного фонда капитала. Можно, правда, через все изучение экономической науки провести понимание явлений, расположенных в неестественном порядке; и можно даже, при всей невыгодности работы с теоретическими концепциями, окрашенными нелогичными построениями, кое-чего добиться в разрешении практических проблем.



Содержание  Назад  Вперед