Как этот продукт может быть измерен?


Глава XI. Производительность общественного труда зависит от количественного отношения его к капиталу
Повсюду в данной работе термином "капитал" будет обозначаться то, что понимает под этим словом деловой человек. Это - перманентный фонд производительного богатства, то, что обычно называют "деньгами", вложенными в производительные блага, наличный состав которых вечно меняется. Предметы, воплощающие фонд, являются, подобно частицам воды в реке, исчезающими вещами; тогда как сам фонд, подобно реке, есть пребывающая вещь.
Бросается в глаза тот факт. что труд есть тоже перманентная сила - фонд человеческой энергии, который никогда не перестает существовать и действовать. Люда так же бренны, как и капитальные блага, но труд так же перманентен, как и капитал. Проблема заработной платы должна иметь дело с той непрерывной способностью приносить заработок, которой обладает и будет обладать вечный агент - труд. Вопрос заключается в следующем: что будет труд создавать и получать в течение данного года, будущего года и всех последующих лет? Если уровень заработной платы в будущем должен возрастать, это означает, что с годами труд достигнет возрастающей производительности.

Внимание практических людей направлено на интересы, права и борьбу не отдельных работников, но труда в его перманентности.
Этот длящийся агент - не более абстрактная или нематериальная вещь, чем капитал. Мы не рассматриваем его как действие отдельно от действующего лица, так как он состоит из людей в действии. Более того, люди в своем качестве потребителей получают выгоду от своего труда, и они имеют право решать, какие формы примет их труд. Подобно тому, как владелец капитала решает, какие блага будет образовывать его производительное богатство, так и работник решает, в какой вид производительного действия он вложит свои телесные и духовные силы.

Это значит, что он решает, сделаться ли ему сельскохозяйственным рабочим, печатником, горнорабочим или ткачем. Человек-потребитель - владелец человека производителя. Он вложит свои силы в тот особый вид деятельности, который, на его взгляд, обещает и доставит наибольший продукт.
По мере смены поколений формы, принимаемые трудом, постоянно изменяются. Условия 1800 г. требовали одних видов труда, условия 1900 г. требуют других видов. Молодые работники непрерывно вступают на поприще производства; и если условия их времени родственны условиям времени их отцов, они могут обучаться профессии последних.

Но даже в этом случае они обычно практикуют эти профессии новыми способами; и там, где этого требуют условия, они овладевают совершенно новыми действиями. Труд - перманентный, личный агент-так же изменчив в своей форме, как и капитал - перманентный материальный агент. Подобно тому, как за изношенным средством производства может следовать средство производства другого вида, так может за ушедшим работником следовать другой, который станет выполнять иной вид труда. Люди приходят и уходят, но труд продолжается вечно.

Но поскольку меняются люди, меняются и виды труда.
Таким образом, в производстве сочетаются две перманентные сущности. Одна - это капитал, или богатство, которое непрерывно сохраняет свое существование путем сбрасывания и возобновления материальных тел - капитальных благ. Другая - это труд, который непрерывно существует таким же образом.

Сегодня он представлен одной группой людей, завтра - другой. Оба эти перманентные агенты производства имеют ограниченную возможность телесных превращений - они меняют свое воплощение ежегодно и ежедневно.
То, что здесь было названо экономической динамикой, -заставляет и труд, и капитал проходить через эту смену. С новыми потребностями, подлежащими удовлетворению, люда вынуждены изготовлять новые виды богатства; и они должны делать это, работая такими способами и средствами производства, которые не похожи на старые. Технические изобретения изменяют формы труда и капитала. Процесс централизации, заменяющий большее количество мелких предприятий одной большой фабрикой и затем собирающий много таких фабрик под одно руководство, делает то же самое. Труд как таковой никогда не прекращается, по некоторые формы его отпадают и заменяются другими.

Капитал никогда не перестает существовать, но некоторые его формы погибают и сменяются другими. Эти перманентные производственные агенты находятся в состоянии бесконечного самоизменения.
Что уже было показано и что очень важно для нас в данном случае, - это тот факт, что всякое увеличение или уменьшение количества труда, употребленного в связи с данной величиной капитала, заставляет этот капитал изменить свои формы. Там, где на каждого работника приходится капитал в пятьсот долларов, там этот фонд находится в одной группе форм, а там, где на каждого человека приходится капитал в тысячу долларов, - там он находится в другой группе форм. Рабочая сила меняет свои формы таким же путем.

Люди, работающие с меньшим капиталом, выполняют одну группу действий, а те, которые имеют в своих руках больший капитал, - выполняют другую группу. Когда капитал увеличивается и принимает форму дорогих и усовершенствованных машин, трудовые процессы везде осуществляются новыми и измененными путями. То, что относительная величина труда и капитала должна изменяться, означает, что должны измениться формы обоих; это значит, что каждый агент должен приспособиться к требованиям другого.

Там, где соединены два агента, взаимное приспособление является правилом.
Мы подготовлены теперь к тому, чтобы выявить производительную силу, присущую конечному увеличению каждого из этих перманентных агентов. Какова величина продукта, производимого единицей труда при наличии рабочей силы в тысячу человек, работающих десятилетие за десятилетием, не сокращаясь и не возрастая, при наличии капитала в миллион долларов, также не меняющего своей величины?
Ответ на этот вопрос, и этот ответ образует закон заработной платы, гласят "Эти доходы определяются конечной производительностью труда и капитала как перманентных агентов производства".
Формулу, которая может быть использована для объяснения земельной ренты, мы можем успешно применить новым путем. Мы можем получить простой пример, если отвлечемся на один момент от существования того вспомогательного капитала, который нужен труду для обработки почвы. Мы предположим, что каждый работник располагает несложным орудием, стоимость которого слишком мала, чтобы представлять собой сколько-либо заметную величину богатства.

В таком случае практически невооруженный этот труд применяется на участке земли и создает доход в форме урожая. Надо заметить, что это сведение вспомогательного капитала практически к нулю не влияет на исследуемый нами принцип, так как положение, которое мы должны доказать, могло бы быть превосходно обосновано, если бы мы применили и более сложный пример, допуская, что работники были снабжены сложным комплектом орудий, семян, скота и т. д. Продукт, который может быть вменен последней единице труда, прилагаемого к земле, доставляет, однако, наиболее подходящую, в силу своей наибольшей простоты, иллюстрацию принципа конечной производительности труда.
Мы ищем сейчас статического стандарта заработной платы. Поле и рабочая сила предполагаются неизменными, причем методы и окружающая обстановка также остаются постоянными. Какой перманентный доход должны мы при таких условиях вменить конечной единице труда?

Мы производим простейший опыт, какой только можно сделать, когда мы из общего количества рабочей силы отнимаем одного человека и так располагаем остающихся людей, что производство от этого устранения не испытывает сколько-нибудь заметного нарушения. Поле по-прежнему возделывается на всей своей площади, но оно возделывается менее полно и урожай снижается на известную величину. С другой стороны, мы можем добавить человека к имеющейся рабочей силе и так перестроить всех, чтобы в результате этого добавления не получилось никакой несогласованности.

Результатом этого явится более интенсивная обработка поля и - как следствие этого - определенное увеличение продукта.
Величина, на которую уменьшается урожай, когда от рабочей силы отнимается один работник, измеряет эффективную производительность каждого работника таких же личных способностей. Представляется безразличным, какой из подобных работников выбирается для опыта. Устранение любого из них уменьшает рабочую силу на одну единицу. А мы как раз хотим измерить сокращение урожая, вызываемое изъятием из наличной рабочей силы одной единицы.

Ни один человек не может получить больше того, что добавляется его присутствием к тому продукту, который могли бы создать без него земля и труд.
Возможно, что существуют различия в видах труда, выполняемых разными людьми; один человек может делать то, что всегда необходимо для обеспечения всякого урожая, тогда как другой выполняет работу несравненно меньшей важности. Без человека, который сеет, обойтись нельзя; но тот, кто осуществляет последние процессы обработки, может быть удален с меньшей потерей. Тем не менее, ни один работник не имеет большего значения, чем другой, коль скоро они взаимозаменяемы.



Содержание  Назад  Вперед