Мы увидим, как это происходит.


Соответствующие продукты труда и капитала, измеряемые в натуре, будут иметь нормальные размеры. В пределах группы каждый агент создает надлежащее количество благ. С другой стороны, там, где имеется слишком много одного агента и слишком мало другого, единица агента, имеющегося в избытке, создаст меньше благ, а единица агента, имеющегося в недостатке, создаст больше благ, чем в нормальном случае.

В этих условиях возможно, что цена на товары останется нормальной, ввиду того, что какова бы ни была их сравнительная производительность, оба эти агента вместе могут произвести нормальное количество благ. При распределение труда и капитала по различным назначениям мы редко можем обеспечить группе в целом как раз те размеры производительности, которые требуются статическим законом; и еще меньше можно надеяться на то, чтобы обеспечить труду и капиталу, поступающим в каждую подгруппу, надлежащие размеры специфической способности производить продукты данного вида. Почти каждая подгруппа будет, таким образом, производить либо слишком много, либо слишком мало своего продукта; и цена на ее продукт будет либо слишком низка, либо слишком высока. Почти в каждой группе будет либо слишком много рабочей силы по сравнению с размерами капитала, либо слишком мало.

Специфическая производительность одного из этих агентов будет больше, а другого - меньше, чем то требуется статическим законом. При таких обстоятельствах начнутся движения в нескольких направлениях совершенно так же, как в пруду, если бы воду налили в различных частях его так же произвольно. Тем не менее принцип, управляющий возникающими при этом потоками воды, отличается простотой, хотя сами потоки, возможно, окажутся слишком сложными, чтобы их можно было проследить; то же самое можно сказать о движениях труда и капитала.
Труд и капитал передвигаются под действием особых импульсов, поскольку каждый агент ищет осуществления своих собственных интересов, а не интересов другого агента. Мотивы их передвижений независимы друг от друга; но их движения зависят друг от друга ввиду того, что ни один из них не может передвинуться, не изменяя производительности другого. В результате всего этого каждый из них направляется туда, где он может дать максимальную производительность.

Всякий раз, когда тот или иной фактор помещен в такое положение, что всякое передвижение уменьшило бы его производительность, он испытывает побуждение остаться на своем месте. Подобный фактор, однако, может в данную минуту обладать ненормально большой производительностью, и в таком случае он вынужден будет утратить этот излишек производительности ввиду передвижения других факторов. Мы увидим, как это происходит.
Ограничим, прежде всего, наше внимание передвижениями, происходящими между общими группами, доходы которых имеют своим несомненным источником продажу законченных продуктов. Если, скажем, цена А'" стоит на высоком уровне, то положение всей производящей ее группы улучшается, а при падении цены положение всей группы в целом ухудшается. Эти сдвиги отражаются на продукции и доходе группы в целом. Но бывают изменения иного рода, которые отражаются на продукции и оплате труда в пределах данной группы, а таким, как мы видели, является уменьшение количества труда или рост количества капитала, употребляемого в связи с последним.

В общем, доходы одного агента производства зависят, во-первых, от отношения группы, в которой он работает, к другим группам, и, во-вторых, от отношения этого агента к другим агентам в рамках его собственной группы. Агент, обладающий наибольшей производительностью вообще, находится в группе, общая продукция которой неестественно мала; и далее - этот агент находится в этой группе в ненормально ничтожном количестве. Труд обладал бы максимальной производительностью, если бы он применялся для производства предмета, спрос на который превышал бы предложение, так что ценность предмета была бы высока, и если бы он имел место на фабриках, обладающих чрезмерным изобилием капитала, так что часть продукта, вменяемая единице труда, была бы велика. Отдельный работник мог бы сделать в течение года много пар обуви, благодаря избытку орудий, находящихся в его распоряжении; тем не менее цена на обувь могла бы быть высокой ввиду недостатка общего предложения.

Здесь, таким образом, налицо условия неестественно высокой производительности для этого вида труда.
Разумеется, труд ринется в этот пункт из групп, где налицо противоположные условия. Этот приток труда будет иметь два результата: прежде всего, он снизит специфическую производительность труда, ибо, как только число работников на фабриках увеличится, предполагая, что капитал формы свои приспособит к потребностям увеличенного числа работников, отдельный работник сможет давать продукции меньше, чем в то время, когда работников было меньше. Более того, приток труда означал бы рост общей массы этих продуктов для продажи, в связи с чем цена их упадет. Количество продуктов, приходящееся на единицу труда, уже снизилось, а теперь снизится на них цена.

Специфический продукт труда в ценностном выражении, таким образом, уменьшится в двух направлениях. Каждый человек будет производить меньше товаров по сравнению с прежним, а каждая единица товаров будет продаваться дешевле.
Каково же влияние подобного прилива труда на производительность капитала в этой группе? С одной стороны, он уменьшает ее, тогда как, с другой, он ее увеличивает; в конечном счете она может остаться без значительных изменений. Чем больше труда в группе, тем больше специфическая производительность капитала. В этом отношении капитал при приливе труда неизменно выигрывает.

С другой стороны, этот прилив означает расширение общей продукции этой отрасли производства и снижение цены на ее продукт. В этом отношении капитал теряет. В то время как количество продуктов, происхождение которых связано с единицей капитала, увеличивается, продукты эти продаются дешевле прежнего: капитал теряет на падении цены своего продукта, хотя он выигрывает в количестве своего специфического продукта, измеряемого в натуре.
Возможно, что после прилива труда капитал данной подгруппы слегка увеличивает или слегка уменьшает свою производительность по сравнению с другими отраслями. Отклонение от нормальной производительности будет, однако, по всей вероятности, гораздо меньше, чем это имело место в отношении труда. Согласно первоначальной гипотезе, предполагалось, что капитал в этой группе имеется в изобилии, а цена продукта высока в связи с общими незначительными размерами производства. При этих первоначальных условиях единица капитала производила бы мало продуктов, но ввиду высокой цены товара возможно, что способность единицы капитала производить ценность не слишком бы отклонялась от нормальной. При приливе нового труда в группу способность капитала создавать ценность может не подвергнуться крупным изменениям, так как благодаря одному влиянию она уменьшится и благодаря другому - увеличится.

Увеличение производительности может, поэтому, дать возможность единице капитала в конечном счете создавать столько же ценности, как и первоначально.
Способность труда создавать ценность была бы, таким образом, уменьшена благодаря влиянию двух факторов, действующих совместно ввиду того, что единица труда создавала бы меньше продуктов, в то время как цена на них уменьшилась бы. Специфическая способность капитала создавать ценность, напротив, была бы уменьшена одним путем и повышена - другим. Если бы способность капитала производить ценность после перемещения труда оказалась либо большей, либо меньшей, чем где-либо в другом месте, а мы уже сказали, что и то и другое возможно, то началось бы небольшое движение капитала в эту группу или из нее. Это движение быстро привело бы производительность, капитала к нормальному уровню.

Если бы произошел прилив капитала в эту подгруппу, то это движение уменьшило бы производительность капитала описанными выше двумя путями - путем уменьшения его способности производить блага и путем снижения цены на продукты. Это изменение, однако, оказало бы чрезвычайно ничтожное влияние на труд, ибо, слегка увеличив общую продукцию и снизив цены, оно увеличило бы количество продуктов, происхождение которых может быть приписано именно труду.
Ясно, что движения этого рода обладают способностью исправлять диспропорции в количествах труда и капитала, находящихся в группах. Мы избрали для исследования такую отрасль, в которой производительная сила труда находилась в высшей точке, где труд производил много товаров, и на товары стояла высокая цена. Подобная группа обладает для труда максимальной притягательной силой. Группой, от которой труд будет с наибольшей интенсивностью отталкиваться, была бы такая группа, в которой эти условия носят совершенно обратный характер, а именно: в ней сравнительно с капиталом много труда, производится большое количество товаров, а цена на них низка.

Здесь один человек производил бы мало товаров, а последние были бы дешевы; таким образом, люди испытывали бы сильнейший стимул к уходу из этой группы.
Описывая способ, с помощью которого потревоженный пруд снова принимает ровную поверхность, мы не исказим истины, предположив, что части воды, составляющие самую высокую волну, падая, заполняют самую большую глубину.



Содержание  Назад  Вперед