Распределение общего объема денежных доходов населения


В статистике применяется еще один показатель дифференциации доходов среди населения: выделяется пять 20%-ных групп с разными размерами доходов. Динамика этого показателя в последние годы в России отображена в данных таблицы 17.1.
Таблица 17.1.
Распределен не общего объема денежных доходен населения
в 1992-1995 г. (в %)

Денежные доходы по 20%-ным rpyппам населения
19921
1993
1994
1995
Первая (с наименьшими доходами)
6,0
5,8
5,3
5,5
Вторая
11,6
11,1
10,2
10,2
Третья
17,6
16,7
15,2
15,0
Четвертая
26,5 38,3
24,8 41,6
23,0 46,3
22,4
46,9
Пятая (с наивысшими доходами)

1 Совокупный доход (в денежной и неденежной формах)
Данные таблицы 17.1 свидетельствуют, во-первых, о том, что в 1992—1995 гг. в той или иной мере уменьшился удельный вес первых четырех групп в общей сумме денежных доходов населения.
Это уменьшение составило от 1 до 4 процентных пунктов. Во-вторых, значительно возросла доля пятой группы: с 38,3 до 46,9%. Это означает, что в ней произошла существенная концентрация доходов. В-третьих, резко усилилась неравномерность распределения денежных доходов в нашей стране.

Если у 40% населения с наименьшими доходами душевой доход здесь в 1995 г. был в 2,5 раза ниже среднего уровня (для всех групп), то у 20% населения из пятой группы душевой доход в 2,3 раза превысил средний уровень.
Таким образом, либеральная рыночная экономика принципиально не может гарантировать реализацию права человека на достойную жизнь. Она имеет тенденцию углублять неравенство в распределении доходов между гражданами. В результате возникает и усиливается социальная нестабильность в обществе.
В заключение возникает вопрос: какова же историческая судьба либеральной рыночной системы как макрорегулятора на Западе?
2. Государственный регулятор макроэкономики
Механизм рыночного саморегулирования имеет исторические границы своего действия. Он в состоянии исправно выполнять свои функции, во-первых, при наличии на рынке массы мелких и независимых товаровладельцев. Во-вторых, при условии развития свободной конкуренции.

В-третьих, в полной мере должна проявляться регулирующая роль рыночных цен.
Но в начале XX в. на рынке произошел полный переворот в результате появления и развития мезоэкономнки. Для всего XX в. стало характерно господство в производстве и обращении крупного корпоративного и финансового капитала. На смену свободной конкуренции пришло доминирующее положение монополий и олигополии.

Субъекты мезоэкономики разрушили весь механизм рыночного регулирования поведения продавцов и покупателей. На рынке свободной конкуренции негативно сказались следующие действия мезоэкономики.
А. В границах сферы своего влияния мезоэкономика парализовала стихийное действие законов спроса и предложения в ценообразовании. Мезокомплексы сами стали устанавливать монопольные цены на подавляющую часть продукции. Тем самым было подорвано обратное регулирующее воздействие рыночных цен на производство (как известно, монополии исключают действие закона предложения).
Б. Мезохозяйства использовали стихийный, неконтролируемый рынок для установления ценового беспредела — развязывания в своих интересах инфляционного роста цен. Однако при инфляции нарушается действие механизма развития спроса и предложения, который свойствен свободному конкурентному рынку.
В. Мезосистемы воспользовались, как говорится, свободой рук на стихийном рынке для крупномасштабных спекуляций. Эти спекуляции подорвали рыночное равновесие — равенство совокупного спроса и совокупного предложения.
Как известно, крах биржевых спекуляций на Нью-йоркской фондовой бирже, происшедший 24 октября 1929 г., послужил катализатором грандиозного мирового экономического кризиса, который обрушился на страны Запада в 1929— 1933 гг. По-видимому, короткая волна обычного экономического цикла слилась с длинной волной (повторяющейся примерно один раз в 50 лет) и в результате произошло как бы удвоенное по глубине падение производства. Выпуск продукции в промышленности уменьшился на 46%. Безработица охватила 26 млн. человек.

Реальные доходы населения снизились на 60%.
Своего рода губительный девятый вал обрушился на классическое учение о макрорегуляторе. На фоне развалин мирового хозяйства для всех стала очевидной полная несостоятельность многих догм (устаревших положений) классической и неоклассической экономической теории.
Что было отвергнуто в экономической теории и что нового появилось вместо того, что признано ошибочным?
Стало очевидно, что стихийная рыночная экономика уже не может обеспечить прочное равновесие совокупного предложения и совокупного спроса. Вместе с тем пришло своего рода озарение для тех, кто верил неоклассическим догмам: рыночная система не в состоянии избавить общество от кризисов и безработицы.
Одновременно было опровергнуто положение о том, что в рыночной экономике действует чистая и совершенная конкуренция. К месту будет упомянуто, что в 1933 г. появились книги Дж. Робинсон Экономическая теория несовершенной конкуренции и Э. Чемберлина Теория монополистической конкуренции. Таким образом все уяснили реальное положение дел: в XX в. имеет место несовершенная конкуренция.

Это, как мы знаем, означает широкое распространение естественных, легальных и иных монополий, господство в отраслях промышленности олигополии, развитие монополистической конкуренции.
Оказалось несостоятельным утверждение, что норма процента якобы автоматически поддерживает общую сбалансированность потока денежных сбережений и потока инвестиций (подобно действию крана в ванне). На самом деле ставка процента не способна объединить в единый поток сбережения населения и капитальные вложения в производство:
— обладатели сбережений и инвесторы имеют разные планы и мотивы действий;
— в домашних хозяйствах свободные денежные средства не идут на инвестиции, а расходуются на разнообразные нужды семьи (деньги накапливаются для крупных покупок, создается запас ликвидных средств на непредвиденные случаи, осуществляются платежи по страхованию жизни и имущества, деньги идут на образование детей и т.д.);
— инвесторами выступают как домашние хозяйства, так и банки. Величина их инвестиций зависит не только от нормы процента, но и от норм прибыли, а также от фазы делового цикла (спада или подъема).
Опровергнутым оказался также тезис о том, что система рыночных цен способна как бы автоматически обеспечивать обратное воздействие на производство товаров и тем самым выравнивать объемы макроспроса и макропредложения. Была выявлена необходимость создавать новый механизм выравнивания совокупных величин спроса и предложения.
Наконец, стало очевидно, что национальная экономикH не в состоянии успешно развиваться без всякого вмешательства государства. Настало время подыскивать новый макроэкономический регулятор.
И вот государство в США взяло на себя все бремя ответственности за выход из глубокой экономической пропасти. Избранный в 1932 г президентом США Франклин Рузвельт получил чрезвычайные полномочия для проведения нового курса экономической политики. Этот курс (1933—1938) включал в себя, в частности, следующие меры государственного регулирования макроэкономики.
1. Государство спасло кредитную систему от полного развала благодаря тому, что гарантировало сохранность вкладов населения.
2. Было снижено бремя долгов граждан на 40% с помощью обесценения денег (за долги расплачивались потерявшими прежнюю стоимость долларами).
3. Закон о восстановлении промышленности (1933) предусмотрел введение в практику кодексов честной конкуренции (по ним устанавливались на определенном уровне цены на продукцию, распределялись рынки сбыта и т.д.).
4. Закон о регулировании сельского хозяйства (1933) предусмотрел повышение цен на сельскохозяйственную продукцию, чтобы спасти фермеров от разорения. Государство стало платить фермерам компенсацию за сокращение посевной площади и поголовья скота (для предотвращения перепроизводства и связанного с ним разорительного падения цен).
5. В интересах сокращения безработицы правительство организовало общественные работы.
6. Для преодоления обнищания трудящихся было введено регулирование заработной платы. Впервые введен прожиточный минимум и установлена минимальная заработная плата. Государство стало оказывать материальную помощь обедневшим слоям населения.
На практике была доказана высокая эффективность антикризисной политики государства. Итак, в 30-е годы на Западе назрел и был осуществлен подлинно революционный переход к совершенно новому хозяйственному механизму регулирования национальной экономики, призванному спасти господствующую социально-экономическую систему от гибельных потрясений. Непременным компонентом перехода к качественно иному макрорегулятору стал переворот в неоклассическом направлении экономической теории.
Выдающийся английский экономист Джон Кейнс создал новую парадигму (греч. paradeigma — пример, образец), т.е. теорию и модель постановки проблем, ставших образцом решения макроэкономических задач. Эта парадигма положила начало новому разделу экономической теории — макроэкономике и переходу к такому ее регулятору, который способен обуздать стихийные разрушительные силы рынка.



Содержание  Назад  Вперед