Диалог заканчивается смехом


Я согласился, и, как оказалось, Сью сумела преодолеть нервозность и хорошо выступила. Не могу не заметить, однако, что помог ей метод Игра в туман. Пользуясь им, она абсолютно успокоилась и чувствовала себя свободно в аудитории независимо от того, какие ей задавали вопросы... пусть даже и злорадные. Сью попросила меня высказать перед аудиторией критические замечания по поводу ее выступления.

Сью справлялась с моей критикой с помощью этого же навыка и вскоре перестала испытывать какое бы то ни было беспокойство. Когда я закончил, она предложила кому-нибудь занять мое место. Желающих не оказалось. Если у вас есть подобные проблемы, вы можете предложить вашим слушателям высказывать критику в ваш адрес, чтобы вы могли усовершенствоваться (вы можете сказать это после выступления, а можете и до) (Негативное заявление). Затем вы отвечаете на критику с помощью Игры в туман (возможно, и с помощью Негативных расспросов, если критика заходит слишком далеко). Использование этого метода дает хорошие результаты.

Вот пример со Сью.
ДИАЛОГ 21
Сью только что попросила меня высказать критику по поводу ее доклада, чтобы продемонстрировать слушателям Игру в туман.
Я (довольно напыщенно): Сью, я рад, что ты попросила меня выступить в этой роли. Я уверен, это поможет тебе лучше выступать в будущем.
Сью: И я уверена, что это мне поможет (Игра в туман).
Я: Мне кажется, ты с трудом произносишь некоторые слова. В отдельные моменты ты просто "проглатывала" их.
Сью: Вероятно, ты прав (Игра в туман).
Я: Тебе не следует использовать слова, которые ты не можешь хорошо произнести. Аудитории становится трудно понимать тебя.
Сью: Это правда (Игра в туман).
Я: И к тому же, когда люди неправильно произносят слова, это обычно означает, что они не вполне понимают их значение.
Сью: Это так и есть. Вероятно, я использую слова, значение которых не до конца понимаю (Игра в туман).
Я: И еще акцент. Похоже, ты учила английский на улицах Южной Филадельфии.
Сью: На самом деле в Элкинс-Парке, но я знаю, что у меня есть акцент (Игра в туман).
Я: Все это приводит к мысли, что твоя манера говорить связана с твоей общей неуверенностью в том, о чем ты говоришь.
С ь ю: Я знаю, я говорю менее уверенно, чем следовало бы (Игра в туман).
Я: Если тебе действительно не безразличны твои слушатели, тебе следовало бы лучше подготовиться.
Сью: Вы правы. Я могла бы лучше подготовиться (Игра в туман).
Я: Вместе в тем, люди понимают, что вам трудно. Они не прогневаются, если вы иногда ошибетесь.
Сью: Да, конечно (Игра в туман).
Я: Но обилие погрешностей в вашем выступлении раздражает. Вы неорганизованны.
С ь ю: Я знаю, что могла бы лучше себя организовать и не раздражать слушателей (Игра в туман).
Я: Если ты действительно думала о том, что делаешь, ты бы отказалась выступать и дала бы возможность это сделать хорошим ораторам.
С ь ю: Вы, правы. Если бы я отнеслась к этому серьезнее, я бы, вероятно, отказалась выступать (Игра в туман).
Я: Если бы ты была хорошим оратором, ты бы держалась уверенно и проявила свою индивидуальность.
Сью: Если бы я была хорошим лектором, то, конечно... (Игра в туман).
Я: Вместо этого ты просто продемонстрировала боязнь аудитории.
Сью: Наверное, это правда. Я немного нервничала (Игра в туман).
Я: Сью, я говорю все это как твой друг. И хотел бы, чтобы ты учла то, что я сказал.
Сью: Конечно, я учту (Игра в туман).
Я: Сью, ты можешь неплохо говорить на публике, но, если честно, ты не Уинстон Черчилль!
Сью: Совершенно верно. Я не Уинстон Черчилль. Я Сью Левайн (Игра в туман).
Таким образом, диалог заканчивается смехом. Сью отвечала на последовавшие вопросы аудитории. Она была оживлена, возбуждена, на нее приятно было смотреть, приятно было слушать, и самой ей все это нравилось.
В отличие от этого реального диалога следующий тренировочный. Он показывает, как, используя разные навыки, мы можем справиться с критикой других людей, когда представляем доклад о результатах нашей работы.
Рон молодой человек, студент, заканчивающий обучение по экономике. Ему весьма трудно выступить перед группой людей во время дискуссии или представить свой доклад Больше всего Рон опасается, что те, кто его слушают, знают больше по излагаемому предмету. Они могут поймать его на ошибке или на том, что он сказал что-нибудь глупое. Боязнь публичных выступлений очень характерна для многих людей, и она затрудняет их существование: им трудно сделать карьеру, это мешает их личной жизни и т. п.

Прежде чем выступить с докладом перед своими коллегами, Рон захотел прорепетировать это на наших занятиях. Чтобы Рон перестал испытывать страх при выступлении на публике, мы прерывали его своими комментариями, задавали различные вопросы. И хотя вопросы его коллег были совершенно иными, Рону было легче выступать перед ними после нашей практики, а главное он уже не волновался.

Приводимый диалог не целиком воспроизводит весь двадцатиминутный доклад Рона и комментарии к нему. Выбраны только те фрагменты, которые помогли Рону (в реальном диалоге) вести дискуссию, придали ему уверенность в своих знаниях в этой сфере.
Рон в середине своего доклада, его прерывают участники дискуссии, задают вопросы, делают комментарии.
Рон: Следующий важный фактор экономического роста это общественная уверенность в экономическом процессе. Мы видим... (его прерывают).
Первыйучастник: А как насчет влияния тех событий, которые происходят на рынках Европы?
Рон: Хотя я уверен, что и внешние факторы влияют на нашу экономику, в своем докладе я ограничился только обсуждением внутренних факторов (Игра в туман).
Первыйучастник: Но тогда мы опускаем очень важные моменты. Это означает, что ваш доклад не полон, в нем большие пробелы.
Р о н: Я понимаю, что в нем есть большие упущения, которые я мог бы дополнить, но я сознательно ограничился только внутренними факторами (Игра в туман, Заигранная пластинка). Теперь, возвращаясь к тем факторам... (его прерывают).
Второй участник: А каково влияние (если оно есть) политики комиссии по обмену ценных бумаг?
Р о н: Это очень интересный момент. Однако, я бы хотел обсудить его позже в контексте с другими важными факторами. Я был бы вам очень признателен, если бы, вы снова задали ваш вопрос, когда мы перейдем к этой теме (Самораскрытие).

Еще вопросы, прежде чем я продолжу?
Третий участник: Как насчет Кинесийской доктрины, оказывающей влияние в течение последних тридцати лет?
Р о н: Этот вопрос еще не вполне мне ясен. Возможно, кто-нибудь другой захочет его прокомментировать или, если у нас будет время в конце доклада, вы бы могли сами поделиться своими представлениями по этому поводу (Негативное заявление, Разумный компромисс). Еще какие-нибудь вопросы? Нет?

Тогда я продолжаю...
Четвертый участник В начале своего доклада вы сказали, что период, о котором вы говорите, начинается в 1936 году. Но пик депрессии приходится на 1934 год. Почему 1936?
Р о н: Я сказал 1936? Это моя ошибка, конечно. Мой доклад охватывает период с 1934 до настоящего времени (Негативное заявление).

Возвращаясь к общественному доверию...
Пятый участник: Мы все еще говорим об общественном доверии?
Р о н: Таким образом я никогда не двинусь дальше, не так ли? Я был бы весьма признателен вам, если бы вы задавали вопросы после отдельных частей доклада. Тогда мы смогли бы продвигаться быстрее (Негативное заявление, Самораскрытие, Разумный компромисс).
Вначале в компании таких "враждебных" слушателей Рон был довольно нервозен. Он испытывал трудности и в подаче материала, и в ответах на комментарии слушателей. Ближе к концу нашего занятия группе все труднее становилось критиковать Рона, особенно когда он начал улыбаться каждый раз, когда его прерывали. Когда он закончил, эта "враждебная компания" слушателей с энтузиазмом ему аплодировала (за то, что он смог с ними справиться). После такой практики Рон чувствовал себя спокойно и уверенно во время своего настоящего доклада.

Поскольку отношения, строящиеся на авторитете, могут быть разнообразны, в следующих диалогах вы увидите пример отношений между родителями, учителями и детьми-подростками и малышами.
Главными героями этой ситуации являются супружеская пара, Берт и Сара, а также учительница начальной школы Барбара Берт преподает историю театра в одном из колледжей. Четырнадцать лет назад он женился на Саре. У них трое детей, все девочки: младшей пять, средней девять, а старшая подросток. Я знаком с Бертом и Сарой уже несколько лет.

Иногда мы проводим вместе вечер, разговариваем за бутылкой вина. Оба и Берт, и Сара заинтересовались тем, чему я учил людей, ассертивностью.
Однажды вечером их девочки все время одна за другой заходили в комнату, в которой мы сидели. После того как Берт отправил их в свои комнаты спать, он повернулся ко мне и сказал: "Эти дети. Они замечательные, но иногда сводят меня с ума. Они любят появляться, когда у нас гости. Ваш метод может тут помочь? " Я спросил Берта, чего бы он хотел от детей, он ответил: "Вот сегодня они весь вечер приходят посмотреть, что тут без них происходит.

Они всегда приходят с какой-нибудь жалобой как извинением за свой приход.



Содержание  Назад  Вперед