Вмешательство родителей в жизнь взрослых детей.


Ральф: Тебе не о чем беспокоиться. Ты же знаешь, что я тебя не надую. Дело законное.
Алан: Я согласен, что не о чем беспокоиться, но когда дело касается большой суммы денег, я переживаю, думая о том, как все происходит. Я бы заглядывал тебе через плечо, чтобы увидеть, что с деньгами. Я знаю, что могу тебе доверять, Ральф.

Я знаю, что глупо волноваться, но ничего не могу с собой поделать (Игра в туман, Самораскрытие, Негативное заявление).
Ральф: Меня это не тревожит. Проверяй все, что хочешь.
Алан: Возможно, это не раздражало бы тебя, но необходимость контролировать тебя раздражала бы меня самого. Я не хочу, чтобы это вторгалось в нашу дружбу (Игра в туман, Самораскрытие).
Ральф: Ты знаешь, я умею обращаться с деньгами. Я всегда возвращал тебе, если брал взаймы.
Алан: Это само собой, но сейчас речь идет не о дружеском одолжении, а о бизнесе. Я боюсь, что, если мы вместе войдем в дело, нашу дружбу ждет крах (Игра в туман, Самораскрытие).
Р а л ь ф: Я думаю, этого не произойдет.
Алан: Может, для тебя это и не проблема, но для меня да. Если я одолжу тебе эту сумму, мои чувства к тебе изменятся. Я знаю, это глупо, я знаю, что так не должно быть, но что я могу с собой поделать?

Я таков (Игра в туман, Самораскрытие, Негативное заявление).
Ральф: Хорошо, если это так серьезно с твоей стороны, я постараюсь раздобыть денег"где-нибудь еще. Я не знаю, где я смогу их достать, но я попытаюсь.
Алан: Давай я поговорю кое с кем. Если они заинтересуются, они тебе позвонят, хорошо? (Разумный компромисс).
Ральф: Хорошо.
Алан: Ральф!
Ральф: Да?
Алан: Спасибо, что сначала ты обратился ко мне.
Алан пытался после этого разговора помочь Ральфу. Он позвонил в несколько контор, и во всех ему сказали, что не хотят участвовать в этом деле, и хвалили его за то, что он принял решение не вступать в него. Алану нравился Ральф, ему было приятно в его компании, возможно, потому, что Ральф всегда придумывал что-то интересное, отличное от стиля жизни и образа мыслей Алана. Но Ральф не мог преодолеть консервативность Алана, если речь заходила о долларах и центах.

Алан не хотел, чтобы его переживания по поводу денег вмешивались в их дружеские отношения, поэтому он прямо сказал Ральфу о своей обеспокоенности. И их дружба, которой Алан так дорожил, не пострадала.
В следующей серии диалогов вы увидите, как можно справиться с ситуацией, в которой большинство из нас испытывают очень большие трудности: вмешательство родителей в жизнь взрослых детей.
Во всех моих группах большая часть студентов не могла установить с родителями равноправные отношения. Они живут отдельно от мамы и папы, иногда уже много лет, но родители по-прежнему руководят их жизнью. Они в большинстве случаев не указывают, что делать их детям, но непременно выражают свое одобрение или неодобрение поступкам своих взрослых "чад". Это происходит не только между недавно повзрослевшими детьми и их родителями.

Многие люди и в сорок, и в пятьдесят, и даже в шестьдесят лет все еще находятся под властью восьмидесяти-, девяностолетних тиранов.
До лечения (или занятий) такие пациенты не понимали, в чем проблема; они только знали, что бессильны в общении с родителями, и принимали это как неизбежное. Я же готовил их к тому, что они должны преодолеть манипуляции с родительской стороны, они не обязаны безвольно и по-детски покорно подчиняться старшим.
Мы разыгрывали с ними наиболее типичные ситуации, и этот навык впоследствии помог Сэнди, одной из моих первых учениц, избавиться от излишней опеки родителей. Я начал с того, что учил своих студентов говорить "нет" в ответ на просьбы, предложения, а то и требования со стороны родителей навестить их.
Сэнди на момент предлагаемого диалога было двадцать четыре года, она уже одиннадцать месяцев была замужем за Джеем, уже закончила колледж и замещала на работе мужа, пока он работал над дипломным проектом.
Главной причиной, из-за которой Сэнди пришла ко мне на занятия, была ее мама, которая стала требовать особого внимания к себе со стороны Сэнди после того, как ее старшие брат и сестра завели собственные семьи и уехали (возможно, чтобы сбежать от мамы). Мама Сэнди, не будучи еврейкой, являет собой типичный пример "еврейской мамаши". Этот классический тип мамаш обладает уникальной способностью манипулировать членами своей семьи: они виртуозно умеют вызвать у других ощущение вины, беспокойства и своей ничтожности. Такой тип мамаш встречается, безусловно, не только среди евреев с их традиционно-ограничивающей культурой.

И я, и мои коллеги-психиатры встречали таких мам у арабов, католиков, протестантов, атеистов, буддистов, у либералов и консерваторов, у черных и белых короче говоря, если мы не уверены в себе и не умеем себя отстаивать, мы все ведем себя, как "еврейская мамаша", разве что значительно мягче.
Сэнди рассказала о своей проблеме, и мы стали думать, как ей справиться с усиливающейся манипуляцией ее мамы, не разрушив при этом их родственных отношений. Поскольку Сэнди испытывала сильное беспокойство при общении с матерью, ей потребовалась длительная практика в классе, прежде чем она начала по-иному проявлять себя в отношениях с родителями. Как потом выяснилось, Сэнди понадобилось с полдюжины "заходов", только после этого она стала замечать изменения в мамином поведении и отношении.
Приводимый диалог представляет собой сжатый вариант того, о чем Сэнди говорила с родителями в течение нескольких недель. Сэнди в разговоре отстаивала свое право на самостоятельность и одновременно побуждала родителей быть более честными по отношению к ней и ее мужу, а не прибегать к манипуляциям. Все разговоры происходили по телефону.

Иногда звонила Сэнди, в большинстве случаев ее мама.
ДИАЛОГ 28
Сэнди и Джей сидят на диване у себя дома и смотрят телевизор. Звонит телефон. Сэнди берет трубку.
Мама: Сандра, это мама.
Сэнди: Мама, привет! Как дела?
Мама: Твой отец не очень хорошо себя чувствует.
Сэнди: Что-то случилось?
М а м а: Не знаю. Он просто хочет видеть тебя в эти выходные.
Сэнди: Все так серьезно?
Мама: Поговори с ним сама.
Сэнди: Папа, что случилось?
Папа: Снова спина. Я думаю, я что-то повредил себе, когда пытался подстричь деревья.
Сэнди: Слава Богу! Мама говорила так, словно ты уже при смерти.
Папа: Все не так плохо. У меня просто почти все время болит спина. Когда ты сможешь приехать на выходные?
С э н д и: Я представляю себе, папа, как у тебя все болит, я надеюсь, тебе вскоре станет легче, но я не могу приехать к вам в эти выходные. Я бы хотела сделать кое-что другое (Игра в туман, Самораскрытие).
Папа: Что может быть важнее, чем навестить маму?
Сэнди: Я понимаю тебя, папа, но я не могу приехать в эти выходные (Самораскрытие, Заигранная пластинка).
Папа (показывая раздражение): Это так ты разговариваешь с родным отцом!
Сэнди: Да, папа, знаю, что это звучит неприятно для тебя, но я не приеду в эти выходные (Заигранная пластинка, Игра в туман, Негативное заявление).
Папа: Ты ведь знаешь, что твоя мама уже купила индейку к обеду.
Сэнди: Нет, я этого не знала (Самораскрытие).
Папа: Она купила ее специально для тебя и Джея. Большую индейку. Мы не сможем одни ее съесть.
Сэнди: Конечно, не сможете (Игра в туман).
Папа: Если вы не придете на обед, что твоя мама будет делать с индейкой?
Сэнди: Я не знаю. Что она может с ней сделать? (Самораскрытие).
Папа: Твоя мама очень расстроится.
Сэнди: Я знаю, папа, но я не приеду в эти выходные (Игра в туман, Заигранная пластинка).
Папа (в сторону, маме): Поговори со своей дочерью. Она сказала, что не приедет.
Мама: Сандра!
Сэнди: Да, мама?
Мама: Как ты говоришь с отцом? Он больной человек. С тех пор, как у него стало барахлить сердце в прошлом году, я постоянно беспокоюсь за него.

Он не сможет жить вечно, ты ведь понимаешь.
Сэнди: Я понимаю, вам одиноко, с тех пор как Боб и Джоан уехали, но я не приеду на эти выходные (Игра в туман, Самораскрытие, Заигранная пластинка).
Мама: Твои брат и сестра всегда приезжают, когда мы их приглашаем. Достаточно только пригласить их.
Сэнди: Это так, мама. Они уделяют вам много внимания, но я не смогу быть у вас в эти выходные (Игра в туман, Заигранная пластинка).
Мама: Неправильно с твоей стороны так обращаться с отцом.
Сэнди (мягко): Что я делаю не так? (Негативные расспросы).
М а м а: Не приезжаешь, когда он так хочет тебя увидеть!
Сэнди: Что неправильного в том, что я не приеду, когда он хочет меня видеть? (Негативные расспросы).
Мама: Добрый христианин навестил бы своего отца
Сэнди: Почему, если я не навещу отца, я плохая христианка? (Негативные расспросы).
Мама: Если бы ты нас действительно любила, ты захотела бы приехать и повидать нас.
Сэнди: Почему то, что я не хочу в эти выходные посетить вас, означает, что я вас не люблю? (Негативные расспросы).
М ама: Я в жизни не слышала ничего подобного!
Сэнди: Чего, мама?
Мама: Чтобы дочь так разговаривала с матерью.
Сэнди: Что странного в том, как я с тобой разговариваю? (Негативные расспросы).
Мама: Ты никогда до этого так со мной не разговаривала.
Сэнди (без сарказма): Это правда. Я никогда так раньше не разговаривала с тобой, ведь так? (Игра в туман).



Содержание  Назад  Вперед