Что вас беспокоит больше всего?


Сейчас вы свои проблемы и увидите. Итак, что вас беспокоит больше всего? В виде чего это? И где ? Жена главаря нахмурилась, как будто всматриваясь:
– Цилиндры, – сказала она, – черные цилиндры.
– В какой части тела?
– На шее. И как бы чуть вверх на затылок, сзади, – и атаманша показала на затылок.
– Так. А из чего сделаны эти цилиндры? Меня интере-сует только ваше ощущение. Вы меня понимаете?

Только ощущение.
– Железные, – сказала атаманша.
– А что они от вас хотят – эти черные цилиндры? – Что хотят? Наверное, лишают сил… и голова начинает болеть. Вы знаете, у меня очень часто болит голова… Все время.
– А эти черные цилиндры влияют на ваши взаимоотношения с мужем?
– Влияют… Влияют, да еще как!
– В худшую сторону?
Жена главаря вздохнула.
– А давно существуют ваши цилиндры? Именно цилиндры? Ваше ощущение?

Первая цифра, которая приходит вам в голову.
– Девять лет.
– А кто – по ощущению – сделал вам эти цилиндры?
Мужчина или женщина?
– Мужчина.
– Вы знаете кто?
– Знаю. Муж.
– А помните ситуацию, в которой они появились? – Помню. Он тогда бензопровод в руке держал. От автомобиля. И меня – бензопроводом… – Так… и с того момента и появились эти черные цилиндры?

Которые так влияют на ваши с мужем взаимоотношения?
– Да.
– А он часто вас бьет?
– Нет. Тот случай был единственным. Он меня любит.
Прощения потом просил. Подарки дарил.
– Ощущение: от его просьб цилиндры уменьшились?
– Нет.
– Так. Ощущение: нужны вам эти цилиндры?
– Нет. У меня от них постоянно голова болит.
– А когда особенно?
– Когда он приближается. Даже с лаской. Я сразу ничего
не хочу. И он не может получить от меня, чего хотел бы…
Та-а-ак, – подумал Ал, – не все, оказывается, может Рустам-ака… – Так. Теперь давайте рассмотрим эти цилиндры повнимательней. Сколько их?
– Много. Сосчитать трудно. Снаружи головы, но некоторые проникают и внутрь.
– Так. Дальше.
– Одни толстые, – атаманша, не открывая глаз, показала какие, – другие совсем тонкие. Но зато они длиннее. – Так как вы будете от них избавляться? Выкинуть их?

Или что?
– Не знаю.
– Знаете. Рассматривайте их внимательно, наблюдайте, как они исчезают.
Жена главаря некоторое время молчала. Потом с сожалением вздохнула.
– Нет, не исчезают. Остаются на месте. – Так…Вы как сами скажете, ваш муж достоин прощения? За этот удар?
– Прощения? Я его простила.
Ал понимал: чтобы доказать ей обратное, понадобится много времени. Простить-то она мужа в определенном (логическом) смысле простила – иначе, согласитесь, уж совсем нестерпимо с мужчиной ложиться в постель. Но если бы она его действительно простила, то искажающих ее естество цилиндров не было бы.
– Вы сказали, он вас любит… Опять-таки – не бьет.
– Не бьет. – Атаманша вздохнула.
– Врача до вас допустил. Уже за одно это он достоин прощения.
– Да, достоин, – опять вздохнула атаманша, – а вы знаете, цилиндры посветлели!
– Очень хорошо. Продолжайте наблюдать, как они исчезают.
– Все, – чуть помедлив, сказала атаманша. И высокая грудь колыхнулась от вздоха облегчения. – Исчезли.
Обратите внимание на важное условие: пациент не мысленным усилием пытается представить какие-то образы внутри себя, а позволяет им сформироваться без усилия. Ни пациент, ни терапевт не знают, какой образ сформируется. Это могут быть геометрические фигуры или стальная проволока, а может быть лягушка, застрявшая в груди. Это могут быть даже путешествия по иным фантастическим мирам с мифическими или реально существующими персонажами.

Некоторые из этих персонажей олицетворяют проблему, с которой вы в данный момент работаете. Это могут быть и возвраты в прошлые жизни. Возможно, с простыми формами и предметами сначала работать проще.

А. Меняйлов описывает много случаев, когда его подопечные доставали из себя молотки, металлическую проволоку, зубчатые шестерни, пластинки и диски, снимали с рук навешанные браслеты, а из головы вытаскивали ржавые цилиндры.
Одна народная целительница работала с предметами другого типа. У нее посетители доставали из себя лягушек, тараканов, червяков, змей и прочую фауну. После этого она на самом деле показывала людям якобы извлеченную из них нечисть. Это была ломовая методика.

Не исцелиться было невозможно. Почище филиппинских хилеров. Некий модный доктор в России лечил подобным образом еще в 18 веке. Сначала он был простым провинциальным врачом и лечил общепризнанными в тогдашней медицинской науке методами.

Когда он понял, что все болезни от нервов, только сифилис от любви, он поменял подход. И стал очень известным и богатым. Однажды к нему обратился пациент, по мнению других врачей, душевнобольной.

Он страдал от сильных болей в грудной области и убеждал, что в груди у него застряла телега с лошадью. Наш доктор спорить не стал, а пообещал его вылечить, если он придет на следующий день. К тому времени он взял где-то телегу с лошадью и спрятал во дворе.

Когда пациент пришел, доктор дал ему сильное рвотное. Рвотное начало действовать. Больной наклонился над ведром и с напряжением извергал из себя внутреннее содержимое. В это время доктор стоял над ним и спрашивал: Ну что, чувствуете, как лошадь выходит?

Неизвестно, что отвечал посетитель, но когда он увидел у себя за спиной лошадь с телегой, он поверил, что они появились из него. Исцеление было полным. Это, конечно, не чистый катарсис, а катарсис с элементами ритуала.

Ритуал – символическое действие на физическом плане, а при чистом катарсисе мы работам только с внутренним миром.
При психокатарсисе мы можем мысленно доставать предметы из себя и выбрасывать их либо растворять их внутри. Важно понимать, что если предмет сопротивляется тому, чтобы его вытащили, или человек его вытащил, но не почувствовал облегчения, значит, исцеления не происходит. Это самый главный момент в понимании принципа катарсиса. Мы не давим своей волей на то, что происходит внутри нас, а только наблюдаем, позволяя внутренним образам как бы самореализоваться. Отпускаем их.

Чем больше им даешь свободу самовыражения, тем быстрее они теряют свою гипнотическую силу, и тем быстрее приходят к тому состоянию, когда они растворятся или позволят себя выбросить. Образ становится текучим, перетекает в другие формы, пока не превратится в те предметы или те виды энергии, которыми мы уже свободно можем управлять. Текучесть – очень важное понятие в управлении реальностью.

Давайте допустим, что любые формы боли и эмоций – это энергия. Энергия способна преобразовываться в другие формы. Во время психотерапевтического сеанса боль, случается, принимает форму эмоции, прорабатывая которую дальше мы можем превратить ее в наслаждение.
Правильно прорабатывая наши подсознательные блоки, мы превращаем плотную энергию в текучую. А так как физическая реальность есть отражение внутреннего мира, то и реальность, в свою очередь, переходит с каждым сеансом из инертного во все более текучее состояние. Реальность становится для нас более управляемой.
– Что тебе мешает?
– Камень.
– А он притягивает к себе твою энергию?
– Нет.
– Он тебе нужен, этот камень? Он – твой или чужд тебе?
– Чужд.
– Мешает?
– Да.
– Скажи, а давно у тебя этот камень?
– Давно.
– Сколько лет?
– Десять.
– Тебе его кто-то подложил?
– Да.
– Мужчина или женщина? Ощущение.
– Женщина.
– То есть, это полностью чуждый тебе камень, и ты хочешь от него избавиться, я правильно понял?
– Да.
– Как от него избавиться?
– Выбросить.
– Прекрасно. А через какое место ты его выбросишь? – Отсюда (возлюбленная показывает на ямочку у основания шеи).
– Прекрасно. Будешь делать?
– Не получается.
– А почему? Что мешает? Где-то держит?

Посмотри внимательно.
– Держит. Сбоку веревочкой привязан.
– А как от нее освободиться?
– Перерезать.
– Так. Будешь резать?
– Уже. (Глубокий вздох облегчения, как будто с души камень свалился килограммов эдак в десять.)
– Камень?
– Вышел.
– И где он? Ты его видишь?
– Нет, выбросила в форточку.
– Какое ощущение в голове?
– Очень приятно, хорошо. Вроде как голова посвежела.
– А в груди?
– Хорошо. Тепло. Спокойно.
– Будем заканчивать.
– Да.
– Можешь открывать глаза.
В этом сеансе четко показано, что терапевт не приказывает и не рекомендует, а только задает вопросы. Он задает вопросы, помогая пациенту, вернее его бессознательному, самому искать правильные ходы. Он даже не предлагает выбросить камень или обрезать веревочку, после того, как они найдены.

Он спрашивает: Как от него избавиться? Как от нее освободиться? А пациент реагирует на возникающие образы и внутренние ощущения и ищет в них ответы на вопросы. Нет лучшего терапевта, чем собственное бессознательное.

Несколько лет назад в одной из западных стран раковым больным со смертельным диагнозом предложили участвовать в одном эксперименте, который они восприняли как последний шанс. В процессе этого эксперимента им предлагалось представить свою болезнь в виде темного лабиринта. Больные ходили по воображаемому лабиринту, распутывали его, исследовали самые темные закоулки, опускались и поднимались на другие этажи, выискивали опасных монстров, общались с ними и т.д.

Они спрашивали у монстров, что те от них хотят, почему доставляют им боль, давая им возможность самореализовываться до тех пор, пока те не теряли свою злую силу.



Содержание  Назад  Вперед