Откровение


А может дело в том эволюционном переходе, о котором он мне говорил. В любом случае, поговорить о случившемся было не с кем. Я перебрал в голове всех знакомых, увлекающихся выходами из тела. Никто из них не мог дать мне дельный совет, тем более объяснение. В качестве консультанта виделся лишь один человек. Это сам посланник.

Никто другой не мог мне ничего пояснить.
Как же мы встретимся? Уже задав себе этот вопрос, удивился его нелепости. Надо полагать, что ему не составляет труда найти меня. Моя задача лишь в том, чтобы вновь оказаться в той комнате. Надеюсь, что он не будет являться мне наяву.

Не хотелось также наяву слышать какие-нибудь голоса. Такая перспектива казалась мне не то чтобы пугающей. Просто эта ситуация уже вполне укладывалась бы в рамки психиатрического диагноза.

А этого как-то не хотелось. Хотя, наверное, любой психиатр, узнав о моём увлечении, давно бы уже предложил подлечиться.
Оказалось, что в привычном материальном мире такая встреча была бы, скорее всего, невозможна.
Несколько дней, прошедших до моей второй встречи с посланником, прошли на фоне психологического, душевного и эмоционального подъёма. Я не ходил по улицам, а казалось, летел над землёй. Ситуации, казавшиеся проблемными, теперь вызывали улыбку своей незначительностью.
Кроме того, меня настиг небывалый до этого приступ счастья. Я уже описывал это состояние. Но теперь произошло нечто особенное.

На пике состояния мне даже пришлось лечь на землю, потому что перенести это на ногах было трудно.
Так, в приподнятом настроении и прошли эти несколько дней до новой встречи с посланником. Когда я вновь оказался в своей стабилизированной комнате, то кроме волнения, отметил в себе появление нового чувства. Это лёгкая неуверенность и страх, что всё было каким-то миражем, и посланник не явится вновь.

Однако страхи развеялись сразу после того, как я услышал знакомый стук в дверь.
Откровение.
Поскольку записей наших бесед я не вёл, то их восстановление в памяти в максимально подлинном виде стало отдельной работой. И, тем не менее, описание некоторых понятий стало возможным лишь через недели осмысления и вспоминания. Пришлось по кусочкам восстанавливать ту часть словесной информации, которая была передана мне в целом виде.

Но я думаю, что справился с этой задачей, хотя конечно текст изобилует словесными оборотами, свойственными мне лично. Не удалось избежать и словесных интерпретаций, но суть передана верно.
Должен сказать и ещё одну вещь. Дело в том, что наше с посланником общение я здесь описываю в форме неких интеллектуальных бесед. То есть в виде словесной коммуникации.

Однако интеллектуальная составляющая нашего общения была далеко не единственной и не главной. В какой-то момент я сделал честную попытку описать свои состояния, ощущения, озарения и ещё бог знает что. Но эта описательная попытка потерпела полный провал. Кроме пересказа интеллектуальной составляющей нашего общения, другая очень важная составляющая такого общения описанию с помощью слов не поддалась.

Попытки описать то, что описать словами нельзя, приводило лишь к появлению абсурдных и громоздких текстов, не дающих даже близко представления о воспринятом. Это тот случай, когда ограниченность слов ощущается совершенно очевидно. И это сравнимо не только с ситуацией, когда пытаешься рассказать о вкусе сахара человеку, который никогда не ел сладкого. Есть здесь что-то ещё. Видите, я даже сейчас путаюсь в словах.

Поэтому я решил оставить лишь интеллектуальную сторону нашего взаимодействия с посланником, дополняя её лишь вполне понятными и логичными эмоциями и реакциями.
Посланник явился так же, как и в первый раз. Его вид тоже не отличался от прежнего. Всё та же светимость, не дающая разглядеть контуры тела. Но, как и прежде я мог видеть его лицо, а также заметил впервые, что он выше меня ростом. Наверное, единственным отличием, которое я заметил при его появлении, было отсутствие слепящего света, сопровождавшего его приход в первый раз.

Всё остальное было по-прежнему. Это и добродушие и открытая обаятельная улыбка. Мы поприветствовали друг друга. Если бы последующая беседа происходила в привычном физическом мире, то, вероятно, мы бы сели в кресла для удобства.

Но здесь это было не нужно. Мы могли просто разговаривать, не стараясь обеспечить для этого условия.
- В этот раз я просто отвечу на твои вопросы, - сказал посланник. - То, что тебе нужно будет увидеть, я покажу в другой раз.
В его голосе не было деловитости. А в глазах я видел дружеское понимание. Это было понимание человека, который знает, что его собеседник прикасается сейчас, возможно, к главной тайне человеческой жизни.
Последовательность вопросов, которую я тщательно заучил ранее, вдруг перемешалась в сознании. Через какое-то время я спросил первое, что пришло на ум.
- В прошлый раз ты сказал, что именно то, что с момента твоей смерти на Земле прошло немного времени и сделало возможным нашу встречу. В чём причина?
- Малый срок с того момента, как я окончательно покинул тело, имеет основное значение. Дело в том, что я всё ещё человек. Моя увеличенная светимость не настолько велика, чтобы сделать невозможным наше общение.

Хотя уже и хуже, но я ещё вполне могу общаться, применяя слова. Ты не смог бы общаться с теми, кто совершил даже первый переход. Для тебя бы каждый из них представлял собой источник сильного света, вызывающего болезненные ощущения. А твоё общение представляло бы собой лишь некий набор богатых, но непонятных ощущений и видений.

Мы способны общаться друг с другом лишь потому, что находимся на близких эволюционных позициях. Именно поэтому посланником к тебе стал я. Но мы оба стоим лишь в начале пути. Наше сознание просто не способно многое воспринять.

Я лишь вступаю на тот путь, про который ты даже не имеешь представления.
- Расскажи мне, в чём состоит тот дар, который я получил в прошлый раз.
- Это энергия. Буду говорить в понятных тебе категориях. То понятие об энергии, которое я получил, находясь здесь, касается светимости. Светимость и есть проявление энергии, о которой я говорю. Как я уже говорил в первый раз, судьба человека состоит в его эволюционном развитии.

Те, кто противится этому закону, теряют свою светимость, а после смерти физического тела наступает и смерть личности. Дар, полученный тобой, является даром любви и помощью в эволюции, - ответил посланник.
- За что такая честь? - Задал я вопрос, который по существу должен быть первым.
- У тебя не будет поводов для гордыни, - ответил он, добродушно усмехнувшись. - Это всё тот же вопрос энергии, но не только. Когда я жил на Земле, то тоже увлекался выходами из тела. Это называлось астральной проекцией. В какой-то момент со мной тоже встретился посланник. Сейчас он перешёл на другй эволюционный уровень.

Кстати, посланники приходят к очень большому количеству людей. Но те часто не способны понять посланного им обращения из-за неспособности действовать в тонких мирах, в которых и происходит встреча. И развитость их тонкого тела играет здесь ключевую роль.
Только не приравнивай эволюцию, о которой я тебе говорю, к некой иерархии. Всё и проще и сложней. Я тоже беседовал со своим посланником, хотя отсутствие должной стабильности вносило оттенок нереальности в наш разговор. Но главное я воспринял.

Один из видов или вариантов эволюционного развития, которого человек способен достичь на Земле, заключено в развитии им своего второго, то есть тонкого тела. Развитие второго тела является той зримой реальной эволюцией, которая доступна человеку на Земле. Развитость второго тела выражается в особой светимости и является необходимым условием действия человека в тонких мирах. Эта эволюция доступна всем.

Но далеко не все идут по этому пути, теряя возможности. Ты развил своё второе тело до степени, достаточной для победы над смертью. Но это не означает твоей избранности или какой-то исключительности. Тем более, что всё это ты можешь потерять. Просто главная задача, стоящая перед каждым человеком, тобой на сегодняшний момент успешно решена.

Поэтому не воспринимай дар, полученный тобой как честь. Это именно поддержка, а не что-то иное. Если вновь погрязнешь в алчности и материализме, то обязательно потеряешь.

Таков закон эволюции.
- Почему мне не была оказана поддержка тогда, когда это было нужно больше всего? То есть тогда, когда я ещё ничего не достиг, а был лишь в начале пути, - задал я вопрос, казавшийся мне вполне резонным.
- Те восемь лет, которые я провёл в нематериальных (как ты это называешь) мирах, дают мне право считать себя здесь не более чем новорождённым, - сказал он, впервые засмеявшись. - И на многие вопросы, касающиеся мотивов тех, кто намного превысил человеческий уровень, я просто не смогу ответить. Я даже не уверен, что у них вообще есть какие-нибудь мотивы. Однако я знаю всё, что будет тебе нужно на той стадии эволюции, в которой ты находишься сейчас. Могу сказать, что многие получают зримую поддержку в самом начале пути.

И почти все получают поддержку, которую они не воспринимают, как очевидную. Интенсивность светимости играет здесь решающую роль.



Содержание  Назад  Вперед