Я не фанатик


Применив метод, связанный с мысленным представлением о движении тела, сразу же почувствовал движение, которое принял за самое обыкновенное и привычное. В голове промелькнула мысль: зачем это я покатился по кровати? Однако в следующую секунду почувствовал и увидел себя висящим в своей комнате в воздухе на высоте примерно двух метров от пола.

Я видел убранство комнаты, а степень осознанности была такой, что я подумал, чем же я смотрю, если глаза лежат в постели? Многие практики пишут, что первый опыт может вызвать сильный страх. Напротив, у меня он вызвал только радость. В тот день у меня гостил один приятель. И, услышав шаги, я тут же подумал, что это он, хотя в доме мы были не вдвоём. Хочу акцентировать внимание на том, что услышал я эти шаги, будучи висящим в воздухе и именно оттуда, где находился. Шаги направлялись в сторону моей комнаты.

Вдруг я подумал, что может произойти какая-нибудь неприятность, если он зайдёт, а я в таком положении. Меня мгновенно вернуло в тело, и я почувствовал, что снова лежу на кровати. Затем хлопнула какая-то дверь.

По дороге в мою комнату находится ванная. Я выбежал из своей комнаты, чтобы увидеть, кто туда только что зашёл, и открыл незапертую дверь ванной.
- Привет, - сказал этот мой приятель, - ты что такой взбудораженный?
- Да ничего, - ответил я.
- Подожди. Ну говори. Получилось, что ли, то о чём ты мне рассказывал? - Спросил мой проницательный друг.
- Кажется да.
- Вау! - Сказал он.
- Давай только без этого американизма. Ладно, я пойду к себе, - ответил я.
- Ну да. Типа надо побыть одному, - сказал он с иронией.
Итак, библиотека была спасена и сэкономлен бензин. Мне уже не хотелось никому бить морды, а разве что целовать. Да и что это за слово такое морды. У людей лица всё-таки.

Хотелось танцевать и прыгать на одной ножке. Какой же я дурак. Но какой же я умница.

Ай да сукин сын. (Ой, мам прости, вырвалось).
Так какие же предварительные выводы я мог сделать из пережитого опыта? Хотя вопросов было явно больше, чем ответов, тем не менее, гипотезы были.
Находясь вне физического тела, я видел, слышал, чувствовал, думал, а, кроме того, обладал памятью. Я помнил, например, о приехавшем ко мне приятеле. Чем я всё это мог делать, если тело находилось отдельно от меня?

Получается, что правы те, кто говорит, что тело всего лишь оболочка, а мозг лишь инструмент, обслуживающий тело. То есть человек это не тело, а более тонкая субстанция. Конечно, пока человек жив, он накрепко переплетён нитями связи с телом, поэтому и ассоциирует себя с ним.

Поэтому такие функции, как мышление или память приписывают мозгу. Но теперь появилась гипотеза, что мозг лишь дублирует эти функции, подтверждая лишь свою связь с человеком. Функция мозга - в дублировании и управлении функциями физического тела.

Теперь слова многих духовных деятелей и мистиков не казались ничего незначащей болтовней. Делать выводы о тайне смерти и существовании души я благоразумно тогда не стал, хотя и перехватило дух от возможных ответов. Нужно было продолжать опыты, чтобы говорить о чём-то с уверенностью.

Главное было всё же понятно: человек способен получать собственные духовные знания, а не полагаться лишь на веру в слова других.
Хотя этот успех и не решил разом все мои проблемы, но сделал существенную брешь в глухой стене, которую я чувствовал перед собой. Теперь я ухватился за конец клубка, который предстояло размотать, и который так долго не давался в руки. Теперь мне не нужно было, открывши рот, верить или доверять чужому авторитету или опыту.

Появлялся свой.
Каждый человек рано или поздно приходит к грустному выводу, что рая на земле не существует. Может быть не все, но многие приходят и ко второму выводу, что человеческое тело - это его тюрьма. Здесь мне не дадут соврать инвалиды и старики. Это простые и логичные выводы, для осознания которых не надо быть религиозным или духовным человеком. Для их осознания достаточно всего лишь пережить свою молодость.

Когда-то отец сказал мне, что чувствует себя молодым до тех пор, пока не посмотрит в зеркало.
Третий вывод не очевиден и представляет для людей скорее догадку. Он гласит, что человек не является телом, что тело всего лишь оболочка души. Душа не стареет, а тело стареет и умирает. А коли так, то смерть тела не означает смерти человека, а только его оболочки. Возможно, старость и даётся человеку, чтобы осознать этот главный вывод человеческой жизни.

Ведь среди стариков почти нет атеистов и не только потому, что они боятся.
Но тут возникает проблема, которая состоит в том, что человек обречён относиться, как он уверен, к этому выводу лишь с позиции веры. На этом построены все религии. Люди воспитаны так, что в это можно только верить или не верить. И не рассматривается ситуация, когда об этом можно просто знать.

Знать на собственном опыте. Знать ещё при жизни и не переживая при этом опыт клинической смерти.
Я знаю, почему людей упорно делят на верующих и атеистов. Когда меня спрашивают верующий я или нет, то я отвечаю, что нет. И меня автоматически записывают в атеисты.

Когда я говорю, что и это не так, то спрашивающий или впадает в ступор, или записывает меня в сатанисты, сектанты, придурки, колдуны или шарлатаны. Таково многовековое воспитание людей. Но это не просто воспитание. Это намеренное действие, имеющее целью превратить людей в депрессивных рабов.

Это злонамеренная пропаганда, лишающая людей перспектив стать свободными и знающими.
Это знание существует столько, сколько существует человечество. И практически всегда было ему доступно. Однако противодействие ему всегда было огромным. Борьба с возможностью людей получить это знание приобретала самые разные формы.

От физического устранения инакомыслящих в средние века, как в Европе со стороны инквизиции, так и у нас, до промывания мозгов сейчас, причём сейчас, пожалуй, на первое место вышло государство.
Я не фанатик. И я меньше всего хотел бы быть обличителем. Думаю, многие люди и так всё понимают.

И именно для них я это пишу.
Я как-то смотрел передачу по телевизору, темой которой была депрессия. Там один врач сказал, что люди, находящиеся постоянно в состоянии депрессии составляют абсолютное большинство на земном шаре. Причём почти все они уверены, что это обычное и нормальное их состояние.

А половина земного шара прибывает в клинической форме депрессии и тоже думает, что всё нормально. Ну а что тут такого особенного, думают они, трудно сопротивляться натиску жизни.
Понимая, что телевизор не является источником правдивой информации, я всё же склонен доверять этой статистике. Достаточно оглянуться по сторонам. Редко кто постоянно живёт в состоянии вдохновения и поющего сердца.

А ведь именно такое состояние можно считать отсутствием депрессии. Если человек выпил пивка и ему захорошело или посмотрел смешную передачу и стало веселей, то это не означает отсутствия депрессии. Отсутствие депрессии сравнимо с влюблённостью, когда жизненные ситуации не грузят, а как бы проходят, на фоне ощущения счастья и наполненности. Составляют ли такие люди большинство? Нелепо даже об этом спрашивать.

Но почему?
Позвольте мне предложить свою версию, а возможно и выход из положения. (Я всё время ловлю себя на мысли, что хочу извиниться за высокопарность своей речи. Но ведь действительно есть вещи, о которых трудно говорить без эмоций).
Я думаю, депрессия - это подсказка человеку, которую он в силу своего воспитания и, извините, зашоренности, не может понять. Его подлинная сущность, его душа даёт знак, что ей плохо. Люди же воспитаны так, что всё списывается на банальные житейские неурядицы, и что нужно просто быть сильным. Я где-то слышал, что организм человека способен легко уничтожать любые вирусы, но сам впускает их в себя, чтобы произвести чистку с их помощью.

Так и с депрессией. Наличие депрессии даёт шанс человеку отвлечься от своих важных дел и приступить к поиску главных ответов. Но, сопротивляясь депрессии, люди усугубляют положение. Вместо поиска ответов всё сводится к поиску тех или иных антидепрессантов, то есть того, что просто поднимет настроение.

И это не вина людей, а проблема. И в условиях той клетки, в которой живёт сознание и душа людей, эта проблема неразрешима. Да и сама проблема порождена именно этой клеткой, этой тюрьмой для сознания и души.

Поскольку души всех людей чувствуют это непосредственно, то есть, минуя осознание этого факта, то и получается, что депрессия носит глобальный характер. И ей одинаково подвержены и атеисты и верующие.
О каком же спасительном знании я говорю? Прежде всего, хочу сказать, что я далёк от мысли поучать кого-то или возвышаться таким образом. Моё дело предложить, а ваше проверить или послать меня к чёрту.

Принимать на веру то, что я пишу, не следует. Слишком много тех, кто требует, чтобы сказанное ими принималось на веру. Я не с ними.
Суть знания, о котором я говорю, состоит в том, что каждый человек способен отделяться от своего тела и благополучно возвращаться обратно. Отделившись от тела, он способен постигать миры, лежащие за пределами известного нам физического мира, создавать свои миры, став, таким образом, создателем.



Содержание  Назад  Вперед