Теперь же всё было зловеще реальным.


Меня буквально накрыл безотчётный страх. Я понял, что всё ещё в тонких мирах. Показатели ясности образов и мышления были стопроцентными.

Когда я экспериментировал с зеркалом, они едва дотягивали до пятидесяти или семидесяти процентов. Теперь же всё было зловеще реальным. Зловеще потому, что я не был уверен, что вообще не останусь здесь навсегда. Пришла абсурдная на первый взгляд мысль, что раз я не могу отличить одну реальность от другой, то это значит, что я оказался в материальном мире, но не в своём. Если бы не отсутствие двери, то, возможно, я бы так и не заметил, что не вернулся домой.

Как мог, постарался успокоиться. Даже появились проблески интереса к сложившейся обстановке. Но всё же решил попытаться вернуться в привычный материальный мир. Я закрыл глаза и начал интенсивно представлять, что двигаю стопой физической ноги. Через несколько секунд снова ощутил себя лежащим в кровати в своей комнате.

Всё было на месте, включая дверь. Но теперь я решил провериться. Попробовал взлететь.

В первый раз обрадовался, что не получилось. По всем признакам я был дома. Но ещё несколько дней после тех событий у меня было какое-то странное ощущение, что я всё-таки не вернулся или вернулся как-то не полностью или не туда. К моему удивлению, среди моих новых знакомых оказалось несколько человек, переживших подобный опыт, связанный с тем, что не можешь вернуться в привычный мир. Для кого-то это было забавно, кто-то испугался. Но все в один голос говорили, что заблудиться там насовсем маловероятно.

Основываясь на результатах своей практики, могу сказать, что это не только маловероятно, но и, скорее всего, вообще невозможно. Пока человек накрепко связан со своим физическим телом, никаких вариантов задержаться в тонких мирах надолго, просто нет. Самое невероятное, интригующее или пугающее путешествие закончится тогда, когда затечёт какая-нибудь часть тела от долгого лежания или телу просто понадобится в туалет. Кроме того, я не припомню ни одного свидетельства о том, чтобы человек, увлекающийся выходами из тела, умер во сне. Не говоря о том, чтобы это носило массовый характер.

Это нужно знать, и просто спокойно возвращаться. А ещё лучше продлжать исследование, тем более что показатели осознанности и реалистичности в такие моменты обычно высокие.
ОС (5)
Я не практикую специально попадание в тонкие миры через осознанные сны, считая этот способ наименее управляемым. Поэтому все случающиеся у меня ОС происходят спонтанно.
В этот раз я осознал себя во сне на какой-то оживлённой улице. После осознания улица сразу преобразилась. Меня это мало интересовало, так как ещё с вечера был намечен определённый план исследования и путешествия, если возникнет прецедент. Осознав, сразу вспомнил о плане.

Я давно не был на море, и хотелось побывать в какой-нибудь курортной местности. Представив себе ласковые волны, накатывающие на песчаный берег, сразу почувствовал знакомое движение в трубе, сопровождающееся ревущим звуком. Зная, что очень важно не прекращать визуализацию до момента попадания на место, продолжал представлять волны. Раньше я думал, что в том положении, в котором человек находится в тонких мирах, невозможно ничего представлять, а только смотреть.

Оказалось, что это не так. Разница лишь в том, что представляя что-то в материальном мире человек обычно не получает немедленной реакции. А в тонких мирах реакция мгновенна, и визуализация является способом попадать в заданное место.

Отметил про себя, что перемещение в пространстве тонких миров всегда было для меня лёгким делом, причём с самого начала практики. Лёгкого намерения достаточно, чтобы меня сразу куда-то потащило.
Почувствовал знакомое ощущение приостановки движения. В следующее мгновение я уже стоял примерно по колени в воде, ощущая её приятную прохладу. Осознанность и чёткость картинки были довольно низкими, особенно образы, и поэтому я решил поднять их общий уровень известным способом. Начал рассматривать ладони рук. Для меня критерием поднятия основных показателей является момент, когда я вижу свои привычные линии ладоней.

Сначала эти оранжево-жёлтые сгустки вообще мало напоминали кисти рук, но я продолжал всматриваться в них, пока они не приобрели очертаний вполне похожих на человеческие кисти. Затем перевёл внимание на море, и наконец-то увидел его. Потом снова на руки.

В какой-то момент я увидел свои линии ладоней. Это было свидетельством достаточной глубины состояния. Вдруг пляж стал обитаемым. Появились люди, одетые в купальные костюмы, шезлонги, дети, надувные круги. Был тёплый солнечный день.

Я стоял, любуясь на эту внезапно свалившуюся на меня курортную благодать. Так и хотелось у кого-нибудь спросить словами Булгаковского героя Стёпы Лиходеева: умоляю, скажите, какой это город?
Прямо от пляжа начиналась какая-то невероятно симпатичная и уютная старинная улочка. По сторонам от мощёной булыжником дороги стояли небольшие домики, архитектура которых напоминала мещанские постройки девятнадцатого века. Я пошёл по ней, с удовольствием и даже каким-то благоговением, рассматривая всё вокруг. Вдруг на моём пути появился лоток с продающимися книгами. Я сразу вспомнил, что давно хотел попробовать прочитать в тонком мире какой-нибудь текст.

Наверное, поэтому этот лоток и появился. Взял не книгу, а какую-то газету. Приблизил к себе первую попавшуюся статью. Попытка прочитать хоть что-нибудь не привела ни к чему. Буквы кириллицы исправно слагались в слова, а слова в предложения, но прочитать это было невозможно.

Примерно это выглядело так: Алстылшу олкь бюн. Прлодлдю лтотдбы тдзй. Это было довольно забавно. Всё как обычно. Столбцы статей, заголовки, всё как положено, но прочитать ничего нельзя.

Пришлось вернуть газету на место. Отошёл от лотка, стремясь продолжить свой путь.
А дальше, друзья мои, я увидел её. В сознании последним предупреждением пролетели слова, что секс в тонком мире обычно приводит к преждевременному возвращению в бренное тело. Но где там. Голос разума был подавлен инстинктом, который в материальном мире сам как раз этим самым разумом и подавляется.

Тогда я ещё не умел управлять этим в тонком мире так, чтобы доводить дело до оргазма, но потом научился. Ситуация развивалась стремительно. Вот мы уже в каком-то доме. Поцелуи. Раздевание.

Ну вот, ну, ну, ну… Но вдруг всё кончается. В следующее мгновение чувствую себя в физическом теле, на кровати и в одиночестве.
Вообще я подтверждаю наблюдения многих практиков ВТП и ОС, что в тех мирах первое, с чем сталкиваешься это секс и страх. У современного человека и то и другое обычно является основными побудительными мотивами. Но дело в том, что в так называемом цивилизованном обществе эти руководящие мотивы обычно загнаны глубоко внутрь и не выставляются напоказ. Страх и секс подавляются, но всё же руководят людьми.

В тонких же мирах всё можно. Можно даже то, что невозможно даже представить в материальном мире, не говоря уже о том, чтобы осуществить. Поэтому редко кто из практиков проходит там мимо секса. Это не только удовольствие, но и препятствие, которое нужно научиться преодолевать и контролировать. Зато потом, когда контроль будет развит, качество и сила ощущений, связанных с сексом могут превысить те, что человек испытывает в материальном мире.

Кроме того, это не будет сопровождаться потерей энергии. Со страхами в тех мирах практикующие в целом встречаются реже, чем с сексом. И в основном в начале.
Занимаясь практиками, связанными с выходами из тела, я часто думал о возможности как-то связать происходящие события с привычным материальным миром. Мир фентези, в который я погружался, был, конечно, очень интересен и захватывающ. Переживания, которые он дарил, были вполне глубоки и достаточны, чтобы заниматься этим всю жизнь, привнеся в неё новые и богатые краски и ощущения.

Но получить реальную пользу, выраженную, например, в получении какой-то информации, полезной для жизни в материальном мире, было бы не менее интригующе. Конечно, я не претендовал на то, чтобы таким образом получить номер банковского счёта какого-нибудь олигарха. Меня вполне бы удовлетворила информация, касающаяся моей собственной жизни.
Имеющегося у меня опыта было вполне достаточно, чтобы понять, что отделение от тела и проникновение в тонкие миры открывает больше возможностей, чем даёт, например, ясновидение. Притом это значительно легче. Если способность ясновидения воспринимается не иначе как дар какому-то определённому человеку, то возможность открыть для себя ВТП или ОС есть практически у всех. А подключение и в том и в другом случае идёт к тонкому миру.

Нет ничего удивительного, что подлинно талантливые ясновидящие - это редкость. Ведь им приходится видеть, не отключая органы чувств физического тела. Но зачем такие трудности, если есть более легкий и доступный, а в ряде случаев и более качественный способ.
Настал момент, когда мне во что бы то ни стало захотелось подтвердить для себя возможность пересечения тонкого и плотного миров. Или окончательно опровергнуть такую возможность. Для опыта я решил купить какой-нибудь журнал и, не открывая, запомнить обложку.



Содержание  Назад  Вперед