Все подобные опыты требуют времени.


На место изношенного станка, находящегося накануне своего изъятия из цеха, мы можем поставить новый, более высокого качества. Именно в этом заключается возможность прибавления нового капитального элемента к нашему предприятию без добавления нового станка в целом. Когда мы предлагаем процент за заем нового капитала, мы предлагаем нечто за возможность заменить новыми станками, содержащими определенный комплекс капитальных элементов, старые, содержащие эти элементы в меньшем количестве. Машины первого сорта в спросе во многих местах ввиду того, что машины второго сорта стоят накануне их изъятия, и, таким образом, повсюду прибавляются к общественному запасу капитальных благ новые производительные силы.

Ни один из предпринимателей, производящих подобную перестройку, не делает ее для того лишь, чтобы подвергнуть научному испытанию конечное приращение капитала и зарегистрировать норму его производительности; однако производство ряда перестроек позволяет проделать эту проверку и отметить норму производительности последних единиц капитала. Та выгода, которую предприниматель обнаружил как результат вливания нового элемента капитала в свое оборудование, становится путеводной нитью, по крайней мере, для него самого при дальнейшем спросе на капитал, так как эта выгода указывает, сколько он может уплатить за него. Аналогичные опыты говорят другим предпринимателям, сколько они могут предложить за капитал; и когда необходимо получить новый капитал, люди, опыт которых доказывает, что элементы нового капитала дадут крупный доход, будут спрашивать и получать новый капитал скорее, нежели те предприниматели, опыт которых показал, что для них новые элементы капитала имеют меньшую ценность.

Все подобные опыты требуют времени. Но социальная эволюция имеет в своем распоряжении достаточно времени. Медленно, но верно становится известным, какие ценностные элементы представляют наибольшую ценность для каждого предпринимателя.

Становится также известным, какие предприниматели в состоянии на основе доходности наилучших элементов капитала выяснить, сколько они могут надбавить по сравнению с другими в борьбе за займы, и, таким образом, получить столько нового капитала, сколько есть в предложении. Медленно, но верно весь общественный капитал перестраивается так, чтобы дать максимальную продукцию. Он покидает людей, в руках которых он создает меньше продуктов, и переходит к тем, которые могут извлечь из него больше; и в законченном статическом состоянии он достиг бы повсеместно уравненной, а также максимальной общей производительности.
Как мы видели, существует зона безразличия для труда. Существует ограниченная предельная область, в границах которой немного людей может быть изъято из одной профессии и направлено в другую, без значительных сдвигов в характере применяемого в каждом отдельном случае капитала. Этот момент имеет большое значение для практического регулирования заработной платы.

В отношении капитала также существует факт, который может быть приблизительно сопоставлен с вышеуказанным. Некоторые орудия могут применяться в различных отраслях производства. Мы можем взять молоток из одной мастерской и перенести его в другую, и мы можем проделать то же самое в отношении ряда вещей, не изменяя характера производимой работы или характера остального оборудования. В этом есть, следовательно, нечто, похожее на зону безразличия для капитала
Эти зоны, однако, не исчерпывают всех предельных районов, в которых устанавливаются заработная плата и процент. Эти сферы значительно шире. Заработная плата имеет тенденцию совпасть с продуктом, который может быть создан дополнительной единицей труда в любом месте производственной системы, при условии, что предприниматели создадут для нее выгодное место путем изменения характера своих предприятий и оборудования.

Процент имеет тенденцию совпасть с продуктом, который может создать почти всюду излишнюю единицу капитала, воплощаясь в выгодное изменение комплекса капитальных благ. Когда эти более общие перестройки капитала произведены, то продукт его в зоне безразличия становится доступным показателем его производительности в более широкой предельной сфере.
Прежде всего, мы помним, что капитал материален. Он существует только в предметах, которые можно видеть и ощупать; и, однако, теперь оказывается, что последние приращения капитала не поддаются подобным манипуляциям. Мы не можем в буквальной физической форме изъять из машины подобный последний элемент капитала, как мы его только что определили, оставляя в неприкосновенности остальную машину. Не существует такого механического процесса, который может изъять из первосортного станка то, что делает его лучше второсортного, и, тем более, сохранить изымаемый таким образом элемент для употребления.

Приращения капитала могут быть расположены в воображаемый ряд в порядке их производительности так, что последняя единица будет наименее производительной; но совершенно невозможно взять работающее предприятие какого-либо предпринимателя и разделить его физически на подобные приращения. Рассортировывая различные машины по классам, мы ничего не добьемся в этом направлении так же, как и разбирая их на части. Если мы предоставим им возможность окончательно износиться и затем заменим их оборудованием высшего сорта, используя экономию на покупке станков худшего качества на улучшении качества какого-либо другого общего оборудования, - мы косвенно выделим последнее приращение капитала из других приращений; однако по окончании этого процесса, мы по-прежнему будем иметь это приращение нераздельно связанным с другими в новом сочетании. Все приращения, взятые вместе, образуют запас капитальных благ, или оборудование производства, которыми можно физически манипулировать; но приращения капитала, рассматриваемые в отдельности, являются абстракциями ввиду того, что они являются в основном не чем иным, как качествами материальных вещей.

Мы по существу находимся в царстве подобных абстракций, когда мы рассуждаем относительно производительности последовательных доз капитала, применяемого на ферме, шахте или фабрике. Сводя капитал в исследовательских целях к ряду приращений, мы получаем возможность разложить конкретный предмет на качества; но в то время как вместе они могут образовать предмет, в отдельности они обладают лишь идеальным существованием.
Таким образом, в капитальных благах воплощены приращения капитала в слитой форме; и фраза "в буквальном смысле отделенные друг от друга приращения капитала" означала бы противоречие, ибо всякое буквальное отделение означало бы разрушение капитальных благ и уничтожение капитала. Приращения капитальных благ могут, однако, существовать и в отдельности. Построив одно судно, мы можем построить второе и третье, - до тех пор, пока у нас не будет целый флот; но каждое судно расширяет весь ряд наших приращений капитала, если их расположить в порядке их производительности, и будет содержать некоторую часть каждого приращения нашего капитала от первого до последнего.

Мы можем, конечно, буквально и физически передвигать эти суда; но мы не можем передвинуть последние приращения капитала в экономическом смысле из одной группы в другую, если не считать постепенной замены судов этого флота худшими и повышения качества капитальных благ где-либо в ином месте.
Несмотря на все это, возможно и даже абсолютно необходимо измерять производительность последних приращений капитала в собственном смысле этого слова. Предприниматель, который не может успешно производить этого, будет устранен из сферы производства.





Содержание  Назад  Вперед