В поисках выхода для избыточного труда


Цена зерна на западной стороне Атлантического океана фактически равна цене на восточной стороне его, за вычетом издержек по перевозке и продаже. Это связано с тем, что Европа является импортирующей страной, в которой может быть продан весь излишек американского хлеба. Если мы прибавим к вывозимому урожаю пятьдесят миллионов бушелей, то Европа примет их по несколько пониженной цене и английские биржевые цены покажут величину снижения. Небольшой местный рынок не может служить общим регулятором цен.

Исландия или Лабрадор могут ввозить американскую пшеницу, но местные биржевые цены не имеют коммерческого значения. Все, что может поглотить подобная страна, не повлияет на размеры американских запасов; и если бы в связи с каким-нибудь бедствием пришлось бросить на подобный рынок необычную часть урожая пшеницы нашего материка, то вскоре обнаружилось бы здесь затруднение в области его сбыта и пшеница потеряла бы здесь всякую ценность. Полезность последней единицы пшеницы, выросшей в нашей стране, определяет цену всей пшеницы; но даже если бы эта последняя единица была продана целиком за границей, цена распространилась бы повсюду, Лабрадор получил бы небольшую часть этого количества, и цена пшеницы здесь соответствовала бы цене ее в любом ином месте. Большого влияния на регулирование цены в других местах он не имел бы.

В поисках выхода для избыточного труда необходимо найти какое-нибудь экономическое поле, в котором может найти применение неограниченное его количество. Подобного выхода, однако, не предоставляют участки не дающей ренты земли, на которых могут устроиться люди. Обыденная мысль не могла не заметить, что в качестве выхода для избытка рабочей силы сельскохозяйственная площадь, находящаяся на границе обработки, более похожа на Исландию, чем на Ливерпуль в только что приведенном примере, ибо она совершенно лишена возможности принять более или менее крупный пряток рабочих рук. Направьте весь избыток бельгийского населения на жительство в песчаные районы и высчитайте, если это возможно, насколько ниже голодной границы должны упасть с математической неизбежностью их заработки. Доходы работников на бельгийских песках или в американских бесплодных равнинах соответствуют, правда, и в известных пределах измеряют общий уровень заработной платы; но это объясняется тем, что в мире в целом имеется обширный и бесконечно эластичный рынок для избыточных рабочих рук, причем нерентабельные земли, разумеется, получают лишь микроскопическую долю этих рабочих рук.

Конечное приращение труда в мире служит фактором, определяющим заработную плату, так же, как конечная единица запаса товаров является фактором, определяющим их цену; но эта единица распределяется по всем отраслям производства всего мира. То, что она может произвести повсюду, служит стандартом всеобщей заработной платы.
Мы не только допускаем, но положительно утверждаем, что существует предельная область, где определяется величина заработной платы. Она предоставляет широкое поле труду, и то, что люди могут получить в этой обширной предельной области, определяет стандарт заработной платы. Эта сфера в отношении рабочих рук играет фактически ту же роль, что и европейский рынок для пшеницы: это место, в котором любой возможный излишек рабочих рук может быть размещен на более или менее приличных условиях жизни.

Если мы обнаружим подобный рынок, мы определенно разрешим проблему закона заработной платы.
В самом начале мы можем найти рынок этого вида достаточно обширный, чтобы принять весьма значительное количество рабочих рук. Неограниченную массу рабочей силы он не может поглотить, но это важный выход для труда и фактор, который необходимо рассмотреть в теории заработной платы. Люди фактически работают голыми руками и получают все, что они создают не только на землях сельскохозяйственного предела, но и в других местах. Подлинным пределом обработки - или точнее использования - не является исключительно или главным образом сельское хозяйство, но он простирается по всей системе производства. Существуют другие производительные орудия, помимо земли, которые не дают ренты своим собственникам, и для получения их в пользование достаточно просьбы.

Сами работники могут не иметь возможности добыть их; но интересы людей, именуемых предпринимателями, гарантируют то, что они будут пущены в ход и что вместе с ними будут поставлены на работу люди при условии, что при этом может быть обеспечена заработная плата, включающая оплату за управление и другие формы труда. Существует граница использования в хлопчатобумажной промышленности, в чугунно-литейной, в торговом деле, в пассажирском и грузовом транспорте и во всех других возможных профессиях.
Часть предельной сферы для труда дастся заброшенными землями, которые можно получить для возделывания хлебных злаков, но получаемая таким образом часть представляет почти бесконечно малую долю всей сферы. Большую часть представляют не дающие ренты орудия других видов, и еще большая часть создается путем обращения в пользование всей массы рентабельных инструментов, причем за это не взимается особой ренты. В современной и рентабельной фабрике может работать тысяча человек; и из продукта, создаваемого их трудом и самой фабрикой, может быть оплачена фабричная аренда. Возможно, что еще двадцать человек смогли бы найти места на этой фабрике, и что их присутствие выразилось бы в определенном увеличении ежедневной продукции.

Возможно также, что весь добавочный продукт поступит работникам в качестве заработной платы, что собственник фабрики не предъявит на него никаких претензий. При этих условиях эти предельные работники получат полностью продукт своего труда, и их заработки, в сущности, будут также свободны от претензий хозяев, как в том случае, если бы они возделывали заброшенную землю в качестве ее собственников или пустили в ход брошенную фабрику, на которой их присутствие не встретило бы протеста со стороны собственника.
Здесь, таким образом, мы имеем предельную долю запаса рабочих рук; и она, по-видимому, в состоянии определить рыночную ставку оплаты всякого труда. Здесь также имеется прямая связь между оплатой этой предельной части труда и продуктом, который может быть приписан именно ей. Определяет ли продукт предельного труда стандарт заработной платы, подобно тому, как цена конечного приращения определяет общий стандарт ценности благ?

Если да, то закон заработной платы может быть изложен следующим образом: 1) согласно обычному коммерческому правилу, все работники данной квалификации должны получать то, что получают предельные работники той же квалификации. Этот принцип определяет рыночный стандарт заработной платы; 2) предельные люди получают то, что они производят. Этот принцип служит более косвенным регулятором заработной платы, определяя естественный стандарт для нее.

В этой формуле мы правда подошли близко к искомому нами закону, но мы еще не достигли его. Подлинный закон в точной его форме весьма похож на предыдущий; но между ними имеется существенная разница.





Содержание  Назад  Вперед