Взятым новым людям отдается весь их продукт.


Ему за его труд может быть уплачена ценность пшеницы, которая, благодаря наличию этого человека, в течение ряда лет спасается от гибели. Еще один человек может собирать колосья вслед за жнецами, и он может получить именно ценность того, что он соберет. Этот добавочный человек нередко увеличивает совершенство сена или обработки. Но если он создал меньше и получил меньше того, что он фактически создает, он обратится к земле низшего качества. Утверждая, что человек, находящийся на интенсивной границе сельскохозяйственной группы работников, будет получать в качестве оплаты ценность своего продукта, мы исходим из предположения абсолютной свободы конкуренции между предпринимателями.

Когда подобный человек предлагает свои услуги предпринимателю, то он фактически предлагает некое добавление к урожаю фермера. Если один фермер не захочет уплатить рыночную цену этого добавочного продукта, то другой согласится на это, при условии безукоризненного действия конкуренции. Однако всегда необходимо принимать во внимание трения, ибо подобные механизмы регулирования далеки от совершенства в любом обществе.

Задачей настоящего исследования, тем не менее, является определение стандарта, с которым стремится совпасть заработная плата, - стандарта, с которым она совпала в обществе, лишенном трений. Наш ответ гласит, что заработная плата совпадает с продуктом, который можно приписать предельному труду.
Мы также стремимся выяснить, что собой представляет подобный предельный труд. В сельском хозяйстве значительная часть его заключается в конечном приращении труда, употребляемого на интенсивную обработку хорошей земли. Подобный труд требует от фермера незначительного увеличения его капитальных вложений. Ему не нужно прикупать земли или вносить еще больше длительных улучшений в землю, которой он уже владеет. Во многих случаях ему не приходится даже ничего добавлять к своему оборудованию.

Он должен добавить к своей рабочей силе только этого человека так, как он есть, с голыми руками. Всякий добавочный продукт следует приписать труду этого человека и только ему; и неограниченное действие конкуренции имеет тенденцию дать этому человеку в качестве заработной платы ценность этого продукта.
Подобный интенсивный предел сферы деятельности для труда отнюдь не ограничивается сельским хозяйством; его можно обнаружить во всей производственной системе. Повсюду существует черта, которую невыгодно переступать при увеличении числа рабочих, использующих действительно производительное оборудование промышленности. Хотя на пароходе могут работать сто матросов, но сто пять справятся с работой лучше.

В этом случае пять дополнительных людей находятся на интенсивной границе использования парохода и фактически свободны от уплаты ренты. Все, что судно само должно платить своим владельцам, было оплачено, когда оно обслуживалось первоначальным экипажем. Последние пять человек, взятые на борт, поэтому создают специальный продукт. Они придают судну более энергичный ход и кладут деньги в карманы владельца; во при получении заработной платы: они опять вынимают эти деньги из его кармана.

На фабриках, в копях, лавках, доменных печах и т. д., зачастую, таким образом, имеются возможности изменять в узких пределах число употребляемых людей, не оказывая влияния на доходы владельцев. Взятым новым людям отдается весь их продукт.
В производственной системе встречаются, однако, некоторые точки, где нет подобной эластичности числа работников, могущих быть экономно занятыми. Данная машина зачастую требует для своего обслуживания только одного человека и не больше. Таким образом не в каждом пункте крупного предприятия рабочая сила может быть увеличена или сокращена без какого-либо изменения в характере капитального оборудования.

Однако в торговом деде зачастую бывает значительная эластичность в размерах рабочей силы, могущей быть использованной для продажи данного запаса товаров. В фабричном деле и транспорте рабочая сила также может подвергаться зачастую значительным колебаниям, без каких бы то ни было изменений в размерах или характере капитальных благ, используемых в сочетании с нею.
Подобные изменения, конечно, могут иметь место в сравнительно узких границах. В одном месте производственной системы можно прибавить к группе в сто человек еще пять, причем не потребуется изменений в размерах используемого капитала или изменений его формы. В ином месте можно прибавить или отнять лишь одного человека из сотни. Если в каждой из общих групп, в которые организовано общество для целей производства, можно прибавить или отнять, скажем, один процент рабочей силы, не будучи вынужденным произвести какие-либо изменения в оборудовании станками, машинами, материалами и т. д., которыми здесь пользуются, то этого достаточно, для того чтобы создать известную теоретическую базу для закона заработной платы. Любой человек из ста может, следовательно, покинуть своего хозяина, не принося ему ни вреда, ни выгоды; и если он предложит свои услуги другому и попросит в вице оплаты то, что он произведет для него, то, получив эту работу, он не принесет ни выгоды, ни убытка этому второму хозяину.

Можно сказать, таким образом, что в сфере работы, контролируемой каждым предпринимателем, существует то, что мы можем называть зоной безразличия. В пределах этой зоны люди могут приходить и уходить, не оказывая влияния на доход предпринимателей. Предприниматели могут принимать, новых людей, предлагающих свои услуги, не только из соображений выгоды, и для ограниченного числа работников имеется возможность свободно переходить из группы в группу в пределах производственной системы.

Если конкуренция действует с полной беспрепятственностью, то всюду, куда идут эти предельные работники, они получают в виде оплаты полностью продукт своего труда; хотя фактически, в виду того, что конкуренция действует далеко не совершенно, то, что получают эти люди, - лишь приблизительно совпадет с их продуктом.
Когда какой-либо человек покидает своего предпринимателя, можно определить, сколько он стоит, выяснив, сколько предприниматель теряет в связи с тем, что его рабочая сила уменьшилась на одного человека. Возможно, что личность данного человека, уходящего с работы, не имеет значения. Единственно важным может быть тот факт, что где-либо на фабрике, в группе, в которой раньше было восемь человек, теперь осталось семь, или - девятнадцать там, где было двадцать. Человек этот, скажем, является средним, неквалифицированным работником; и он может переменить свою профессию, причем это не вызовет потерь и трений, какие повлек бы за собой переход из одной группы в другую человека, владевшего какой-либо выгодной специальностью. Первый вопрос, на который нам необходимо ответить, гласит: сколько теряет первый предприниматель благодаря уходу работника?

Другой вопрос гласит: сколько второй предприниматель выигрывает благодаря наличию этого работника?
Поскольку люди, находящиеся на работе у предпринимателя, могут быть заменены друг другом, для него безразлично, кто из них покидает работу у него. Если уходящий человек, выполнял работу, совершенно необходимую для ведения его дела, то предпринимателю нужно только поставить на его место человека, выполнявшего наименее нужную работу. Работа, которая остается не выполненной в связи с уходом одного человека, всегда носит предельный характер.

Люди на фабрике располагаются в различные группы в порядке значения выполняемой ими работы.
Первая группа делает нечто, крайне необходимое, вторая - нечто такое, что крайне важно, но все же менее важно, нежели то, что делает первая, и т. д.; последняя группа делает работу, которая меньше всего увеличивает производительность этого предприятия. Если покидает предприятие человек, принадлежащий к первой группе, то хозяину его остается лишь поставить на его место человека, взятого из последней группы. Не сделанной останется наименее нужная работа.

Действительное значение любого из этих взаимозаменимых рабочих для предпринимателя определяется абсолютным значением работника, выполняющего наименее необходимую работу.
Далее мы обнаружим, что там, где люди не обладают подобной абсолютной взаимозаменимостью, все же происходит нечто родственное этой замене одного другим, когда работник высшего ранга, выполняющий важную функцию, покидает свое место. Эта функция не остается невыполненной. Для выполнения работы ушедшего человека ставится другой; и работа, которая остается невыполненной, так же, как и выше, является работой предельного характера.

Замены, которые приходится делать для того, чтобы достигнуть этого результата, правда, наносят некоторый ущерб предпринимателю, ибо важные виды работы выполняются не так хорошо, как раньше. Излишний ущерб, причиненный благодаря этому, служит мерилом специфической ценности человека, уход которого вызвал замену. Все виды труда, однако, действительно измеряются, в конечном счете, предельными стандартами; и весь процесс оценки может быть понят лишь тогда, когда мы достигнем более позднего пункта в изучении предельной производительности труда.
Нам необходимо теперь отметить, что, поскольку люди взаимозаменимы, они все одинаковы в том, что мы можем назвать их действительной производительностью.



Содержание  Назад  Вперед