Он должен ухудшить оборудование своего предприятия.


Здесь предполагается, что размеры рабочей силы остаются неизменными и что увеличение капитала на одного работника заставляет предпринимателей обзаводиться все лучшими видами производственного оборудования. В самом деле, при удвоении как числа работников, так и размеров капитала, не будет необходимости в качественном улучшении капитальных благ, о котором мы говорили. Если мы можем дать новым работникам совершенно такое же оборудование, каким обладали прежние работники, то капитал удвоится более или менее естественным способом. Правда, это встретит на своем пути затруднения, связанные с отношением земли к другим капитальным благам. Мы можем удвоить каждую часть оборудования, за исключением, земли; в связи с тем, что мы не сможем удвоить размеры земли, мы вынуждены будем все же при расширении капитала вносить изменения в качество воплощающих его благ.

Мы хотим теперь уяснить, что наши утверждения относительно естественного способа увеличения капитала относятся к росту, не сопровождающемуся параллельным ростом рабочего населения. При десяти единицах капитала в руках десяти человек этот капитальный фонд воплощается в определенных конкретных формах; но если эти десять человек получат двадцать единиц капитала, то он примет уже иные формы. Усовершенствования орудий производства служат воплощением для нового капитала в гораздо большей степени, нежели увеличение их числа, которое также может иметь место. Последнее приращение капитала является преимущественно, хотя и не целиком, качественным.

Если это так, то ясно, как далеко от действительности представление о капитале как существующем в физических формах - как набор конкретных орудий производства -посреди конкурирующих предпринимателей, и готовом в этой форме перейти к одному или к другому, в зависимости от того, кто больше за него даст. Объектом конкуренции как раз в этой форме является капитал, но не капитальные блага. Капитал, вокруг которого вдет борьба, не состоит из орудий производства - конкретных, видимых, движимых и готовых к любому из десятка различных применений: не существует запаса капитальных благ, который обладает такой приспособляемостью к любым условиям, что все предприниматели стремятся получить долю его.

Однако существует всеобщая конкуренция вокруг капитала, и в результате ее устанавливается норма процента. Всякий предприниматель в общей системе общественного производства является возможным предъявителем спроса на любой капитал, существующий в этой системе. Если он может извлечь из него больше, чем нынешний владелец этого капитала, то он, конечно, предложит более высокую цену за него, чем нынешний владелец, и таким образом получит его.

Никакой капитал как таковой не прикреплен к одному предпринимателю или к одному месту этой системы. Однако блага, в которых воплощен капитал, так же скованы в своих движениях, как свободен сам капитал. Станки группы А зачастую бесполезны в группе В. Если бы мы физически изъяли один из них из мастерской А и доставили бы его в мастерскую В, то мы не оказали бы В никакой услуги. Мы повредили бы производству группы А и никому не принесли бы выгоды.

Доменная печь имеет ценность для железопромышленника, но не для текстильного фабриканта; судно полезно судовладельцу, но не шахтовладельцу и т. д. Короче говоря, между предпринимателями различных отраслей производства, конкуренция за капитальные блага носит весьма ограниченный характер.
Если производственные орудия не отличаются большой подвижностью, то что же сказать относительно производительных элементов в этих орудиях? Можем ли мы изъять из доменной печи железопромышленника последние из качеств, придающие ей производительность, и передать эти качества веретенам ткача? Можем ли мы произнести магическое слово, которое снизит качество доменной печи и улучшит качество веретен?

Именно это необходимо было бы сделать для того, чтобы доменщик мог отказаться от последнего приращения своего капитала, а ткач-получить его.
Здесь, по-видимому, целесообразно перечислить некоторые факты, которые необходимо принести в гармонию друг с другом, если мы хотим, чтобы теория конечной производительности процента сохраняла свою силу.
1. Процент как общее правило совпадает с доходностью последнего приращения общественного капитала.
2. Это приращение состоит преимущественно из качеств орудий производства, а не из орудий в целом.
3. Область производительной деятельности орудий ограничена, и зачастую они бесполезны в других сферах производства, отличных от тех, для которых они предназначены.
4. Качества орудий производства, разумеется, не могут быть перенесены в буквальном смысле слова в другие орудия.
5. Последнее приращение капитала каждой сферы производства состоит из элемента, который в буквальном смысле связан с данным производством.
6. Капитал обладает абсолютной подвижностью: он может идти куда угодно. Он может покинуть одну отрасль и направиться в другую, и поэтому он является объектом всеобщей конкуренции. Всякая отдельная единица капитала желательна для использования в любом происходящем производственном процессе, и всеобщая конкуренция вокруг нее устанавливает норму процента.
Мы сказали, сверх того, что капитал, который является объектом этой универсальной конкуренции, не существует до борьбы за него в какой-либо физической форме, в которой люди могли бы его узреть и перенести в свои мастерские. Нигде не существует центральной кучи или запаса орудий производства, выжидающих применения и оказания услуги кому-либо. Подобные запасы товаров, которые имеются в предприятиях, уже применяются, выполняя свою продуктивную работу.

Не существует скопления пищи, одежды, домов и других предметов первой необходимости, выжидающих распределения между работниками, для того чтобы работники могли производить капитальные блага и, таким образом, фактически, но не в буквальном смысле слова, превратить предметы первой необходимости в капитальные блага. Мы уже отметили ряд причин, почему вся эта теория кормления и работы относительно происхождения капитала не выдерживает критики, и мы видели что главная из них заключается в том, что не существует подобного запаса предметов первой необходимости, где-либо накопленного и могущего быть использованным подобным образом. Конкуренция из-за капитала не является, поэтому, конкуренцией из-за уже существующих капитальных благ.
Наиболее всеобъемлющий из парадоксов относительно капитала и процента гласит, что конкуренция из-за капитала, которая носит постоянный и всеобщий характер, представляет повсеместную борьбу за получение конкретных вещей, которые еще должны появиться. Общественный капитал не существует до тех пор, пока не приобретает форм, в которых его применяют предприниматели, да тех пор, пока он не является сырьем и машинами для фабриканта, товаром для розничного торговца, транспортными средствами для перевозчика и т д. - капитал вообще не существует. Капитальные блага, обращающиеся в США на сумму в 100 млрд долларов, фактически все применяются как орудия, предназначенные для определенных целей, и действительно производящие вещи, для производства которых они годны.
Когда предприниматель предъявляет спрос на рынке на единицу капитала, то он предъявляет спрос на нечто, наличие чего в его предприятии означает перестройку его оборудования. Он, по существу, говорит: "Я предлагаю 5% в год за определенное количество производительного богатства, которое может поступить в мое распоряжение лишь в том случае, если я изменю форму оборудования, которым я пользуюсь. Я должен улучшить это оборудование, и улучшение, которое я предполагаю произвести в нем, составит новую единицу моего рабочего капитала. Кроме того, всякий, кто предоставит мне единицу капитала, должен произвести это путем аналогичной перестройки.

Он должен ухудшить оборудование своего предприятия".
Спрос на капитал, таким образом, представляет спрос на нечто такое, что еще не существует заранее, и когда оно будет существовать, то оно будет состоять, главным образом, в изменении качества производственного оборудования. Когда мы предлагаем процент за капитал [Применение новой рабочей силы без обновления капитала увеличивает размеры капитальных благ. Новые люди могут войти в производство, в котором капитал не расширен, но это может быть сделано с выгодой лишь там, где машины удешевлены, и число их увеличено. Говоря, что конкуренция выявляет производительность конечных элементов капитала путем вытеснения из данной сферы производства людей, в предприятиях которых эти элементы дают меньший доход по сравнению с нормой, мы не отрицаем, что выжившие предприниматели, устанавливающие норму процента, должны иметь способы выяснения размеров доходности последних элементов капитала в их собственных предприятиях. Путем сравнения различных видов оборудования им удается выяснить, сколько производят эти элементы, и это знание служит основой тех предложений, которые они могут делать при получении займа.], мы фактически предъявляем спрос на способность преобразовать наши мастерские и станки.

Это преобразование возможно ввиду того, что предметы, которые должны возникнуть и которые мы спрашиваем, когда хотим занять деньги на расширение нашего предприятия, требуются для замены предметов, которые должны прекратить свое существование.



Содержание  Назад  Вперед