Структурные сдвиги в экономике.


На этих и некоторых других направлениях западноевропейские компании занимают передовые рубежи (разработка АЭС, техника связи, оптика, отдельные отрасли транспортного машиностроения), но эти виды техники и продуктов недостаточно воздействуют на технологическую структуру производства. Поэтому более узкий рынок наукоемкой продукции в Европейском Союзе по сравнению с США в меньшей степени формируется за счет внутреннего производства. В целом в развитии экономики знания ЕС уступает общему уровню развитых стран. Доля высокотехнологичных отраслей и секторов хозяйства с высококвалифицированной рабочей силой в ЕС в производстве предпринимательского сектора составляет 48,4%, а в странах ОЭСР — 51%, США — 55%, Японии — 53%.
Отрицательное влияние на экономическое развитие ЕС, особенно на состояние финансов, оказывало производство вооружений прежде всего в странах — членах НАТО. Доля западноевропейских стран в общенатовских военных расходах возросла. Военные расходы поглощали 3,6% ВВП в 1980— 1984 гг., снизившись до 2,4% ВВП в 1995—1999 гг.

Они были серьезной причиной бюджетных дефицитов и увеличения государственногV долга.
Государственный сектор в Еврозоне заметно отличается от американского и японского по размерам и структуре, Доля государственных расходов здесь достигла 49%, а в США и Японии — соответственно 39 и 34% ВВП. Уровень валового государственного долга выше, чем в США — 72,9% ВВП. Процентные платежи по государственному долгу съедают значительную часть бюджетных расходов.
Ахиллесовой пятой экономического развития Европейского Союза стала массовая безработица — свыше 20 млн человек. Уровень безработицы в среднем по странам ЕС в 90-е годы составлял 9,9% в сравнении с 5,6% в США и 3,4% в Японии. Наиболее высокий процент безработных отмечается в южных странах, в Испании он равнялся почти 20%.
Структурные сдвиги в экономике. Экономическое развитие западно-европейских стран в последнее десятилетие протекает под знаком структурных изменений. Эти изменения отражают общие тенденции развития производства и общественного разделения труда в условиях нового этапа НТП и являются следствием структурных кризисов перепроизводства 70-х — начала 80-х годов.
Доля промышленности в мировом производстве сократилась, но в структуре производства обрабатывающая промышленность превосходит показатель США (23 и 18% ВВП).
Разноплановые тенденции отмечаются в роли промышленного производства. В большинстве стран она снижалась. В ряде стран (Греция, Ирландия, Испания, Финляндия) доля промышленного производства в ВВП возросла, поскольку там создавались новые производственные мощности.
К наиболее динамичным отраслям относятся электронная промышленность, в которой преимущественное развитие получило производство оборудования промышленного и специального назначения, а также производство средств связи. Однако они оказались не только не в состоянии обеспечить высокие темпы роста экономики, но и отставали в своем развитии от США и Японии. Отечественные компании обеспечивают только 35% регионального потребления полупроводников, 40% электронных компонентов, еще меньше — интегральных схем.

Западно-европейская промышленность по выпуску информационной техники обеспечивает 10% потребностей мирового и 40% регионального рынков.
В производстве компьютерной техники и электронных компонентов западно-европейские компании продолжают отставать от США и Японии, несмотря на проведенные реорганизации производства. Американская ИБМ контролирует примерно 20% западно-европейского рынка.
За прошедшее десятилетие положение Европейского Союза в прогрессивности отраслевой структуры улучшилось. На изделия, пользующиеся высоким спросом, приходится 25% продукции обрабатывающей промышленности ЕС (33% — США). В западно-европейской экономике преобладала модернизация рентабельно функционирующего производственного аппарата, а не его коренное обновление на базе новейшей техники: Поэтому страны ЕС занимают важные позиции в производстве традиционной продукции, в частности, обеспечивают почти половину мирового выпуска металлообрабатывающего оборудования (35% станков), 36% автомобилей, 37% промышленных химикатов, 48% керамических изделий.

Многие западно-европейские страны являются крупными производителями потребительской продукции. Доля отраслей легкой промышленности в Италии, Греции, Португалии превышает 15%.
Заметны различия в структурных показателях по доле сельского хозяйства в формировании ВВП — от 1,0 до 4% при среднем показателе для ЕС в 2% ВВП. В 90-е годы на 1/10 сократился объем производства сельскохозяйственной продукции в основном за счет сокращения производства зерновых. ЕС производит около 10% мирового объема кормового зерна, 7% пищевого зерна, 20% молока, 18% мяса, 12% сахара.

Улучшились показатели производительного труда в сельском хозяйстве, хотя разрыв по этому показателю остается значительным между США и Западной Европой (в два раза).
Достаточно высокие темпы роста этой отрасли способствовали увеличению самообеспеченности западно-европейских стран сельскохозяйственной продукцией. В конце 90-х годов они более чем на 90% покрывали свои потребности в продуктах сельского хозяйства за счет собственного производства. Производство отдельных видов продукции — зерна (исключая кукурузу), молока и молочных продуктов, сахара, яиц — превосходит внутренние потребности, и поставки на внешние рынки являются основным способом реализации излишней продукции региона.
Главная отрасль сельского хозяйства — животноводство. Важную роль в повышении его эффективности играют меры по рациональному использованию кормов и, в частности, более широкому использованию комбикормов. Производство комбикормов в значительной степени зависит от внешних источников сырья, к которым относятся соя-бобы, кукуруза, тапиока и др.
Сдвиги в экономике западно-европейских стран шли в одном направлении — сокращение в ВВП удельного веса отраслей материального производства и увеличение доли услуг. Именно этот сектор в настоящее время во многом определяет рост национального производства и динамику инвестиций. В нем занята 1/3 экономически активного населения.

Это увеличивает значение западно-европейских стран как финансового центра, центра оказания другого рода услуг.
Изменения в социально-экономических структурах. Несмотря на одинаковые тенденции, отраслевая структура стран ЕС до сих пор имеет довольно существенные различия, что объясняется историческими условиями развития, устойчивостью монополистических структур национальных экономик. Основать здесь компанию труднее, чем в США, требуется в 4 раза больше расходов.
Под контролем крупнейших компаний осуществляется производство значительной части совокупного ВВП. 400 ведущих промышленных компаний (всего в Западной Европе более 10 млн фирм) сосредоточили 39% общей численности занятых и осуществляли 37,4% продаж в обрабатывающей промышленности стран ЕС.
Для крупных компаний Еврозоны характерно перекрестное владение акциями, в отличие от США и Британии. Акции сосредоточивались в руках семейных групп, что вело к понижению роли управляющих, снижению конкуренции, риска и прибылей. В Италии, Бельгии, Германии в половине компаний единственный акционер или группа, объединенная общими интересами, владеет боле 50% голосующих акций (в США в редких компаниях отдельные акционеры владеют более 5% акций).

В 90-е годы контроль семей, групп над компаниями снизился, Процент перекрестного владения акциями уменьшился с 18% в 1995 г. до 11% в 1998 г., но широко используется принцип блокирующего меньшинства акций.
Переход к новому технологическому базису, расширение сферы услуг и возрастающая ориентация хозяйств на конечный потребительский спрос способствовали значительному изменению олигополистических структур. Во второй половине 90-х годов прошла волна слияний и поглощений. При этом внутриевропейские поглощения превышали объемы сделок с компаниями третьих стран.
Структурная перестройка крупного капитала способствовала сохранению позиций западно-европейских компаний в мировом хозяйстве. В числе 500 крупнейших по обороту компаний мира — 148 западно-европейских, американских в полтора раза больше. Все крупнейшие компании имеют международный характер.

Произошли изменения в соотношении сил между западноевропейскими гигантами. Вперед вышли корпорации Германии, в меньшей степени — Франции и Италии. Позиции британских компаний ослабли.

Сохранили свои позиции крупнейшие банки ЕС, 23 из них входят в число крупнейших 50 банков мира, в том числе б британских, 4 германских и 4 французских.
Процессы монополизации в Западной Европе отличаются от подобных процессов в Северной Америке. Наиболее прочные позиции крупнейшие западно-европейские компании занимают в традиционных отраслях, значительно отставая в новейших наукоемких. Так, среди 50 крупнейших по капиталу компаний информационного сектора только 12 из ЕС.

Отраслевая специализация крупнейших объединений Западной Европы менее подвижна, чем у американских корпораций, а это в свою очередь тормозит структурную перестройку экономики.
Относительная слабость крупнейших компаний в наукоемких отраслях побуждает ЕС и национальные государства проводить корректировку деятельноси частномонополистического капитала.



Содержание  Назад  Вперед