Монополии в закрытой экономике


И действительно, большинство закрытых обществ - как современных, так и ушедших в историю (включая восточные деспотии) - были основаны именно на государственной собственности. Наибольшее распространение процесс огосударствления собственности получил в СССР, где, по данным официальной статистики, доля государственных предприятий в производимой продукции достигала в промышленности 90% (сноска 20). Огосударствление собственности имеет свои пределы, обусловленные способностью государственных органов контролировать ее фактическое использование.

В закрытых системах эти пределы обычно намного "перекрыты", этим и объясняются многие негативные явления, в частности бесхозяйственность, перелив капитала в теневую экономику, расхищение государственного имущества и т.д. Таким образом, нет никакой гарантии, что государство способно обеспечить лучший контроль за использованием находящихся в его собственности объектов, тем более в интересах всего общества. Тоталитаризм может существовать и при частной собственности.

Примером тому могут служить фашистская Германия, Италия и Япония 30-х гг. Однако в последнем случае собственники могут распоряжаться своим имуществом лишь с определенными ограничениями: государство ограничивает объем прибыли, вмешивается в подбор кадров, бизнесмены или собственники сведены до положения руководителей предприятия, назначенных государством, и должны безоговорочно выполнять распоряжения государственных органов; отсутствует свобода ценообразования; государство устанавливает процентную ставку, величину заработной платы, объем продукции, методы производства (сноска 21). Поэтому высокая доля государственной собственности, в отличие от огосударствления экономики, не может считаться отличительным признаком экономики закрытого типа.
Неизбежным следствием тотального вмешательства государства в экономику и другие сферы общественной жизни является монополистический характер экономики. Тоталитаризм и закрытость неотделимы от монополии. С другой стороны, полной монополия может быть только в том случае, если монополистом выступает государство (сноска 22), что имеет место в условиях тоталитаризма.

Монополия и тоталитаризм взаимно обусловливают и взаимно усиливают друг друга. Тем не менее было бы ошибкой считать, что именно монополия порождает тенденцию к проведению "политики централизованного управления", что объясняется В. Ойкеном тем, что отсутствие равновесия в борьбе монополий между собой дало государству повод вмешиваться в экономические процессы путем осуществления централизованного управления (сноска 23). Во-первых, закрытая, тоталитарная экономика, о которой идет речь в книге В. Ойкена, не ограничивается в своей сущности и проявлениях лишь политикой или централизованным характером управления, а охватывает все области экономической и общественной жизни в целом.

Во-вторых, В. Ойкен исследовал "централизованно управляемую экономику" 30-х - 40-х гг., формированию которой действительно предшествовала монополизация экономики тех стран, в которых в начале 30-х гг. победила тоталитарная тенденция, но, с одной стороны, "после - не значит вследствие", а с другой стороны, история, в том числе история ХХ века, знает примеры "централизованно управляемых экономик", возникших в странах с низким уровнем монополизации экономики, а с третьей - остается непонятным, почему страны, имевшие такой же или более высокий уровень монополизации (скажем, США), не стали централизованно управляемыми. В-третьих, монополии в открытой экономике (рыночном хозяйстве, по терминологии В. Ойкена) и закрытой, тоталитарной, имеют существенные различия (сноска 24), не позволяющие выводить один тип из другого (последнее заблуждение характерно не только для В. Ойкена, но и для классиков марксизма, которые полагали, что рост степени обобществления производства и капитала приведет к единой государственной и даже интернациональной монополии, в условиях которой и будет возможен коммунизм или социализм).
Последние два пункта представляют наибольший интерес для исследования природы закрытой национальной экономики. Как можно объяснить тот факт, что формированию экономик закрытого типа, в частности в Германии, Японии, Италии, предшествовал высокий уровень монополизации? По нашему мнению, монополии первой трети ХХ века способствовали повышению устойчивости национальных экономик, подавляя силой своей власти на рынке возникающие флуктуации. Но монополия неизбежно порождает постоянное воспроизводство сильного неравновесия спроса и предложения - дефицит.

Благодаря этому национальная экономика с каждым годом все больше и больше удаляется от гипотетического состояния равновесия. Таким образом, монополия сама становится силой, порождающей флуктуации. Когда это удаление от равновесия достигает критических значений, наступает точка бифуркации, сопровождающаяся хаосом (кризис 1929 - 1933 гг. (сноска 25)), за которым следует формирование порядка, но другого типа - экономику притягивает один из аттракторов, и она становится либо открытой системой (выбирающей из множества ветвей), либо закрытой.

Таким образом, монополистическая экономика может породить, и, действительно, породила экономические системы совершенно разных типов, включая и закрытые, централизованно управляемые.
Монополии в открытых национальных экономиках (например, имевшие место до 30-х гг. ХХ века) резко отличаются от монополий, имеющих место в закрытой экономике.
1. Монополии в закрытой экономике гораздо крупнее, чем в открытой.
2. Монополии в открытой экономике являются самостоятельно действующими субъектами экономических отношений, а в закрытой экономике в качестве монополий выступают даже не фирмы или предприятия, а государственные образования (в СССР, например, министерства и ведомства, в фашистской Германии - принудительная ассоциация различных отраслей промышленности, образованная под предлогом необходимости корпорирования (сноска 26)), так как реализация монополистических отношений возможна лишь при владении продуктом производства, хотя, конечно, в определенной мере о степени монополизации экономики можно судить по таким показателям, как количество монополистов или доля продукции, производимой ими.
3. В закрытой экономике выше степень монополизации производства. Например, по данным на 1990 г., в СССР от 30 до 40 % продукции производилось на единственном в стране заводе; действовало 2000 предприятий-монополистов (сноска 27).
4. Даже предприятия, не являющиеся единственными производителями и формально не относящиеся к монополиям (если в закрытой экономике позволительно говорить о предприятиях-монополистах), нередко таковыми являются: территориальное подразделение рынка означает, что потребители этой территории не имеют иного выбора, что дает основание сделать вывод о наличии локальной монополии. Если же учесть пункт 2, то, сколько бы предприятий ни было в отрасли, на рынках закрытой экономики всегда имеет место монополистическая ситуация (за исключением части рынка сельскохозяйственной продукции, поставляемой частным сектором и личными подсобными хозяйствами).
5. Монополии в закрытой экономике, в результате вышесказанного и исходя из природы самой системы, лишены какой-либо конкуренции, даже потенциальной: на внутреннем рынке потому, что каждая отрасль представлена министерством или ведомством, объединяющим предприятия отрасли, на внешнем - в силу того, что внешняя торговля отсутствует или сведена к минимуму.
6. Работники монополий, существующих в закрытой экономике, подвержены гораздо большей эксплуатации, чем работники монополии в открытой экономике. Например, в СССР у работников отчуждалось от 60-65% по одним (сноска 28) до 70-80% по другим данным, между тем как в ПРС - 20 % (сноска 29). Причем эксплуатация носила двойной характер, если принять во внимание рост цен при неизменном или снижающемся качестве продукции. Жесточайшей эксплуатации подвергались также природные ресурсы.

Так, по данным П.М. Хомякова, за последние 70 лет Россия потеряла 30% потенциала почвенного плодородия, не менее 50% доступных лесных ресурсов, не менее 60 % лугов и не менее 89% рыбных ресурсов внутренних вод, мало отличаются от этих данные по другим природным ресурсам (сноска 30). Высокая степень эксплуатации ресурсов объясняется преимущественно экстенсивным типом воспроизводства.
Помимо различий, у монополий, существующих в закрытой и открытой экономике, имеется и значительное сходство. Во-первых, и там и там монополии существенно ограничивают выбор потребителя. Во-вторых, абсолютные монополии не имеют стимулов к снижению издержек производства, в результате чего прибыль присваивается за счет скрытого или явного повышения цен, т.е. за счет внешнего по отношению к монополии источника.

В-третьих, и те и другие монополии не имеют стимулов для нововведений (что согласуется с выводом Й. Шумпетера о том, что в закрытой экономике нововведения не осуществляются (сноска 31), из чего следует, что и банков, кредитующих промышленность, быть не должно!). Например, 97% внедренных изобретений использовались в СССР лишь на одном предприятии, 0,5 - на 3 - 5 предприятиях (сноска 32).В 1986 г. в СССР только 14% стали выплавлялось по технологии непрерывной разливки, разработанной в нашей стране еще в конце 50-х гг., в то время как в Японии - 92,7 %, в ФРГ - 84,6, Южной Корее - 71,1, США - 53,4 %. (сноска 33) Специфика макроуровня закрытой экономики порождает ее особенности и на микроуровне.



Содержание  Назад  Вперед