Изменение объема и направленности инвестиций


- изменение объема и направленности инвестиций и объема и способов хранения сбережений;
- изменение прибыли и/или издержек (включая трансакционные);
- массовое внедрение новой техники и технологии производства и оказания услуг;
- изменение объема, физического и стоимостного состава экспорта и импорта страны;
- наличие временных лагов между актами купли-продажи, сбережениями и инвестициями;
- биржевые спекуляции;
- несовершенный характер рынка;
- наличие конкуренции, постоянно побуждающей производителей изменять характер своего поведения, выпускать все новые виды продукции, производить инновации;
- вмешательство государства, как правило, тоже способствует усилению неравновесности;
- изменение политической и социальной организации. Главная роль в усилении неравновесности принадлежит механизму положительных обратных связей. Петля положительной обратной связи усиливает даже слабые флуктуации до гигантских, способствуя тем самым качественному скачку системы. В макроэкономике известны два вида положительных обратных связей - мультипликатор инвестиций, открытый Дж.М. Кейнсом, и принцип акселератора, описанный Дж.М.

Кларком. Наличие лишь этих двух механизмов, при условии относительно большого объема инвестиций или прироста спроса, делает экономику неравновесной. В действительности таких механизмов гораздо больше.

В частности, к ним относятся инфляция издержек, инфляционные ожидания, дефицитные ожидания.
Неравновесность условно можно разделить на два вида: функциональная неравновесность и неравновесность, порождающая развитие, различающиеся и по силе вызывающих и поддерживающих их флуктуаций и, значит, по степени удаления от гипотетического равновесного состояния, а также по последствиям: первая влечет за собой незначительное изменение поведения экономических субъектов и макроэкономических показателей в рамках сложившейся структуры, а вторая вызывает точку бифуркации, что приводит к качественному скачку - развитию, выражающемуся в более или менее быстрой и сильной перестройке структуры экономики и вследствие этого - ее функционирования, а также значительных изменениях макроэкономических показателей.
Отмеченные выше силы могут привести как к "функциональной", так и к "бифуркационной" неравновесности в зависимости от того, насколько сильно они изменяются, и от включения механизмов, подобных мультипликации и акселерации. Нас интересует прежде всего второй тип неравновесности, приводящий к скачку в развитии, а также процессы, происходящие в экономике во время прохождения ею точки бифуркации, и постбифуркационные явления.
Смена пути развития происходит быстро - скачком. Причины скачкообразности процесса развития экономики связаны в основном со следующим. Во-первых, динамика национальной экономики находится в зависимости от накопления капитала, а оно носит скачкообразный характер: накапливаемые в амортизационном фонде амортизационные отчисления долгое время могут не использоваться или может быть использована лишь ничтожная их часть, а капитализация большей части этих средств происходит одномоментно и представляет собой флуктуацию, отражающуюся на всей системе. Конечно, данный процесс ускоряют и облегчают кредит, лизинг и рентинг, которые, в свою очередь, выступают дополнительной флуктуирующей силой и отчасти объясняют причину укорочения фаз среднесрочного и Кондратьевского циклов.

Во-вторых, скачкообразно появляются научные открытия и изобретения. В-третьих, вследствие вышесказанного и других причин внедрение новой техники и технологии тоже происходит крайне неравномерно: инновации появляются сразу в большом количестве, что заметил еще Й. Шумпетер. Эти процессы ведут к возникновению в национальной экономике противоречий, разрешаемых в точке бифуркации переходом на новый аттрактор.
В момент наступления точки бифуркации в экономике происходят серьезные изменения: меняются структура системы, пропорции, а затем, в ходе адаптации к новой структуре, и механизм ее функционирования (конечно, изменение поведения отдельных экономических субъектов наблюдается уже в момент бифуркации). В структуре первыми "принимают удар" связи. Типичным примером бифуркации являются сильные кризисы перепроизводства: банкротство даже небольшого количества фирм означает потерю многих налаженных связей.

Если банкротства носят массовый характер, национальная экономика в целом упрощается: нивелируется ее состав, уменьшается количество связей.
Слом существовавшей структуры и изменение привычного поведения экономических субъектов приводят экономику в состояние хаоса, который и способствует (см. гл. 1, § 2) выводу экономики на новый виток развития. Самоорганизация экономики, порождаемая хаосом, притягивает тот или иной аттрактор, адаптация к которому и составляет эволюционный отрезок развития.

Именно в точке бифуркации зарождается процесс перехода старого качества экономики в новое, но само сочетание элементов старого и нового качества создает хаос.
Имеются основания утверждать, что точки бифуркации провоцируются глубокими и затяжными кризисами перепроизводства и либо совпадают с периодами кризисов, которые, в силу действия механизмов синхронизации, разражаются в тесно связанных национальных хозяйствах почти одновременно, либо следуют непосредственно за ними. Это подтверждается тем, что наиболее глубокие кризисы ХХ в. (1929-1933 и 1973-1974 гг.) повлекли за собой крупные изменения структуры экономики охваченных ими стран, функционирования национальных экономик в целом, поведения экономических субъектов, методов и направленности государственного регулирования экономики и др. Возможно, точки бифуркации экономики связаны с большими циклами конъюнктуры Н.Д. Кондратьева.

В пользу данного предположения говорит тот факт, что периоды, отделяющие две смежные точки бифуркации, в ХХ в. примерно равны сорока годам, а также то, что они приходятся на периоды перехода от одного большого цикла к другому. Дополнительным аргументом может послужить замеченная нами закономерность, касающаяся возникновения тоталитарных систем: в точках бифуркации происходит ветвление вариантов развития, в частности, экономика "делает выбор" между открытостью и закрытостью. Последний тип ветви почти всегда предполагает тоталитаризм, а в ХХ в. возникновение большинства тоталитарных систем, а также авторитарных режимов правления приходится на кризисные или посткризисные годы - периоды начала 30-х гг. и 1973-1976 гг.

Именно в этих периодах берут начало тоталитарные тенденции в Японии, Италии, Германии (1933г.), СССР (конец 20-х - начало 30-х гг.), Чили (авторитарный режим, 1973 г.), Кампучии (1975 г.), Вьетнаме (1976 г.).
Нередко точки бифуркации экономики сопровождаются научными революциями. В частности, в экономической теории кризис 1873 г. породил маржиналистскую революцию (1870 - 90-е гг.), кризис 1929 - 1933 гг. - кейнсианскую, 1973-1974 гг. - всплеск интереса к неоклассицизму, монетаризму и практическому приложению их рекомендаций. Возможно, сама экономическая ситуация подталкивает к разработке определенных проблем, поскольку если нет крупных проблем, никто не берется за их решение (сноска 5).
Хаос, наблюдающийся в точке бифуркации, помимо нарушения структуры, нередко влечет за собой рассогласование, десинхронизацию многих процессов в национальной и мировой экономике. Для восстановления согласованности и синхронности требуется несколько лет. Такой процесс в мировой экономике наблюдался, например, после затянувшейся на военные годы точки бифуркации начала 30-х гг. экономический среднесрочный цикл стал асинхронным и лишь в 60-е гг. снова приобрел синхронный характер.
Если асинхронность циклического движения экономики не являет собой особой проблемы, то рассогласованность процессов, протекающих в национальной экономике, таит в себе угрозу ее разрушения: хаос точки бифуркации может породить не только самоорганизацию, но и подтолкнуть экономику в область странного аттрактора. Возможность подобного развития событий делает особенно насущным государственное регулирование экономики в этот момент. С другой стороны, именно в этот момент регулирование может быть опасным как никогда: любое воздействие управляющей системы (в силу того, что в точке бифуркации самая малая флуктуация может быть решающей и вызвать скачок на другой аттрактор) способно привести к волне флуктуаций в экономике и подтолкнуть ее на проигрышный аттрактор и даже разрушить ее.

Поэтому государственное регулирование в области точки бифуркации должно быть очень мягким, осторожным и отвечать следующим требованиям.
1. Государственное регулирование должно быть резонансным происходящим в экономике изменениям, ее природе и отчасти - прошлому. Общество действительно не может перескочить через естественные фазы развития, но может сделать переход менее болезненным.
2. Оно должно осуществляться вовремя. То, что возможно сегодня, не будет таковым завтра, и это нужно учитывать. Процессы, о которых регулирующие органы забыли, впоследствии могут выйти из-под контроля и вызвать необратимые изменения. К сожалению, понятие времени практически исключено из многих экономических исследований.Забывают об этом и на практике, отсюда и огромное количество несвоевременных, а, значит неэффективных решений.

Один из примеров - принятие в 1996 г. Центробанком России нескольких следующих друг за другом решений о снижении ставки рефинансирования и уменьшении доходности ГКО. Эти решения должны были быть приняты в 1992 - 1993 гг., когда народное хозяйство остро нуждалось в кредитах, а коммерческие банки установили в результате политики Центробанка очень высокие проценты по кредитам и обогащались за счет ГКО, а не вкладывая средства в народное хозяйство. Таким образом, несколько лет, в течение которых можно было приостановить спад, были упущены.

Конечно, особое значение данный принцип имеет в точке бифуркации, когда государство может изменить траекторию развития. Более того, последнее возможно почти исключительно в точке бифуркации. Идея "большого скачка", попытка осуществления которого была предпринята в Китае при Мао Цзедуне, не так уж абсурдна, если только иметь в виду, что народное хозяйство, как и любая другая система, может перейти не в любое состояние, и если выполнены два первых принципа.

Ошибочно было требовать от китайской экономики того, чего она в принципе дать не могла, - регулирование было нерезонансным, помимо того, время реализации идеи "скачка" было выбрано неудачно - точка бифуркации давно миновала.
3. Регулирующая система должна наладить обратные связи с экономикой, иначе первая будет генерировать разрушительные или способствующие деградации экономики флуктуации.
4. Государство должно опираться на экономические субъекты, обеспечивающие переход на выигрышный аттрактор, - они играют роль звена, ухватившись за которое, можно вытянуть всю цепь. Например, в точке бифуркации 30-х гг. таким звеном явилось государство, стимулировавшее спрос согласно кейнсианским рецептам, а в 70-х гг. эту роль сыграло предпринимательство, особенно мелкое.
Точка бифуркации предоставляет экономике широкий выбор путей развития. Представления о социализме и капитализме или плане и рынке как единственных альтернативах развития не соответствуют действительности, как и идея прогресса как единственной направленности развития экономики и общества в целом, а усложнения - как его результата. Английский социолог Т. Шанин заметил, что несоответствующее идее прогресса и единообразия отбрасывается на обочину (сноска 6), и лишь единицы признают альтернативность процесса общественного развития, помня, что достигнутое одним поколением вполне может утерять следующее (сноска 7).
В реальности в точке бифуркации экономика может быть притянута не только аттрактором прогресса, но и регресса, может как повысить, так и понизить степень своей сложности и организованности, стать открытой или закрытой системой и, наконец, может разрушиться. Причем у каждого из этих сценариев есть множество вариаций.



Содержание  Назад  Вперед