Самый ценный актив - репутация.



Люди могут разделять мнение, что банкноты более удобны, чем монеты, и что соображения удобства требуют их использования. Если это так, то люди должны быть готовы платить вознаграждение за избавление от неудобства ношения в карманах тяжелых монет. Поэтому первые банкноты, эмитировавшиеся банками с бесспорной платежеспособностью, имели премиальную надбавку по сравнению с металлическими деньгами. Этим объясняется популярность дорожных чеков, несмотря на то, что банки взимают комиссионное вознаграждение за их выписку. Но к обсуждаемой проблеме все это не имеет никакого отношения.

Это не оправдывает политику, принуждающую людей пользоваться банкнотами. Государство заставляет использовать банкноты не ради того, чтобы дамам было удобнее ходить по магазинам. Идея в том, чтобы понизить ставку процента и открыть казначейству источник дешевого кредита.

По мнению государственных чиновников, увеличение массы инструментов, не имеющих покрытия, способствовало повышению благосостояния.

Без банкнот можно обойтись. Даже если бы их никогда не существовало, все экономические достижения капитализма все равно бы реализовались. Кроме того, депонированные деньги могут выполнять все функции банкнот.

А вмешательство государства в депозитную политику коммерческих банков не может оправдываться стандартным лицемерным предлогом, что бедные невежественные рабочие и фермеры нуждаются в защите от безнравственных банкиров.

Могут спросить: а как быть с картелями коммерческих банков? Не могут ли банки сговориться с целью безграничного расширения эмиссии инструментов, не имеющих покрытия? Это возражение нелепо. До тех пор, пока люди не лишены в результате вмешательства государства, права изъятия своих вкладов, ни один банк не может рисковать своей репутацией, вступая в сговор с банками, репутация которых невысока.

Не следует забывать, что любой банк, эмитирующий инструменты, которые не имеют покрытия, находится в весьма рискованной ситуации. Самый ценный его актив это репутация. Он разорится, как только возникнут сомнения в его надежности и платежеспособности.

Для банка с прочной репутацией было бы самоубийством связывать свое имя с другими банками, имеющими дурную репутацию. В условиях свободной банковской деятельности банковский картель разрушил бы всю банковскую систему страны. Это не пошло бы на пользу ни одному банку.

Чаще всего банки, имеющие добрую славу, обвиняют в консерватизме и нежелании расширять кредит. С точки зрения людей, не заслуживающих кредита, такая сдержанность выглядит недостатком. Но именно это является первым и высшим принципом ведения банковских операций в условиях свободы банковской деятельности.

Нашим современникам чрезвычайно трудно постичь условия свободной банковской деятельности, поскольку они воспринимают вмешательство государства в банковскую деятельность как должное. Однако следует помнить, что вмешательство государства основывается на ошибочном предположении, что кредитная экспансия представляет собой подходящее средство постоянного понижения ставки процента и не приносит вреда никому, кроме бессердечных капиталистов. Государство вмешивается именно потому, что знает: свободная банковская деятельность будет сдерживать кредитную экспансию в узких границах.

Возможно, экономисты правы, когда утверждают, что современное состояние банковского дела делает государственное вмешательство целесообразным. Но нынешнее состояние банковского дела не является результатом свободной рыночной экономики. Оно продукт разнообразных попыток государства создать условия, необходимые для широкомасштабной кредитной экспансии. Если бы государство не вмешалось, то хождение банкнот и депонированных денег ограничилось бы теми слоями населения, которым хорошо известно, как отличить платежеспособный банк от неплатежеспособного.

Вина за то, что обычный человек с суеверным трепетом смотрит на любую бумажку, на которой казначейство или контролирующий его орган напечатали магические слова законное платежное средство, целиком и полностью лежит на государстве.

Сегодня государственное вмешательство было бы оправданным, если бы оно имело целью ликвидировать неудовлетворительное положение дел путем недопущения или по крайней мере серьезного ограничения дальнейшей кредитной экспансии. А на деле сегодня главной целью государственного вмешательства является усиление кредитной экспансии. Эта политика обречена на провал.

Рано или поздно она должна привести к катастрофе.
13. Размеры и структура остатков наличности

Вся сумма денег и заместителей денег хранится в остатках наличности индивидов и фирм. Доля каждого определяется предельной полезностью. Все стремятся держать определенную долю своего совокупного богатства в наличной форме. От избытка наличности избавляются путем увеличения покупок, а недостаток наличности устраняется путем увеличения продаж.

Распространенная терминология, путающая спрос на деньги для остатков наличности и спрос на богатство и товары, не должна вводить в заблуждение экономиста.

Все, что действительно по отношению к индивидам и фирмам, сохраняет истинность и для любой суммы остатков наличности группы индивидов и фирм. Причина, по которой мы рассматриваем данную группу индивидов и фирм в качестве единой совокупности и складываем их остатки наличности, не имеет значения. Остатки наличности города, региона или страны представляют собой сумму остатков наличности всех их жителей.

Предположим, что рыночная экономика использует только один вид денег и что заместители денег либо неизвестны, либо имеют хождение по всей стране среди всех граждан. Существуют, например, золотые деньги и банкноты, подлежащие выкупу, эмитированные мировым банком и всеми воспринимаемые как заместители денег. При этих допущениях меры, препятствующие обмену товаров и услуг, не оказывают влияния на денежную сферу и размеры остатков наличности. Пошлины, эмбарго и миграционные барьеры отрицательно сказываются только на тенденции к выравниванию цен, заработной платы и процентных ставок.

На остатки наличности они напрямую не влияют.

Если государство стремится увеличить количество наличных денег, хранимых его подданными, оно должно приказать им положить определенную сумму на счета и не трогать их. Необходимость приобрести эту сумму заставит всех продавать больше и покупать меньше; внутренние цены упадут; экспорт увеличится, а импорт уменьшится; некоторая сумма наличных денег будет импортирована. Но если государство просто блокирует импорт товаров и экспорт денег, то оно не достигнет своей цели.

Если упадет импорт, то при прочих равных условиях соответственно упадет и экспорт.

В международной торговле деньги играют такую же роль, что и во внутренней торговле. В международной торговле они являются таким же средством обмена, что и во внутренней торговле. И во внутренней, и в международной торговле продажи и покупки приводят к устойчивым изменениям остатков наличности индивидов и фирм только в том случае, если люди намеренно увеличивают или сокращают величину своих остатков наличности. Избыток денег поступает в страну только тогда, когда резиденты сильнее стремятся увеличить свои остатки наличности, чем иностранцы.

Отток денег происходит только тогда, когда резиденты сильнее, чем иностранцы, стремятся сократить свои остатки наличности. Перемещение денег из одной страны в другую, не компенсируемое перемещением в обратном направлении, никогда не является непреднамеренным результатом международных торговых сделок. Оно всегда выступает результатом обдуманных изменений остатков наличности резидентов, подобно тому, как пшеница экспортируется только тогда, когда жители какой-либо страны желают экспортировать излишек пшеницы, и деньги экспортируются только в том случае, если они желают экспортировать определенную сумму денег, которую считают излишком.

Если какая-либо страна начинает использовать заместители денег, не применяемые за рубежом, то возникает такой излишек. Появление заместителей денег равносильно увеличению в стране денежной массы в широким смысле, т.е. массы денег плюс инструментов, не имеющих покрытия. Это вызывает избыток денежной массы в широком смысле.

Резиденты стремятся избавиться от своей доли в этом избытке путем увеличения покупок либо местных, либо иностранных товаров. В первом случае снижается экспорт, во втором увеличивается импорт. В обоих случаях избыток денег уходит за рубеж. Поскольку в соответствии с нашим допущением заместители денег нельзя экспортировать, то происходит отток собственно денег.

В результате во внутренней массе денег в широком смысле (деньги плюс инструменты, не имеющие покрытия) доля денег падает, а доля инструментов, не имеющих покрытия, возрастает. Внутренний запас денег в узком смысле теперь стал меньше, чем был прежде.

Теперь предположим, что внутренние заместители денег перестали быть заместителями денег. Эмитировавший их банк больше не выкупает их за деньги. Бывшие заместители денег теперь представляют собой требования к банку, который не выполняет свои обязательства и платежеспособность и готовность которого оплачивать свои долги сомнительна.



Содержание  Назад  Вперед