Трехсторонняя торговля



Давайте пренебрежем трехсторонней торговлей и случаем золотодобывающих стран и предположим, что индивиды и фирмы, торгующие между собой на основе золотого стандарта, не намерены менять величину своих остатков наличности. Их покупки и продажи порождают требования, делающие необходимыми межрегиональные платежи. Но в соответствии с нашим допущением эти межрегиональные платежи равны по величине.

Сумма, которую жители А должны выплатить жителям В, равна сумме, которую жители В должны выплатить жителям А. Поэтому существует возможность сэкономить на издержках по доставке золота из А в В и из В в А. Встречные платежи можно урегулировать с помощью взаимного зачета. А каким способом это будет производиться, то ли путем организации межрегиональной клиринговой палаты, то ли на специальном валютном рынке, вопрос чисто технический. В любом случае цена, которую житель А (или В) платит за платеж, подлежащий выплате в В (или А), держится в границах, определенных издержками на доставку.

Она не может быть выше номинала больше, чем на стоимость доставки (экспортная золотая точка) и не может упасть ниже стоимости доставки (импортная золотая точка).

Может существовать при сохранении без изменений всех остальных наших допущений временное неравенство потока платежей из А в В и потока из В в А. В этом случае межрегионального перемещения золота можно избежать только с помощью кредитной сделки. Если экспортер, который сегодня должен платить из А в В, смог бы купить на валютном рынке требование к резиденту В, истекающее через 90 дней, то он смог бы сэкономить на доставке золота, заняв соответствующую сумму в В на срок 90 дней. Валютный дилер прибегнет к этой мере, если затраты по кредиту в В не превысят затраты по кредиту в А более чем на двойную сумму затрат по доставке золота. Если стоимость доставки золота равна $E1/8 %, то они будут готовы заплатить за трехмесячный кредит в В максимум на 1% годовых больше процента, соответствующего состоянию ставки процента денежного рынка, по которой в отсутствие необходимости межрегиональных платежей осуществляются кредитные сделки между А и В.

Все это можно сформулировать в виде следующего утверждения: текущее состояние платежного баланса между A и B определяет точку, в которой в пределах, заданных экспортной и импортной золотыми точками, фиксируются обменные курсы валют. Но всегда следует добавлять, что это происходит только в том случае, если жители А и В не намерены изменять величину своих остатков наличности. И только поэтому появляется возможность вообще избегать перемещения золота и держать курсы валют в пределах, заданных двумя золотыми точками.

Если жители А захотят уменьшить свои остатки наличности, а жители В, наоборот, захотят их увеличить, то золото должно быть доставлено из А в В, а курс телеграфных переводов в В достигнет в А экспортной золотой точки. И тогда золото будет отправлено из А в В подобно тому, как хлопок регулярно отправляется из Соединенных Штатов в Европу. Курс телеграфных переводов в В достигнет экспортной золотой точки потому, что жители А продают золото жителям В, а не вследствие того, что платежный баланс неблагоприятен.

Все это действительно по отношению к любым платежам между разными географическими точками. Нет никакой разницы, находятся ли соответствующие города в пределах одного государства или в разных государствах. Однако вмешательство государства вносит существенные изменения в эту ситуацию.

Все государства создали институты, позволяющие жителям своих стран производить внутренние межрегиональные платежи по номиналу. Затраты по доставке денег из одного места в другое несет либо казначейство, либо система центрального банка страны, либо иной государственный банк, как, например, почтовые сберегательные банки в некоторых странах Европы. Таким образом, внутреннего межрегионального рынка денег больше не существует. Люди не платят за межрегиональный перевод больше, чем за местный, а если плата слегка отличается, то это не имеет отношения к колебаниям передвижений денег внутри страны. Именно это вмешательство государства усилило разницу между внутренними платежами и платежами за рубеж.

Внутренние платежи осуществляются по номиналу, в то время как международные платежи колеблются в пределах, заданных золотыми точками.

Если в качестве средства обмена используется более одного вида денег, то их взаимные меновые соотношения определяются их покупательной способностью. Конечные цены товаров, выраженные в каждом из двух или нескольких видов денег, пропорциональны друг другу. Конечные меновые соотношения разных видов денег отражают их покупательную способность относительно товаров. В случае появления любого несоответствия возникает возможность прибыльной сделки, и усилиями коммерсантов, стремящихся воспользоваться этой возможностью, они вновь выравниваются.

Теория паритета покупательной способности иностранных валют представляет собой просто приложение общих теорем, касающихся определения цен, к особому случаю сосуществования разных видов денег.

Не имеет значения, сосуществуют ли разные виды денег на одной территории или их использование ограничено разными регионами. В любом случае их взаимные меновые соотношения стремятся к конечному состоянию, которое не зависит от того, какой вид денег обслуживает куплю-продажу. При появлении затрат на межрегиональное перемещение они должны быть добавлены или вычтены.

Изменение покупательной способности не происходит одновременно в отношении всех товаров и услуг. Давайте вновь рассмотрим очень важный с практической точки зрения случай инфляции только в одной стране. Увеличение массы кредитных денег и неразменных денег сначала оказывает влияние на цены некоторых товаров и услуг. Цены других товаров некоторое время продолжают оставаться на прежнем уровне. Курс внутренней валюты по отношению к иностранным валютам устанавливается на бирже, а рынок организован в соответствии с моделью и коммерческими обычаями фондовой биржи.

Дилеры этого особого рынка быстрее других людей предвосхищают будущие изменения. Следовательно, ценовая структура рынка иностранных валют отражает новое денежное отношение раньше, чем цены многих товаров и услуг. Как только внутренняя инфляция начинает оказывать влияние на цены некоторых товаров, в любом случае задолго до того, как она охватит большую часть цен на товары и услуги, цена иностранной валюты устремится к точке, соответствующей конечному состоянию внутренних цен и ставок заработной платы.

Этот факт интерпретировался абсолютно неверно. Люди не сумели понять, что рост курса иностранной валюты просто предвосхищает движение внутренних товарных цен. Они объясняли бум на валютной бирже как следствие неблагоприятного платежного баланса.

Спрос на иностранную валюту, утверждали они, увеличился из-за ухудшения торгового баланса, или других статей платежного баланса, или просто в результате темных махинаций непатриотичных спекулянтов. Более высокие цены на иностранную валюту заставляют расти внутренние цены импортированных товаров. Цены на внутренние товары должны последовать их примеру, потому что иначе их низкий уровень будет поощрять их изъятие из внутреннего потребления и продажу за рубеж с надбавкой.

Легко можно показать ошибочность этой распространенной теории. Если номинальный доход резидентов в результате инфляции не увеличился, то они будут вынуждены ограничить потребление либо импортированных, либо местных продуктов. В первом случае упадет импорт, во втором вырастет экспорт.

Таким образом, торговый баланс снова вернется к уровню, который меркантилисты называют благоприятным.

Прижатые к стенке, меркантилисты не могли не признать неопровержимость этого рассуждения. Однако, говорят они, это применимо только к нормальным условиям торговли. Оно не учитывает положение дел в странах, вынужденных импортировать жизненно важные товары, такие, как продукты питания и важнейшие виды сырья. Импорт таких товаров нельзя сократить ниже определенного уровня. Они импортируются вне зависимости от того, какие цены за них нужно платить.

Если иностранную валюту, необходимую для их импорта, невозможно получить с помощью соответствующего объема экспорта, то торговый баланс становится неблагоприятным и курс валюты растет все выше и выше.

Подобно всем остальным идеям меркантилистов, это представление не менее иллюзорно. Какими бы насущными и жизненно важными ни были потребности индивида или группы индивидов, на рынке они могут быть удовлетворены только по рыночной цене. Если австриец желает купить канадскую пшеницу, то он должен заплатить рыночную цену в канадских долларах. Получить канадские доллары он должен путем экспорта товаров либо непосредственно в Канаду, либо в какую-нибудь третью страну.

Он не увеличит наличное количество канадских долларов, заплатив за них более высокую цену (в шиллингах, местной австрийской валюте). Более того, он не сможет позволить себе более высокую цену (в шиллингах) на импортированную пшеницу, если его доход (в шиллингах) остается неизменным. Только в том случае, если австрийское правительство с помощью инфляционной политики увеличит количество шиллингов в карманах своих граждан, австрийцы будут в состоянии сохранить уровень потребления канадской пшеницы, не ограничивая потребление других товаров.



Содержание  Назад  Вперед