Внешнеторговый баланс и противоциклическая политика


Я не расположен пускаться в такого рода рассуждения. Допустим, что в начале рецессии на рынке капиталов имеется больше свободных средств, чем это требуется согласно строгой теории мультипликатора, и как следствие наблюдается понижательное движение учетной ставки. Этого обычно недостаточно для предотвращения дальнейшего развития рецессии.

Каков же тогда исход? В надлежащее время мультипликатор окажет свое полное действие, уменьшив доходы и сбережения. К концу депрессии совокупные сбережения будут меньше, чем они были бы при иных условиях. Норма процента, регулируемая предложением и спросом на сбережения, установится на более высоком уровне, чем это могло бы быть, если бы сохранялось устойчивое развитие.

Естественные силы будут не в состоянии обеспечить такое понижение процентной ставки, какое необходимо для поглощения всех сбережений, накапливающихся со временем в устойчиво развивающемся обществе при полной (в разумных пределах) занятости.
Я вынужден прийти к отрицательному заключению. Я не вижу доказательств, что система будет в состоянии собственными силами обеспечить достаточное понижение процентной ставки. Между тем все согласны, что это единственное действенное лекарство от безработицы.

Безработица упорно держалась годами и не была излечена. Поэтому планомерное снижение процентной нормы является делом первостепенной важности.
Кейнс предлагал атаковать норму процента методами, которые ныне использует министр финансов, а именно увеличением количества ликвидных средств; Это оказалось не совсем безуспешным. По несчастной иронии мы должны были осуществить политику резкого повышения цен, несомненно, оправдываемую положением с нашим национальным долгом и соображениями долговременного характера, как раз тогда, когда положение, рассматриваемое само по себе с точки зрения кратковременного периода, требовало бы чрезвычайно высокой нормы процента.
Конечно, успех этой политики имеет свои границы, которые с точки зрения длительного периода могут дать себя почувствовать даже раньше, чем GwCr будет уменьшено до требуемого уровня. В конце концов на рынке могут перестать придерживаться мнения, что норма процента должна так или иначе снижаться, и рынок скорее сможет поглотить в неограниченном количестве ликвидные средства, чем повышать и дальше курс ценных бумаг. Я еще вернусь к этому вопросу.
Может также случиться, что эти методы нападения будут иметь своим результатом не достижение устойчивого темпа снижения процента, а ряд шишек на голове атакующего. Однако такой исход нельзя считать роковым, ибо в любом случае существует еще проблема промышленного цикла, требующая особого рассмотрения. Это следует из того факта, что совершенно независимо от провала попыток обеспечить требуемое устойчивое снижение учетной ставки должны иметь место внешние толчки, способные вызвать отклонение G от Gw, и дающие начало процессам промышленного цикла. Могут быть, например, времена, в которых изобретения не обладают нейтральным характером.

Возможны и другие толчки.
По этой причине нам необходимо совершенно независимо от рассчитанной на длительный срок политики воздействия на процентную ставку иметь еще и особую противоциклическую политику. Но об этом после.


Р. Харрод. "К теории экономической динамики" Лекция четвертая. Внешнеторговый баланс и противоциклическая политика

А) ВНЕШНЕТОРГОВЫЙ БАЛАНС
Теперь нам необходимо открыть двери и рассмотреть нашу экономику со стороны ее связей с более широкой хозяйственной системой.
По мере развития кейнсианской доктрины и особенно с тех пор, как она достигла своей вершины в "Общей теории занятости, процента и денег", стала ясной необходимость пересмотра в некоторых отношениях доктрины о торговом балансе. Правильно будет, по-моему, сказать, что классическая теория торгового баланса предполагала существование полной занятости. Когда пришло время практического обсуждения этого вопроса, то много говорилось о возможности безработицы на почве валютных ограничений, необходимость которых вызывалась состоянием внешней торговли. Между основным принципом и тем, что утверждалось во время практического обсуждения, существовало примерно такое же расхождение, как расхождение, имевшее место в эпоху до Викселя, между основной доктриной, трактовавшей процент как вознаграждение за сбережение, и тем, что утверждалось при обсуждении практических проблем, связанных с колебаниями рыночной нормы процента.

Когда мне пришлось выпустить пересмотренное издание моего учебника "Мировая экономика", вышедшее в 1939 г., я решил основательно разобраться в этом вопросе. Думаю, что мне удалось кое-что сделать для систематического выяснения вопроса об отношении кейнсианской теории безработицы к теории торгового баланса. Я представил Кейнсу свои результаты в качестве попытки заполнить оставленный им важный пробел. Но он не дал им своей санкции.

Он считал, что ему потребуется для их обдумывания некоторое время. С другой стороны, он не выдвинул против них никаких серьезных возражений.
Его истолкование торгового баланса в "Трактате о деньгах" было явным паллиативом. В этой работе внимание было сосредоточено на проблемах замкнутой хозяйственной системы, но вместе с тем он считал себя обязанным сказать что-нибудь по вопросу о внешней торговле. В результате он удовольствовался представлением активного баланса в форме "инвестиции", и эта форма инвестиции наряду с внутренней инвестицией образовала ту общую инвестицию, которую он использовал в своем знаменитом уравнении [I = S. —ред.].

Его "Общая теория" не продвинула намного вперед проблему внешней торговли, хотя ясно, что дальнейшее развитие его теории применительно к внутринациональному хозяйству требует подобного же развития ее применительно к внешней торговле.
Моя трактовка вопроса о торговом балансе шла по другим направлениям. Мне представлялось ясным, что объем фактического экспорта находится в такой же связи со склонностью к импорту, как объем внутренних капиталовложений — со склонностью к сбережениям. Правильное решение этой проблемы, как представляется, состоит в том, чтобы соединить склонность к сбережению и склонность к импорту и взять мультипликатор как обратную величину дроби, равной сумме двух дробей: сбереженной доли предельного дохода и той доли предельного дохода, которая израсходована на импорт. Таким образом, мультипликатор поставлен в связь со склонностью тратить доход на товары внутреннего производства. А раз так, то в качестве базы для мультипликатора надо брать не торговый баланс, а объем экспорта.

Этим путем теория приводится в соответствие с учением Кейнса, в частности с его "Общей теорией" в отличие от "Трактата о деньгах". В последнем, как вы помните, важное значение придается излишку инвестиций над сбережением, тогда как в "Общей теории" упор делается на абсолютный объем инвестиций. Подобным же путем можно прийти к выводу, что не торговый баланс, а абсолютный объем экспорта имеет важное значение.

Если мы имеем дело с балансами, то тогда неправомерно будет внутренние сбережения и инвестиции брать как величины ex-ante, а внешнеторговый баланс — как величину ex-post. (Я не представляю, как можно баланс рассматривать в качестве величины ex-ante.) Но если берут величины ex-post для того и другого, то здесь вообще никогда никакого баланса не получится, поскольку избыток инвестиций ex-post над сбережениями всегда равен избытку импорта над экспортом. В моей системе увеличение объема экспорта правильно считалось бы стимулирующим средством для обеспечения занятости даже в том случае, если в результате соответствующих реакций в сфере внутренних инвестиций никакого прибавления к торговому балансу не произойдет.
В моей системе торговый баланс определяется тем, насколько отношение объема экспорта к объему внутренних инвестиций оказывается больше или меньше отношения склонности импортировать (импорт представлен в данном случае как доля дохода) к склонности сберегать. По моему убеждению, нет a priori основания к тому, чтобы эти два отношения были непременно равны между собой и чтобы внешняя торговля всегда имела по этой причине нейтральный баланс. Постоянный пассивный баланс зависит, разумеется, от того, возможно ли достигнуть постоянного согласия зарубежных контрагентов финансировать его. Если такое согласие не предвидится, неизбежен кризис, в том числе для старого мира — кризис банковских учетных операций (мы еще не знаем, какую форму кризис должен принять в современном регулируемом мире).

В результате инвестиции упадут. Этим был бы положен конец чрезмерному повышению одного отношения (склонности импортировать к склонности сберегать) над другим отношением (объема экспорта к объему внутренних инвестиций). В то же время ничто не могло бы подорвать активный баланс, кроме такого стечения обстоятельств, когда прогрессирующее накопление ликвидных активов, сопровождаемое понижением процентных ставок, способствовало бы увеличению объема внутренних инвестиций. Насколько в этом направлении будет создан достаточный стимул, это зависит от эластичности предельной производительности капитала.

Таким образом, между природой экономических сил, действующих в странах-дебиторах и странах-кредиторах, существует, как представляется, асимметрия.



Содержание  Назад  Вперед