Трудовой стандарт


В новых условиях на смену золотому стандарту, по словам Хикса, приходит так называемый трудовой стандарт. Это неизбежно должно повлечь за собой изменение механизма международных расчетов и обострение конфликтов между капиталистическими странами, обнаруживающихся в этой сфере. Если золотой стандарт носил международный характер, — читаем мы в этой книге, — то трудовой стандарт ограничен национальными рамками. Характеристика трудового стандарта и тезис о пресловутой спирали заработная плата — попы (неоднократно выдвигавшийся и до выхода и енот публикаций Хикса, но сформулированный последним в особенно категоричной форме) впоследствии получили чрезвычайно широкое распространение в буржуазной экономической литературе.
Концепция инфляции Хикса содержала ряд реалистичных наблюдений. Существенную роль при анализе послевоенного роста дороговизны жизни, безусловно, должен играть учет особенностей современного денежного обращения, связанных с крушением золотого стандарта. В этй концепции, по-видимому, значительно преувеличена степень неподатливости денежного обращения, та жесткость, которая обнаруживалась в прежних условиях.

Однако не вызывает сомнений, что в сегодняшней капиталистической экономике как масса циркулирующих денег, так и скорость их обращения могут в большей степени приспосабливаться к движению капиталистических доходов и цен и, тем самым как бы закреплять их на новом уровне. Привлекает внимание и приводимая в книге характеристика того пагубного влияния, которое оказывает на капиталистический механизм международных расчетов неравномерный рост цен в различных странах.
Ложным оказывается, однако, центральный тезис всей теоретической конструкции, — тезис, выдвигающий в качестве главной и, по существу, единственной причины современной инфляции чрезмерный рост заработной платы. В приводимых схемах дальнейшее развитие получают многие соображения, содержавшиеся в Теории заработной платы и в книге о торговом цикле. Неравномерный рост производительности труда в различных отраслях и другие изменения в реальном секторе экономики, по утверждению автора, неизменно влекут за собой слишком большое повышение заработной платы: при этом во всех рассуждениях такого рода просто игнорируется движение других доходов, прежде всего дохода предпринимателей. В Очерках о мировой экономике, как и в предшествующих работах Хикса, вообще не рассматриваются формы экономической реализации капиталистической монополии. Ключевой участок всей экономики —это рынок рабочей силы, в единственной силой, вызывающей отклонение доходов от равновесного уровня, оказывается выдвигающееся здесь (как и в моделях экономического цикла) на первый план исчерпание наличных резервов рабочей силы и давление организованных рабочих, борющихся за повышение своей заработной платы.

В логике подобных рассуждений отчетливо проявляется подлинная социальная направленность современных буржуазных концепций инфляции, всячески выгораживающих капиталистические монополии и буржуазное государство и стремящихся взвалить всю вину за инфляцию на рабочий класс.
Буржуазные концепции, связывающие инфляцию с избыточным ростом заработной платы, подверглись обстоятельному критическому анализу в работах советских экономистов. Ограничимся здесь лишь ссылкой на то, что теоретические построения такого рода противоречат многочисленным фактам; они не подтверждаются, кстати сказать, даже теми данными, которые приведены в рассматриваемой книге. Так, на протяжении 1947—1952 гг., в период, когда инфляция в Англии развивалась наиболее быстрыми темпами (к 1952 г. розничные цены повысились по сравнению с 1946 г. в среднем на 43 %), базовые ставки заработной платы в реальном выражении неуклонно снижались.

Иными словами, чрезмерное, по характеристике буржуазных экономистов, повышение денежных ставок не могло обеспечить рабочим даже сохранения прежнего уровня заработной платы; выраженный в фунтах стерлингов с постоянной покупательной способностью, он снизился к 1952 г. (1946 г.= 100) примерно на 6%. Таким образом, в ходе послевоенной инфляции имело место такое перераспределение национального дохода и общественного богатства, которое наносило дополнительный материальный ущерб рабочим и служащим, основной массе трудящихся.

Теория экономической истории. К числу проблем, привлекавших внимание Хикса, всегда относились проблемы хозяйственного развития в докапиталистическую эпоху. В 1969 г. он опубликовал книгу, посвященную теории экономической истории. Пытаясь уточнить само понятие теория историй, Хикс весьма скептически отзывается от всех замыслах создания некой грандиозной философии истории в духе О. Шпенглера или А. Тойнби.

Он предлагает более конкретный и прагматичный подход: скорее, речь должна идти, по мнению Хикса, о том, чтобы шире использовать в историческом исследовании некоторые общие закономерности, которые сформулированы экономической теорией. Такой анализ ставит своей целью, как подчеркивает автор, не полное объяснение (описание) того или иного конкретного исторического события, а отыскивание общей тенденции, обнаруживающей себя в некоторой статистической однородности (statistical uniformity).
Автор стремится преодолеть примитивную антиисторичную трактовку категорий капиталистического хозяйства, столь часто встречающуюся в работах современных буржуазных экономистов. С явной иронией он пишет, например, о тех авторах, которые просто не представляют никаких иных форм организации хозяйственного процесса, кроме рыночных (причем на рынках, по предположению этих экономистов, неизменно должны господствовать отношения более или менее совершенной конкуренции). Со времени А. Смита разделение труда на предприятии и в рамках всего общества традиционная западная теория связывает, как отмечает Хикс, лишь с развитием рыночных отношений.

Все подобные догмы просто противоречат историческим фактам; указывая на это, автор ссылается на примеры разделения труда, существовавшего и в натуральных хозяйствах раннего средневековья. Остается лишь напомнить, что за сто с лишним лет до выхода в свет Теории экономической истории Хикса К. Маркс дал глубокую, подлинно "научную характеристику соотношения между общественным разделением труда и развитие товарного производства. Общественное разделение труда, как показал К. Маркс, составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда.

В древнеиндийской общине труд общественно разделен, но продукты его не становятся товарами.
Среди нерыночных хозяйств Хикс выделяет два основных типа: экономика, основанная на приказах, и экономика, основанная на обычае (хотя во многих исторических ситуациях можно было наблюдать одновременно элементы обоих указанных типов хозяйства). Довольно расплывчатую характеристику получает в книге феодальная экономика. Доминирующую роль при феодализме играет хозяйство, основанное на обычае, когда иерархия власти, в том числе экономической власти, опирается на сложившуюся, ставшую привычной структуру общественных отношений.

По мнению автора, к феодальным относятся все те общественные системы, которые не добились особого успеха в превращении армии в гражданское правительство.
Если же такое превращение состоялось, тогда, по мнению автора, осуществляется переход к бюрократическому обществу. В бюрократической экономике (например, в императорском Китае) особенно большую роль играли приказания, команды, исходившие от верхних эшелонов власти, однако в ней складывались и хозяйственные отношения, основанные на обычае. Сосуществование обеих экономических систем — командной и основанной на обычае — характеризовалось текучестью, взаимными переходами: в условиях острого кризиса прежних форм хозяйственной жизни экономика чаще смещалась в направлении командной системы3, тогда как в обычных (спокойных) условиях постепенно возрастала роль хозяйственных отношений, основанных на обычае.
Игнорирование во всех этих рассуждениях коренных характеристик того или иного способа производства (собственность на важнейшие условия производства, место различных классов в системе общественного производства и др.) неизбежно открывает дорогу недостаточно корректным с научной точки зрения классификациям и теоретическим конструкциям. Особенности развития феодального хозяйства, описанные в Теории экономической истории, во многих случаях неправомерно распространяются, скажем, и на экономику Древней Греции:
производство в рамках античного полиса в книге Хикса, по существу, отождествляется с производством, сосредоточенным в итальянских городах — Флоренции, Венеции, Генуе и др. на пороге нового времени, и т. д.
Много места в книге отведено характеристике формировавшихся , рыночных отношений, докапиталистического развития денег и кредита; однако подробный анализ этих вопросов вывел бы нас далеко за пределы основной темы.



Содержание  Назад  Вперед