Теория стоимости


В 1974 г. Хикс уже называет такую политику кейисианской; он отмечает, что с конца 60-х годов эта политика вместо того, чтобы обеспечивать реальное продвижение вперед, или экономический рост, что она, как казалось, и делала столь долгое время, стала просто порождать инфляцию. Создалось впечатление, что что-то пошло в неправильном направлении. Известно, что в Общей теории занятости, процента и денег Кейнс не включал ссудный процент в число важнейших переменных, влияющих на поведение частных инвестиций. Пытаясь как-то оправдать такой подход, Хикс прибегает к довольно искусственным построениям. Когда Кейнс утверждал, что уровень ссудного процента не влияет на размеры инвестиций, он, оказывается, вмел в виду не рыночные ставки вообще, а лишь ставки, по которым наиболее надежный заемщик может получить средства взаймы на длительный срок, т. е. практически ориентировался на процент по правительственным долгосрочным обязательствам.

А именно эти процентные ставки в Англии и в США во время депрессии 30-х годов, по утверждению Хикса, действительно не оказывали существенного влияния на инвестиционную стратегию предпринимателей.
При подобной интерпретации плодотворной могла бы оказаться лишь такая денежно-кредитная политика, которая действительно обеспечила бы переход к длительному поддержанию низких процентных ставок по всем кредитным операциям — краткосрочным и долгосрочным. Однако такому переходу мешают спекулятивные операции денежных капиталистов; именно поэтому, утверждает Хикс, Кейнс в своей теории денег отвел так много места спекулятивным операциям. В нынешних условиях, однако, подобный акцент представляется по меньшей мере устаревшим, современная теория денег, как пишет Хикс, уже не может выдвигать в центр своего анализа спекулятивные мотивы.
Хикс ссылается также на следующее обстоятельство. В 30-х годах, когда размеры частных инвестиций были невелики, большинство частных предпринимателей в своих хозяйственных операциях опирались главным образом на собственные средства (или, если следовать терминологии Кризиса..., особенно велика была роль автократичного сектора). Однако в нынешних условиях резко возросла роль кредита в финансировании частных капиталовложений (возросло значение хозяйственного сектора, опирающегося на операции овердрафта).

Это неизбежно влечет за собой расширение возможностей денежно-кредитного регулирования.
Особенно много бедствий капиталистической экономике несет, по утверждению Кейнса, чрезмерное предпочтение ликвидности. Хикс не оспаривает этого, но резонно замечает, что и быстрое развитие инфляции, стремительно пожирающее ликвидные резервы, не сулит ничего хорошего. Поэтому программы хозяйственного стимулировано мнению критика Кейнса, должны быть достаточно осмотрительными.
Хикс всячески стремится отмежеваться от получивших известность высказываний Кейнса, — высказываний, согласно которым сооружение пирамид, землетрясения, даже войны могут послужить стимулом к увеличению богатства.... Хикс отмечает, что подобные рассуждения могут фигурировать лишь в такой макроэкономической теории, которая рассматривает самый короткий проток времени. При этом Хикс умалчивает о широком использовании кейнсианской концепции в качестве теоретического оправдания гонки вооружений в США и других странах — членах Североатлантического блока.

Между тем пронизывающий сегодня всё и вся в империалистических странах милитаризм выступает как наиболее ходовое средство подстегивания экономики.
Подводя итоги своим рассуждениям, основоположник хиксианского кейнсианства пишет о том, что в свете опыта последнего времени кейнсианская экономическая теория внушает значительно меньше бодрости, чем казалось поначалу, в те рассветные времена 1936 г., когда она подавала добрые надежды. Книга Хикса помимо воли ее автора свидетельствовала о кризисе кейнсианской концепции — самом серьезном кризисе со времени ее возникновения. В этом кризисе проявились не только внутренние противоречия, заложенные в самой теоретической системе, и пороки методологии; провал кейнсианской хозяйственной политики наглядно отражал резкое обострение противоречий капиталистической экономики, в том числе стремительное нарастание инфляции, переплетение циклических и структурных кризисов и выявившуюся неэффективность традиционных методов государственного регулирования.

Теория стоимости. Центральное место в теории Хикса занимает исследование проблемы стоимости и цены товаров. Прежде чем перейти к рассмотрению его концепции, отметим лишь следующий момент: содержание категории стоимость, используемой Хиксом и его последователями, сильно отличалось от того, что вкладывали в это понятие представители классической политической экономии.
Тенденция к отходу от теории трудовой стоимости и выхолащиванкю объективного содержания этой категории обнаружилась уже в первой половине прошлого столетия в работе ряда вульгарных буржуазных экономистов (Сэй, Сениор, Рошер). В последней трети XIX в. широкое распространение получает чисто субъективистская трактовка стоимости. Достаточно сослаться в этой связи на работу Теория стоимости одного из представителей австрийской . школы — К. Менгера; стоимость, по его словам есть характеристика того, насколько важны для нас отдельные товары (или наборы товаров), когда мы осознали, что без владения этими товарами невозможно удовлетворить наши потребности.

При подобном подходе дело не ограничивалось утверждением, согласно которому стоимость (здесь и далее при рассмотрении современных буржуазных теорий, может быть, несколько точнее было бы употреблять термин ценность) блага определяется его полезностью, — нелегко было даже провести разграничение между понятиями стоимости и субъективной полезности. Субъективистская характеристика, окончательно порывавшая с научным определением стоимости, в конечном счете оказывалась замкнутой в самой себе, ее трудно было сомкнуть напрямую с какими-либо объективными характеристиками хозяйственного процесса. Поэтому в последующий период центр тяжести в академической теории стоимости все более переносился на анализ рыночных цен, причем в зависимости от исходных предпосылок автора уровень цены более или менее жестко связывался с полезностью и редкостью данного блага. В первые десятилетия XX в. особую популярность завоевала теория частичного равновесия А. Маршалла; в этой теории был достигнут некоторый компромисс между теорией полезности (гл. VI книги II Принципов политической экономии называется Полезность и стоимость) и издержек производства (гл.

VIII—XI книги V). При этом стоимость во многих случаях Маршалл употребил как синоним цены, а нормальная стоимость —как качение равновесной цены.
Отправным пунктом своего исследования - в полном соответствии с традициями кембриджской школы — Хикс провозглашает идеи Маршалла. Эти идеи, по мнению Хикса, послужили основой развития современного микроэкономического анализа. В начальных строках первой главы Хикс выразил свое отношение к концепции стоимости Маршалла следующим образом: Книга III Принципов Маршалла до сих пор остается последним словом науки в это1 области.
И все же Хикс отчетливо сознавал, что концепция Маршалла содержала и ряд уязвимых с теоретической точки зрения моментов. К их числу относится прежде всего понятие величины субъективной полезности, которым oneрировал Маршалл. Поэтому справедливость основных положений маршалловской концепции Хине стремится доказать с помощью менее жестких исходных посылок.

В книге Стоимость и капитал сохраняются субъективистские акценты в характеристике факторов, воздействующих на формирование цены (достаточно показательно уже само название первой части книги — Теория субъективной стоимости), но при рассмотрении проблемы полезности Хикс использует более гибкую ординалистскую трактовку, предложенную еще в начале века известным итальянским экономистом В. Парето.
После выхода в свет статей Хикса и Аллена и книги Стоимость и капитал ординалистская концепция смогла быстро завоевать господствующие позиции в микроэкономической теории. Конечно, было бы явным упрощением. полагать вслед за Хиксом, что к настоящему времени кардинализм изжил себя. На протяжении последних десятилетий в математической экономике были разработаны различные классы теоретических моделей, использующих кардиналистскую трактовку полезности (функция полезности Неймана—Моргенштерна и др.).

И все же при анализе ситуаций, исключающих факторы неопределенности и риска, чаще всего используется ординалистская концепция измерения полезности.
Перевод микроэкономического анализа на новые рельсы неизбежно повлек за собой определенную чистку в системе представлений субъективного маржинализма. В опубликованной еще в 1915 г. работе выдающегося математика и экономиста Е. Е. Слуцкого К теории сбалансированного бюджета потребителя гедонистическая концепция Джевонса и австрийской шкоды характеризовалась как достаточно спорная.



Содержание  Назад  Вперед