Нестабильность в сфере обращения


Такую угрозу порождают, по мнению Хикса, прежде всего индивидуальные ожидания участников хозяйственного процесса, их ненадежность и несогласованность между собой. Здесь мы сталкиваемся с одним из моментов, в которых наиболее наглядно выявляется родство теории Хикса с предшествующими построениями субъективном школы. И дело не только в том, что в обоих случаях усиленно акцентируется роль индивидуальных ожиданий в функционировании хозяйственного процесса; эти ожидания оказываются как бы привнесенными извне, они могут вытекать из особенностей индивидуальной психологии и темперамента участников хозяйственного процесса.
В качестве характеристики индивидуальных прогнозов автор предлагает использовать коэффициент эластичности ценовых ожиданий. Этот коэффициент исчисляется как соотношение между известными к настоящему моменту (фактическими) изменениями цен и ожидаемым изменением цен в последующий период. Иными словами, если предприниматель полагает, что в предстоящий период це-яы будут меняться в том же направлении и точно такими же темпами, что я в прошлом, эластичность ожиданий равна единице.

Если же, скажем, предполагается, что цены будут повышаться более высокими темпами, чем в истекший период, коэффициент эластичности, по определению, превышает единицу. В последующий период характеристики эластичности ожиданий широко использовались в работах, посвященных проблемам общего равновесия.
На протяжении всей книги Стоимость и капитал автор напряженно стремится преодолеть статичность элементарных схем хозяйственного равновесия, господствовавших в ортодоксальной неоклассической теории. Третью в четвертую части работы Хикс специально посвятил про* блемам экономической динамики. Впоследствии он характеризовал книгу Стоимость я капитал как попытку перебросить мост от статичной неоклассической системы к динамическим моделям3.

Роль главного динамизирую-щего элемента при этом отводилась индивидуальным ожиданиям участников хозяйственного процесса, что неизбежно порождало ряд серьезных проблем. Ограничимся лишь одним примером.
Для того, чтобы как-то замкнуть конструируемую теоретическую систему, автор, должен допустить влияние текущих операций на ожидания: результаты такого воздействия, по мнению Хикса, не могут быть отделены слишком большим промежутком времени от импульса, побудившего к пересмотру ожиданий. В результате возникает схема, которую в лучшем случае следует признать недостаточно определенной. Когда на протяжении единичного периода (недели) система приходит в равновесие, изменения цен должны повлечь за собой новые ожидания, а последние будут оказывать обратное влияние ва процессы формирования цен. Именно этот прием, эта уловка, которую невозможно обосновать, обрушили динамическую теорию в книге Стоимость и капитал.

Именно это возвращало анализ вспять к статике и, следовательно, в направлении неоклассической теории,—впоследствии писал Хикс.
Устойчивость, по мнению Хикса, присуща лишь статическим моделям экономики — моделям, которые не принимают в расчет ожиданий участников хозяйственного процесса (именно учет ожиданий, по мнению автора книги Стоимость и капитал, придает динамический характер модели общего равновесия). Несовпадение индивидуальных ожиданий с реальными итогами хозяйственного развития неизбежно должно порождать возмущения, выводящие систему из равновесного состояния или порождающие препятствия на пути к равновесию.
При анализе динамических свойств капиталистической хозяйственной системы особенно четко проступает двойственность позиции Хикса. Основное: содержание книги Хикса содержит более или менее последовательнее развитие основных постулатов ортодоксальной неоклассической теории2. И все же через всю книгу проходит тезис о ^неустойчивости, внутренне присущей капиталистической экономике по самой ее природе, что до известной степени сближало Стоимость и капитал с вышедшей тремя годами раньше Общей теорией занятости, процента и денег
По мнению Хикса, источник этой нестабильности кроется в сфере обращения, прежде всего в функционировании денежного рынка. Неустойчивость — просто свойство денег и ценных бумаг — этих неуклюжих (awkward) предметов, которые требуются нам не сами по себе, а лишь как средство покупки товаров в последующий период. В другом месте, перечисляя возможные причины нарушения хозяйственного равновесия, он упоминает, правда, несогласованность планов предпринимателей и потребителей, однако основное внимание в книге Стоимость и капитал уделено той роли, которую должны играть эластичности ценовых ожиданий и ожиданий перехода к иным процентным ставкам.

При этом модели, отражающие это влияние, носят довольно искусственный характер: действия участников хозяйственного процесса всецело зависят от прошлых (а не от текущих) ожиданий.
Вмеете с тем во всех рассуждениях Хикса по поводу хозяйственного механизма, обеспечивающего установление общего равновесия, решающую роль играет предпосылка совершенной конкуренции. В последующий период особую известность получил его тезис, согласно которому отказ от условия совершенной конкуренции должен нанести ущерб большей части экономической теории. В те годы Хикс еще не допускал возможности использования концепции несовершенной конкуренции.
(^Однако факты, свидетельствующие о подрыве отношений свободной конкуренции во всех промышленно развитых капиталистических странах, становились все более многочисленными и очевидными; теоретические модели, рассматривающие лишь отношения совершенной конкуренции, постепенно стали подвергаться сомнению и в буржуазной экономической литературе. Это не могло не отразиться и на позициях Хикса. Через четыре десятилетия он должен был прямо заявить о том, что в книге Стоимость и капитал он столь нелепо преувеличивал роль постулата совершенной конкуренции, между тем как для нефинансового сектора экономики типичны, скорее, рынки, характеризующиеся господством несовершенной конкуренции; и предположение о совершенной эластичности цен, столь широко использующееся в книге Стоимость и капитал, автор книги признал впоследствии совершенно нереалистичным."
. Пересмотр этих постулатов побудил Хикса по-новому взглянуть и на проблемы общего равновесия. В 1976 г. он отмечал, что точка зрения, высказанная в книге Стоимость и капитал, может быть названа неовальрасианжой. Между тем предположения о рыночных структурах, которые в свое время использовал Вальрас, теперь представляются Хиксу не слишком реалистичными.

И если нет каких-либо свидетельств того, что действительно существовали рынки, функционировавшие таким образом, и Вальрас вполне мог знать о них, то остается предположить, что он просто изобрел такую рыночную структуру специально, для того чтобы обеспечить тем самым „правильный" ответ.
В работе Капитал и экономический рост (и особенно в Методах динамической экономики) Хикс высказывает критические замечания по поводу моделей общего равновесия, считая их слишком материалистичными, поскольку все действия участников хозяйственного процесса жестко детерминированы внешними рыночными силами. Больший интерес, по его мнению, должен представлять анализ неравновесных ситуаций, когда некоторые переменные могут продолжительное время отклоняться от желательного уровня; такую ситуацию Хикс чаще всего связывает с недостаточной подвижностью цен.
В работе Капитал и экономический рост Хикс впервые предложил двухсекторную модель, в которой предусматривается взаимодействие между рынками различного типа. На некоторых рынках цены обладают достаточной гибкостью (flexprice markets), тогда как на других рынках цены в гораздо меньшей степени реагируют на текущие изменения спроса (fixprice markets). В последнем случае изменения цен отражают прежде всего влияние внешних (экзогенных) импульсов. На рынках, характеризующихся негибкими ценами, товарные запасы могут превышать уровень конкурентного равновесия.

Двухсек-торвая модель получила, как отмечалось выше, дальнейшее развитие в книгах Кризис в развитии кейпсианской экономической теории в Экономические перспективы. В работе Причинность в экономике Хикс указывал, что в схемах общего равновесия нужно учитывать не просто, казалось бы, технические обстоятельства, связанные с недостаточной гибкостью цен, но возможность сосредоточения экономической мощи в результате объединения некоторых участников хозяйственного процесса и извлечение монопольных прибылей.
Аналитический аппарат теории общего равновесия не содержит — в ве может содержать — информацию о движении каких-либо доходов, не совпадающих с ценами конкурентного равновесия. Более того, в схемах общего равновесия производство вообще утрачивает специфически капиталистические черты: в соответствии с традиционными принципами маржиналистской концепции в равновесной ситуации просто исключается существование предпринимательского дохода, присваиваемого промышленным капиталом.



Содержание  Назад  Вперед