Энергетический и сырьевой кризисы 70-х годов


Все, чего можно было бы добиться, прибегнув к указанным средствам,—это сделать несколько менее острой одну из проблем за счет дальнейшего обострения другой. Иными словами, Кикс подводит читателя к мысли о неизбежности выбора в рамках кривой Филлипса (хотя последняя ни разу прямо не упоминается в книге). Сопоставляя между собой различные публикации английского экономиста, нетрудно заметить характерную черту в эволюции его общей теории. В каждой следующей работе он вводит ряд дополнительных предпосылок (в некоторых случаях он к тому же модифицирует отдельные высказанные ранее суждения) и как бы достраивает сформулированную ранее концепцию, тем самым приспосабливая ее к объяснению новой ситуации(}Бросается в глаза, например, что содержащееся в Экономических перспективах... утверждение относительно окончательного преодоления денежных барьеров (в связи с переходом к режиму плавающих валютных курсов) по существу представляет собой дальнейшее развитие тезиса об устранении оков золотого стандарта, высказанного еще в |f Очерках о мировой экономике.
В энергетическом и сырьевых кризисах 70-х годов Хикс видит дополнительное подтверждение гипотезы о решающей роли физического ограничения (потолка), на которое неизбежно наталкивается интенсивное расширение капиталистического производства. Напомним, что эта гипотеза была подробно изложена автором еще в 1950 г. rare о теории экономического цикла. Теперь это утверждение просто несколько видоизменяется: утверждается, при господстве фиксированных валютных паритетов в качестве такого ограничения выступал барьер полной законности, а в условиях плавающих курсов на первый дан может выдвигаться ограниченность энергетических и сырьевых ресурсов.
КритичесRий анализ указанных предпосылок макроэкономической концепции Хикса был дан в предшествовавшем изложении. Поэтому, рассматривая его теорию инфляции, отметим лишь следующий момент. В большинстве теоретических публикаций буржуазных экономистов, посвященных проблемам инфляции, в том числе и в работах Хикса, предполагается, что на рынках полностью господствуют конкурентные силы, а инфляция представляет собой более или менее равномерный рост цен на различные группы товаров и услуг.

Структура относительных цен на рынке, характеризующемся совершенной конкуренцией, по существу, оказывается просто не затронутой инфляцией (если отвлечься от падения покупательной способности денежных остатков, хранимых участниками хозяйственного процесса).
Поскольку же в действительности конкуренция не является совершенной, главный ущерб, который наносит инфляция, связан, по утверждению Хикса, с тем, что рыночным агентам просто приходится все время пересматривать устанавливаемые цены. Именно это — потеря времени и ухудшение настроения, связанные с непрерывным пересмотром институциональных и квазиинституциональных соглашений,—и является главным возражением, которое должно быть выдвинуто против инфляции. Возражения подобного рода представляются, мягко говоря, не очень серьезными, и лишь глухое упоминание в последующем наложении о волнениях в сфере трудовых отношений, которые порождает серьезная инфляция, может дать некоторое представление о подлинных заботах и опасениях автора.
В действительности развитие инфляционных процессов неизменно сопровождалось (и сопровождается) резким усилением неравномерности в движении цен на отдельные группы товаров и услуг и, следовательно, существенными изменениями в структуре относительных цен. При этом в кажущемся хаосе многообразных ценовых изменений чаще всего прослеживается отчетливая закономерность: при переходе к новому общему уровню цен капиталистические монополии, утвердившиеся в ключевых отраслях хозяйства, используют всю экономическую и политическую мощь для дальнейшего укрепления своих позиций. А рабочим и служащим в условиях быстро ускоряющейся инфляции чаще всего не удается добиться сколько-нибудь синхронного увеличения заработной платы. В этой связи можно сослаться, например, на последствия стремительного роста цен во время гиперинфляции в Германии и Австрии после первой мировой войны.

В ходе инфляции снизился средний уровень заработной платы рабочих и служащих, вместе с тем выросли доходы предпринимателей, значительно увеличился удельный вес принадлежащего им капитала (в производительной и товарной форме) и имущества землевладельцев в национальном богатстве страны.
Причинность в экономике. В 1979 г. Хикс опубликовал монографию, посвященную методологическим проблемам развития современной экономической теории. Для того чтобы точней оценить полемическую направленность этой весьма академичной по стилю изложения работы, напомним следующее обстоятельство. В 60—70-х годах в западной экономической литературе широкое распространение получил довольно примитивный прагматический подход, наиболее полно изложенный в работе М. Фридмена Очерки позитивной экономической теории, вышедшей в свет в 1953 г. В соответствии с принципами позитивной экономической теории ценность — и в определенном смысле истинность — любой концепции по зависит от того, насколько реалистичны исходные предположения и сама логики содержательных построений; более того, чем значительнее теория, тем обычно менее реалистичны, по утверждению Фридмена, ее предпосылки и допущения. Значительность теории определяется исключительно качеством ее предсказаний, степенью соответствия между прогнозами, сделанными на основе ее предпосылок и моделей, с одной стороны, и реальными фактами — с другой.

Концепция, которую в книге о причинности развивает Хикс, делает главный акцент на самоценности самих по себе теоретических конструкций, и в частности на том, насколько велико значение анализа причинно-следственных связей. В экономической теории использование абстрактных понятий и схем для предсказания будущих событий сопряжено, как отмечает автор, с рядом серьезных трудностей. Дело в том, что наступление какого-либо события обычно предполагает наличие целого ряда условий. В книге разграничиваются сильное и слабое отношения причинности; сильное отношение между событиями А и может иметь место лишь в том случае, если свершения А (причем одного лишь этого условия) достаточно для тогo, чтобы за ним последовало событие В. Ясно, что хозяйственной жизни присущи скорей слабые отношения причинности, когда появление события А в каждом случае предопределяется совмещением многих условий — В1, В2,В3, ...

Вп. При этом, отмечает автор, причины и следствия могут меняться местами, они могут сосуществовать рядом друг с другом. До настоящего времени экономическая теория чаще всего имела дело с так называемой статической причинностью, когда период, на протяжении которого причина действует и вызывает определенный результат, Характеризуется бесконечной продолжительностью.
Отвергая примитивный эмпиризм, Хикс справедливо указывает на необходимость реалистичных предположений, на важность использования такой системы абстрактных категорий, которая более или менее адекватно отражала бы структуру реального процесса. Однако на протяжении всей книги ощущается стремление автора отделить рассматриваемые теоретические схемы от прямого соприкосновения с конкретной действительностью. Даже те слабые соотношения, которые экономической теории удается отыскать, вообще не могут быть, по его словам Подтверждены или опровергнуты путем сопоставления их с реальными фактами; в результате теоретические рассуждения оказываются как бы замкнутыми на себя.
Разумеется, абстрактные схемы экономической теории лишь в редких случаях поддаются такой проверке, которая предполагает непосредственное сопоставление этих схем с теми или иными эмпирическими фактами. Диалектическое соотношение, в котором практика выступает в качестве решающего критерия истинности той или иной теоретической концепции, неизбежно носит сложный, опосредованный характер. Однако отрицание связи между теорией и практикой, отрицание всякой возможности верификации в экономической науке в конечном счете неизбежно порождает множество произвольных теоретических суждений.

В таком случае просто исчезают какие-либо объективные основания для выбора между альтернативными теоретическими концепциями.
Рассматривая различные формы причинности в хозяйственных операциях, автор высказывает ряд содержательных замечаний по поводу некоторых расхожих конструкций современной западной экономической теории. Многие из этих конструкций (в том числе некоторые схемы самого Хикса) основаны на отношениях статической причинности, поэтому они непригодны для исследования долгосрочных тенденций в движении изучаемых переменных (ведь такие тенденции не могут быть выявлены путем механического объединения точек, характеризующих отдельные случаи статического равновесия). Статичный подход совершенно неприменим, например, при анализе тенденции накопления капитала, поскольку в ходе самого накопления возникают такие дополнительные процессы (изменения), которые просто не могут быть учтены в каждой из статических моделей.



Содержание  Назад  Вперед