Роли и предубеждения


Автор ролевой игры знает, какие ограничения в нее заложены, знает, как долго будет длиться упражнение, каковы задачи сессии, каково вероятное развитие событий и возможные сбои, какие поступки хороши, а какие плохи в данной конкретной ситуации. Наставники должны знать правила игры и степень, в которой допустим отход от них. Они должны следить за реалиями внешнего мира и гарантировать, что ролевая игра не помешает деятельности других людей. Во время дебрифинга они знают, на что акцентировать внимание учащихся и какие важнейшие уроки должны быть усвоены ими.
Суть дела в том, что там, где речь идет о проведении ролевой игры, наставники непременно оказываются хранителями знаний. Они уже проводили игры в прошлом, или по крайней мере видели, как это делается, или читали об этом. Они знают, как написаны йраспределены роли; им известны задачи сессии.

Их интерпретация событий вероятнее всего рассматривается как правильная, и даже если последние начнут развиваться не по плану, наставник всегда сможет сказать, что именно этого он и ожидал.
Последствия всего перечисленного не имеют значения при условии, что ученику было сказано, будто все в конечном счете находится под контролем наставника, и тот соглашается с основными моментами ситуации. Альтернативой будет выложить карты на стол и призвать учеников к участию в создании и проведении ролевой игры. Это возможно, но требует от наставника большего опыта и гибкости.

Преимущество же здесь в том, что проведение упражнения будет в большей степени соответствовать концепции обучения, центрированного на ученике, и стоит подумать, достойна ли такая задача дополнительных усилий.
ПОДСКАЗКА. Для того чтобы разрушить барьеры, существующие между учениками и преподавателями, шире вовлекайте учеников в процесс создания
; ролевой игры.
Если наставник хочет, чтобы ученики активнее участвовали в проведении игры, то соответствующую процедуру необходимо начать с объяснения учащимся, к какому этапу обучения они подошли и почему ему кажется уместным ввести в этом пункте ролевую игру. Это очень похоже на процедуру, описанную в главе 5. Затем класс начинает обсуждать способ постановки ролевой игры, и во время этого обсуждения наставник разъясняет возможные ограничения, проблемы и т. д. Как предлагалось выше, перед игрой можно согласовать с игроками объекты наблюдения; это автоматически определяет содержание дебрифинга. При необходимости вмешаться в процесс самой игры наставник имеет возможность сослаться на решения, которые класс открыто принял в самом начале.
При таком подходе наставник может показать классу, из чего возникает авторитет, и избежать ситуации, когда ученик чувствует себя обманутым тем, что ему посулили одни отношения с преподавателем, а он на деле видит совершенно другие.
 
Роли и предубеждения
 
Из трех аспектов влияния этот - самый коварный. В большинстве сценариев женщины выступают секретаршами или домохозяйками, а мужчины занимают силовые роли - так сказать, те, в которых они могут прямо влиять на принятие тех или иных решений. Чернокожие редко появляются на сцене; то же самое можно сказать об инвалидах или приемных детях, разведенных супругах, стариках или семьях, в которых есть только один родитель.
Когда в сценарий вводятся характерные персонажи - офицер полиции, социальный работник, землевладелец, профсоюзный деятель или политик, то их роли написаны так, что согласуются с преобладающими в обществе представлениями об их поведении.
Статистически эти обобщения могут быть правильными. Большинство женщин вполне могут оказаться секретаршами или домохозяйками; ниже среднего оказываются ваши шансы встретить ласкового офицера полиции или решительного социального работника. Но все дело в том, что ролевые игры зачастую вообще не оставляют
 
никаких шансов женщине стать менеджером, профсоюзному деятелю - мирным субъектом, а капиталисту - филантропом.
 
Это говорит о том, что все, что выходит за рамки обычного, должно быть представлено в ролевой игре хотя бы в той же пропорции, в какой оно встречается в реальной жизни. Более того, коль скоро ролевые игры должны давать людям возможность опробовать свои навыки в безопасных условиях, то возникают серьезные доводы в пользу того, чтобы в игре была представлена проблема общения с заикой, или с представителем иной культуры, или с лицом, которое вряд ли удастся повстречать в иных ситуациях.

Еще более важным аргументом является то, что всех, кто связан с образованием и тренингом, сам выбор профессии обязывает заниматься формированием взглядов и убеждений их учеников. Это неизбежно вытекает из того, как воспринимают ученики своего учителя или инструктора и как они моделируют свое поведение, беря за образец человека, от которого ждут инструкций. Поэтому наставникам скорее всего следует формировать установки и поведение таким образом, как им кажется, должны поступать учащиеся, чем без возражений допускать закрепление нежелательных и устойчивых предубеждений.
Как бы ни старались наставники избежать стереотипов в распре-делении ролей по полу, им придется смириться с тем, что во многих случаях оказывается необходимым придерживаться традиционных взглядов на роли и пол, или, возможно, на роли и возраст, или национальность. Если ролевая игра не ставит своей целью высветить традиционный характер таких установок, то выбор мальчика на роль секретаря, подростка - на роль менеджера или выходца из Вест-Индии - на роль хозяина поместья может слишком отвлечь участников от сути дела. Нельзя сказать, что секретаря (традиционно - женщину) не мог бы сыграть мальчик, директора - подросток, а английского аристократа - житель Вест-Индии; обычные возможности ролевых игр предусматривают такие варианты.

Отвлекающим же фактором станет включение в фактическое описание ролей того обстоятельства, что секретарь - мужчина и т. д., поскольку этим неоправданно акцентируется внимание именно к этой частной характеXистике, и это нежелательно, если только ролевая игра не сфокусирована на этих аспектах специально.
Что можно сделать в случаях, когда наставник из соображений удобства хочет воспользоваться стереотипами, но сознает, что не должен их закреплять? Ответ: рассмотреть эту проблему в ходе дебрифинга. Это может быть сделано на двух уровнях.

Во-первых, наставник может привлечь внимание к проблемам стереотипизации и попросить группу обсудить исходные посылки, выбранные при описании и распределении ролей. Вам следует задать следующие вопросы:

  • Отличались ли друг от друга роли, розданные мужчинам и женщинам?
  • Насколько были партии взаимозаменяемыми?
  • Требовали ли функции игроков особых способностей?
  • На каких допущениях строилось понимание этих способностей и почему?
  • Почему мы мыслим именно так? Возможен ли иной вариант?

На втором уровне наставник может извлечь уроки из поведения и взглядов группы, проявляющихся в ходе самого дебрифинга. Внимание может быть привлечено к следующим моментам: кто больше выступает, кто выказывает себя лидером, кто проводит содержательный анализ или поставляет информацию. Затем можно спросить, до какой степени группа сама следует стереотипам и почему, а если не следует - опять же почему.

Важно гарантировать, чтобы тему обсудили открыто - так что был бы брошен свет на мифы и предрассудки и сделаны конструктивные предложения по способу их преодоления.
Прежде чем закончить разговор о ролях и предубеждениях, уместно будет еще раз подтвердить намерение автора использовать в данной книге местоимение мужского рода, избегая сочетаний его или ее или он или она. В настоящее, исправленное, издание был внесен ряд поправок, имевших целью сделать текст более нейтральным. При этом обнаружились два обстоятельства: во-первых, всегда можно улучшить первую и фактически вторую попытку; но, во-вторых, стало ясно, что иногда нейтрализация смягчает текст и делает его более громоздким. Бывает, что прямое использование местоимения придает аргументу ясность, силу и непосредственно относит его к предмету, чего нельзя достичь никаким другим способом, а слово его, согласно устоявшимся грамматическим правилам, лишилось своего исконно мужского значения.

Однако автор чувствует, что своим признанием в этом далеко не совершенном решении он, по крайней мере, привлек внимание к возможным неосознанным последствиям его личного стиля и тем остался верен идее данной главы.
Борьба с системой
Какими бы ни были цели наставника, мотивация учеников будет тесно связана с их успехом или провалом в ходе самой ролевой игры. Они будут оценивать себя, исходя из того, удалось ли им добиться необходимого результата за отведенный промежуток времени. Они могут задаваться вопросом, добились ли они того, что они хотели, независимо от достижения целей другими учениками.



Содержание  Назад  Вперед