Тоже что ли зайти, подумал я.


Уже стемнело, и за стеклянными витринами кафе и ресторанов были видны люди, скрывающиеся от сырости и промозглости московской зимы. Наверное, им там было хорошо в тепле и каком-никаком уюте. Тоже что ли зайти, подумал я. Но потом представил себя в одиночестве за столиком, и мне эта перспектива не понравилась. Ладно ещё, если бы я был резидентом какой-нибудь разведки, отстранённо ожидающим в кафе связника.

Я шёл дальше, отмечая про себя знакомое чувство одиночества в толпе. Выходы станции Пушкинская соединялись с длинным подземным пешеходным переходом, в котором тогда была развёрнута широкая торговля ларёчного типа разным ширпотребом с претензией на эксклюзивность. Расчёт строился на прогуливающихся туристов и приезжих провинциалов, типа меня. Витрины блестели и горели разными огнями и цветами.

Наличие пёстрой публики, спешащей в метро или толпящейся у витрин, а также шумящая над головой Тверская улица, впечатлительному гостю давали ощущение настоящей столичной жизни.
Скользя взглядом мимо назойливо ярких витрин, я неожиданно наткнулся на книжную палатку. Я подошёл, и сразу увидел книжку, с названием Осознанные сны. С одной стороны мне было интересно, что кроется за этим странным названием, а с другой, было просто лень напрягать мозги всякой ерундой.

Вздохнув, я уже отходил от витрины, как вдруг увидел девушку. Она стояла возле одной из витрин. Я сразу заметил и её саму и её отрешённый взгляд, взгляд человека, который ничего не собирается покупать. Щас возьму и познакомлюсь, пролетела в голове шальная мысль.

Но какой бы шальной не была мысль, она сразу вывела меня из хандры. И мне это понравилось.
Я решил повнимательнее присмотреться к этой девушке. У неё были длинные и густые тёмные волосы, заплетенные в подобие косы, которая каким-то причудливым образом была зафиксирована на голове шариковой ручкой, конец которой торчал из причёски. Но по всему было видно, что это не небрежность какая-то, а просто феня или прикол для тех, кто понимает.

Но не эта ручка меня интересовала. Ей было не более восемнадцати лет. Она была по настоящему красива, женственна, хорошо, но недорого одета.

Но главное я чувствовал, что она одинока. Её рост был ниже моего, а точёная фигурка притягивала своим молодым изяществом.
Я проследовал за ней следом через все витрины к выходу из перехода. Нужно было что-то делать. Упускать её я не хотел, а привычные схемы знакомства как-то разваливались в уме и казались слишком примитивными. Нужен был повод или ситуация, располагающая к знакомству.

Прекрасно понимая, что такой повод при знакомстве на улице всегда является роскошью, я просто шёл следом, надеясь на приход или момента, или приход в голове.
Мы поднялись на поверхность. Медленной походкой она пошла в обратную сторону по отношению к нашему движению в переходе. Вначале я не придал этому значения, так как был занят больше своими проблемами. Но, когда она снова спустилась в тот же переход и в том же направлении начала обход витрин, я вдруг многое понял, а кроме всего прочего то, что шанс появился. А ещё я понял, что девушке безумно скучно, некуда спешить и в свете витрин ей более-менее комфортно.

Отрешённость же в её взгляде на витрины говорила мне об одном. У неё нет денег. В таком случае лучше начать с демократичного Макдоналдса, чтобы не сковывать бедную девушку предложением похода в более дорогой ресторан.
Я не причиню ей никакого вреда, - сказал я себе.
Дурак, - отозвался внутренний лев, готовясь к прыжку.
Будучи и так человеком обычно деликатным, тут я решил превзойти себя. Надежда была на чистый экспромт. Меня не смущало, что её всё время окружает несколько зевак, разглядывающих витрины.

Но в момент знакомства это могло смутить её, и я ждал, когда она окажется хотя бы в относительном одиночестве. В какой-то момент это произошло.
Всё. Час пробил.
Я подошёл, отмечая про себя, заметное увеличение громкости и частоты пульса. Мы встретились взглядами. Я изо всех сил излучал интеллигентность и добродушие.
- Никогда не видел шариковых ручек в качестве заколок, - выдохнул я негромко, но уверенно.

У меня был такой вид, и сказано это было так, что не возникало никаких сомнений, что меня интересует не ручка, а её владелица. Стало быть, я подошёл знакомиться. Она всё это почувствовала, оглянулась, ответила что-то неопределённое, улыбнулась и уставилась в витрину.

Её улыбка меня существенно подбодрила. Мне было понятно, что дальше следует пройти тест на то придурок я, маньяк, мошенник или всё-таки нормальный.
- Вероятно, только люди с очень густыми волосами способны закалывать их таким образом. Знаете, раньше у дам были такие пышные причёски, что в их создании применяли даже куски металлической арматуры.
Она хохотнула, продолжая смотреть на витрину, и робко, как-то по-детски ответила, что у неё там только ручка. Вот я и услышал голос своей незнакомки, и он вполне соответствовал её милому образу.
- Я подошёл к вам в качестве спасателя. Мой гражданский долг заставил меня не остаться в стороне, видя, что вы нуждаетесь в помощи. - Сказал я предельно серьёзно.
Она смотрела на меня расширившимися от удивления глазами, не зная, как реагировать.
- Вы изнываете от скуки и даже, по-моему, одиночества. Потому что я не знаю чем ещё объяснить то, что вы уже как минимум второй раз обходите эти витрины, - рискнул я.
Она неуверенно засмеялась, а потом внимательно посмотрела мне в глаза. Не знаю, что она там увидела, но я в её глазах увидел удивление и заинтересованность.
- Да, я наблюдал за вами, не зная, как подойти познакомиться. Я Владислав, можно просто Влад.
- Алёна, - ответила она, смущённо улыбаясь, и смотря куда-то в сторону.
- Я думал, что такие имена бывают только в русских народных сказках. Может я не ошибался?
Моё сердце просто пело. Она мне действительно нравилась.
- Был такой старый мультик, в котором котёнок и щенок забирались на крышу, чтобы вместе бояться грозы. Предлагаю вместе поскучать. Например, для начала в Макдоналдсе, - предложил я, - но, чтобы случайно не развеселиться, предлагаю сначала ещё раз пройти вдоль палаток.
Мы засмеялись и пошли к выходу из подземелья. Куда девались мои психологические проблемы. Жизнь была прекрасна, что удивительно.

Я вот так просто, с первого захода познакомился с такой милой и красивой девушкой, и вот мы уже беседуем в кафе.
Ну, в общем, не важно как протекала беседа. Скажу только, что с каждой минутой общения я всё больше чувствовал себя скорее её старшим братом, а не тем, кем бы мне хотелось. По сути мы так и не нашли общих тем, хотя мне было приятно просто поболтать ни о чём. Но важно другое. Это знакомство привело меня в тот вечер к встрече со странными на первый взгляд людьми.

А информация, полученная от этих людей, стала отправной точкой моих последующих изысканий и открытий.
Мы вышли из Макдоналдса, имея цель для дальнейшего передвижения по Москве. В журнале, посвящённому досугу в городе, Алёна прочитала про юбилей какого-то развлекательного клуба, название которого я слышал впервые. Решили поехать туда. Судя по адресу, он находился в центре Москвы. Однако, приехав на место, мы далеко не сразу смогли его найти.

Вполне ожидаемой, манящей огнями вывески, я нигде не видел. Наскоком не удалось, и мы начали искать по номеру дома. По моим подсчётам это должен быть или дом, стоящий непосредственно перед нами, или следующий. Однако и тут ждало разочарование.

Получалось, что искомый дом должен находиться как раз между этими двумя домами. Но там ничего похожего на клуб не было. Разве что в некотором отдалении стоял какой-то барак, напоминающий сельсовет или поселковое строительное управление.

Его мрачноватый обшарпанный вид совсем не соответствовал пафосному понятию о московских клубах. Мы даже не пытались подойти к этому бараку. Кроме того, он был полностью погружен в тень и казался необитаемым.
- Ну что, похоже, в журнале ошибка, - сказал я, сожалея, что время уходит, а мы ещё нигде.
- Да, жаль. Что будем делать. - Сказала она.
В тоне её голоса прозвучала беззащитность и трогательная робость. Робость девушки, оказавшейся поздним вечером с незнакомым человеком хотя и в центре Москвы, но явно в каком-то захолустье.
- Может, я поеду домой, - сказала она.
- Давай возьмём такси и поедем в какой-нибудь другой клуб. Открывай этот лживый журнал. Ты его не на распродаже случайно купила? - Предложил я.
- Ты что на руки дуешь? Замёрзла? Тогда давай сначала сядем в машину, а потом решим.
Мы пошли в направлении дороги, и, проходя мимо того барака, увидели на нём искомый номер дома.
- Та-а-ак, - протянул я, - знаешь, такой же клуб десять лет назад я видел в центре деревни Дрязги, чернозёмного района. Может это он и есть?
- Да уж. Я себе московские клубы иначе представляла. Проводишь меня?

Я сюда точно не хочу. - Сказала она.
- Ты начинаешь дрожать от холода. Если это действительно развлекательное заведение, то давай хотя бы зайдём погреться, выпить кофе или чего-нибудь другого. Да и просто интересно, что там может быть внутри.
Она нехотя согласилась, и мы начали искать вход. Никакой вывески не было, но было несколько дверей со всех сторон.



Содержание  Назад  Вперед