Неявные знания как оцениваемый конструкт


и новичков); путем установления степени, в которой ответы респондентов соответствуют "правилу большого пальца"1; определение отличий между ответами респондента и прототипом специалиста. Для лучшего понимания того, что же измеряют тесты на неявные знания, рассмотрим последние как оцениваемый конструкт.
Неявные знания как оцениваемый конструкт
Описывая в шестой главе ключевые признаки неявных знаний и когнитивную модель, мы рассматривали эти знания как некий конструкт, который можно измерить. Другими словами, что же должно оцениваться с помощью тестов на неявные знания и вопросов, содержащихся в них?
На этот вопрос можно ответить, обратив внимание на традиционное различие между тестированием достижений и интеллекта. Считается, что в первом случае разделы теста служат примерами измерения конструкта (например, знания о всемирной истории), однако они не рассматриваются в качестве основы, на которой выстраиваются предположения о дальнейшем поведении респондента. Например, когда респонденты из многих вариантов ответа на вопрос о всемирной истории выбирают верный, считается, что им уже до этого был известен исторический факт, о котором спрашивали, либо же они обладали знаниями подобного характера, которые помогли им отбросить неверные варианты ответов.

Мы не рассматриваем исторические вопросы как предсказание реакции респондентов на те или иные задания. При тестировании интеллекта, напротив, все позиции служат прогнозированию дальнейшей деятельности человека, но не рассматриваются в качестве элементов измеряемого конструкта. Например, когда человек правильно решает задачу на аналогию фигур, мы не считаем, что он уже обладает некими знаниями об аналогичных отношениях, предполагаемых в вопросе.

Однако мы рассматриваем задания такого рода как прогноз поведения человека при выполнении других тестов или задач в процессе оценки генеральной способности.
Является ли измерение неявных знаний тестом на определение достижений или это тест на уровень интеллекта? Показав различие между двумя видами тестирования, отметим, что ни один из них не существует в чистом виде (Sternberg, 1998а). Все тесты, выявляющие достижения индивида, оценивают и основные способности, если только возможно продемонстрировать совершенное владение проверяемым содержанием.

Следовательно, такой тест ценен для предсказания дальнейших действий индивида. Подобным же образом все тесты на интеллект оценивают качественные изменения знаний, если только возможно прочувствовать некоторые позиции и установки тестирования. Это говорит о содержании знаний индивидов, обладающих высоким или низким уровнем генерального интеллекта. Все эти тесты измеряют формы развивающегося опыта (Sternberg, 1998a).

Тесты на неявные знания разрушают искусственные границы между тестированием, определяющим уровень достижений, и тестированием способностей.
Измерения неявных знаний являются тестами основных знаний, разработанными с помощью теории человеческого интеллекта (Sternberg, 1995с). Они созда-
1 "Правило большого пальца" требования здравого смысла. Примеч. перев.
ны для определения и практических знаний, укорененных в опыте индивида, и основных способностей, которые обеспечивают приобретение и применение этих знаний. Таким образом, подсчеты в тестировании неявных знаний прогнозируют деятельность человека при выполнении тестов или контрольных заданий. Эта деятельность выявляет либо наличие неявных знаний, либо умственные способности, обеспечивающие их развитие и применение.

Предположительно, данные способности отличаются от тех, что связаны с так называемым генеральным фактором человеческого интеллекта g, измеряемым часто приблизительно в виде IQ Исследования Стернберга и его коллег доказали гипотезу, что способности, ассоциируемые с деятельностью при тестировании неявных знаний, отличаются от тех, что подразумеваются, когда оценивается фактор g (Hedlund et al., 1999; Sternberg et al., 1993; Sternberg et al., 1995).
Поскольку признано, что разделы тестов неявных знаний измеряют как приобретенные знания, так и практические способности, тестирование прольет свет и на их содержание, и на тот опыт, благодаря которому они были получены. Немногие станут спорить с тем, что аспекты неявных знаний отражают уже имеющиеся знания респондентов, от которых эти аспекты были получены (в ходе бесед, сфокусированных на личном опыте). Эти аспекты пришли из воспоминаний и, таким образом, отражают содержание памяти. Остается лишь определить меру оценки приобретенных и примененных неявных знаний теми, кто не создавал их, но, скорее, использовал или оценивал вопросы тестов. Это вопрос многих исследований, которые проводятся как в гражданской, так и в военной области.

Мы рассмотрим их в следующих главах.
Разработка опросника, используемого для оценки
неявных знаний
Мы разработали тесты, чтобы определить уровень неявных знаний в области университетской психологии, обучения в начальной школе, бизнес-менеджмента, продаж, на начальном уровне деятельности в различных организациях, при обучении в колледже и для командного состава армии. В этой главе мы предлагаем структуру разработки тестов на определение неявных знаний в том формате, что был описан выше. Она базируется на приемах, использованных при измерении неявных знаний в тех областях, изучением которых мы занимались.
может быть осмыслена как продуктивный процесс. Он начинается с обработки сырого материала, каким являются неявные знания, полученные в результате личного опыта, выявленные в деятельности практиков, добившихся высот в определенных сферах. Этот процесс достигает кульминации при сверке и уточнении опросника. На каждой ступени посредством дополнительного исследования и анализа производится оценка результатов.

Рисунок 2 схематично иллюстрирует основные фазы этого процесса, особенность исследовательской деятельности в рамках каждой фазы и тот информационный продукт, что образуется на различных стадиях. Все фазы, обозначенные на 2, направлены на выработку инструментов оценки, основанных на теории и методах исследования как неявных, так и субстан-
|22



Содержание  Назад  Вперед