Психическая энергия движется по правилу вектора


Результат гипнотической практики, если речь идёт о качественном изменении в жизни человека, основан на изменении движения психической энергии. Именно характер движения психической энергии определяет деятельность человека, будь то поступки, чувства или мысли.
Человеческая деятельность чрезвычайно многогранна и всегда стремится к удовлетворению потребностей. И не важно, осознаёт человек свои потребности или нет. Активизированная потребность осознаётся как желание, а желание является, скорее, инструментом, чем целью. Цель в потребности, которая удовлетворяется через желание. Психическая энергия изначально таится в глубинной природе потребностей, но проявляется в конкретных желаниях.

В психоанализе под целью (инстинкт) принято считать стремление к некоему состоянию (потребность), которое достигается с помощью удовлетворения какого-либо желания. Удовлетворение желание, по сути, является средством достижения цели, но не самой целью. Более подробно этот принцип будет рассмотрен в следующей главе.
Интенсивное желание переживается как сильное напряжение. С напряжением активизируется эмоциональное возбуждение и сосредотачивается в русле интересов желания. Психическая энергия движется в русле желания потоком эмоционального возбуждения в сторону сброса напряжения.

Сброс напряжения переживается организмом как удовольствие. Движение психической энергии верно понимать как движение эмоционального возбуждения от напряжения к удовольствию.
Таким образом, психическая энергия связана с эмоциональным возбуждением. Можно сказать так: чем больше эмоциональное возбуждение, тем мощнее заряд психической энергии. Однако, даже сильное эмоциональное возбуждение может полностью не осознаваться. Более того, бывает так, что человек, находясь в аффекте или в яростном настрое, отрицает эмоциональное возбуждение. Подобное отрицание может относиться к хитростям лукавого разума, а не к сути психофизиологического процесса.

Психофизиологический процесс движения психической энергии протекает по определённым правилам. В данной главе особое внимание нужно уделить двум из них:
 
1) Психическая энергия движется по правилу вектора.
 
 
Правило вектора простое – есть начало, нет конца. Любой психический процесс возникает и существует по правилу вектора. Внутри процесса не заложено его окончание. Окончание возникает по причине влияния ограничивающих факторов извне.

Это очень важно глубоко понимать. Каждый такой вектор несёт в себе сверхзадачу. Именно эта сверхзадача структурирует движение вектора психического процесса в определённом направлении. Как только изменяется сверхзадача - изменяется направление вектора психического процесса.

Чем больше сверхзадача вектора психического процесса согласована с факторами объективной реальности, тем более вектор жизнеспособен.
Суть сверхзадачи вектора психического процесса находится в области глубинных потребностей, а не осознанных желаний. Бывает, что человек осуществляет определённое желание, но остаётся неудовлетворённым. В таком случае сверхзадача вектора продолжает оставаться недостигнутой.

В большинстве случаев осознать суть и смысл сверхзадачи практически невозможно. Человек может осознавать какое-либо конкретное желание, которое всегда только инструмент потребности. НаWример, известно, что человеком движет потребность в пище. В супермаркете некий человек что-то покупает. Покупает то, что хочет, идя на поводу конкретного желания.

Если бы покупка конкретного продукта питания соответствовала бы базовой потребности, то человек данный конкретный продукт покупал бы всегда, однако человек склонен к пищевому разнообразию. Отсюда следует, что базовая потребность связана с функциями биохимической регуляции организма, а не с тем, что мы думаем (знаем) о наших желаниях. Сегодня человек покупает одно, завтра – другое, вчера – третье, послезавтра – сам не знает что.

Пищевые желания могут быть более или менее удачно адаптированы к потребности в пище, но вряд ли останутся неизменными.
Таким образом, сверхзадача вектора психического процесса может продолжать своё существование сквозь череду исполненных или неисполненных желаний, даже если эти желания, на первый взгляд, логически не связаны друг с другом. Когда гипнотизёр запускает сверхзадачу вектора, ему совсем не обязательно добиваться конкретных желаний субъекта (клиента, пациента и т.п.). Сверхзадача вектора своё дело сделает, в то время как конкретные желания конкретного субъекта адаптированы к условиям объективной реальности (в которой находится данный субъект), его мировоззрению, чертам характера, знаниям и умениям. Все детали учесть крайне трудно. Желание – инструмент сложного компромисса.

Многие гипнотизёры делают ставку на усиление или умаление желания и часто терпят тактическое поражение. И действительно, внушённое полной женщине желание мало есть в практике редко эффективно. А вот усиление потребности во внешней привлекательности для создания семьи даст, куда большие результаты. Свои нюансы, безусловно, есть. В активную базовую потребность можно просто не попасть.

Конкретная женщина может не стремиться к созданию семьи или не хотеть быть внешне привлекательной и т.п.
В отличие от потребности, желание может быть временным и ориентированным на окончательный результат. Желание может в том или ином виде воспроизводиться вновь и вновь, стремясь удовлетворить потребность, но так и не достигая высшей цели. Сколько бы красотка не накупила себе красивой и модной одежды, а всё чего-то будет не хватать. Также уместно будет вспомнить сказку А.С.

Пушкина Золотая рыбка. Потребности бесконечны, ибо они суть человеческой природы. Возможно, проект человеческих потребностей возник ещё до появления человека на планете Земля. Автор данной книги склонен думать, что человек вториен, а потребности первичны. Ему, то есть мне, всё время хочется понять, почему миллиарды сложных молекул объединились в клетки, а клетки объединились в человеческий организм.

Как будто биологический организм является мегабиомеханизмом, который обслуживает высокие задачи (потребности), а желания – это тактические (ситуативные) задачи человеческого сознания (командного пункта мегабиомеханизма). Потребности вечны, желания ситуативны. Чем глубже гипнотизёр видит природу потребностей человека, тем более мощные процессы он может катализировать (активизировать) в судьбе человека.
 
2) Психическая энергия подчиняется законам полярности.
 
Второе правило отражает принцип маятника или волновой функции. Речь идёт о вдохе и выдохе любого психического процесса. Как известно, сила действия равна силе противодействия. Однако любой процесс векторно направлен (вдох) и потому, пока данной вектор удерживает задачу, контрсила противодействия накапливает свою мощь в ожидании подходящего момента для компенсации (выдох).

Таким образом, за всяким действием следует компенсация. Этот принцип хорошо виден на примере маятника. Пока происходит движение грузика в одну сторону, уже формируется компенсаторное движение обратно.

И так почти до бесконечности. Автор данной книги компенсаторное движение энергии называет энергетическим откатом.
 
Например, мамам часто снится, что с их ребёнком (в особенности в младенческом возрасте) происходит что-то ужасное, возможно, даже смерть. Мама в страхе просыпается. Она, безусловно, бесконечно нежна к своему малышу, но малыш невольно требует к себе постоянного внимания, и мама очень устаёт. Бессознательно психика требует свободы (компенсаторный откат), однако, подобная идея не приемлема для осознания.

В сновидении моральные табу утрачивают влияние, и маме снится, что её ребёнок погибает, то есть делает её свободной. Ужас, охватывающий её от возможности трагического события, заставляет ещё сильнее привязываться к своему малышу (вновь компенсаторный откат) и успешно преодолевать усталость и раздражение.
Другой пример. Как-то ко мне на приём пришла молодая женщина, психолог, готовящаяся к защите кандидатской диссертации. Она ещё не стала мамой, но проживала с семилетней девочкой, дочерью мужа от первого брака.

Моя коллега глубоко и искренне сокрушалась по поводу невольных приступов раздражения и агрессии к ни в чём не повинному ребёнку. Здравый смысл и рассудительность ей не помогали, а девочка искала к себе внимания, тянулась к мачехе.
Моя терапевтическая тактика была такова: я посадил перед собой эту женщину, глаза в глаза, на близком расстоянии, учитывая оппозиционное, полярное расположение тел. Моя речь была убедительной и немного давящей. Я стал описывать жуткие истории, настоящие кошмары из серии что может произойти с несчастной, беззащитной девочкой. Я не скупился на образы, описывающие боль, муки, страх и беззащитность.

Моя коллега сидела в полнейшем шоке, с широко раскрытыми глазами и ртом не отрываясь смотрела на меня. Я гнул свою линию около часа, при этом держал её в лёгком гипнотическом трансе, сопровождавшимся каталепсией всего тела. Она на одном дыхании слушала меня весь сеанс.

Ничего не объясняя, я отправил её домой.
Через пять-шесть дней она зашла ко мне в кабинет со словами глубокой и искренней благодарности и, что она особенно благодарна тому, что я явно не поклонник правильных методов. Дело в том, что после пугающих историй в моём кабинете, она на волне компенсаторного отката, испытала иррационально глубокую и интенсивную жалость к ребёнку, а с жалостью пришло сопереживание, нежность и активизировалось стремление к заботе.



Содержание  Назад  Вперед