Типичными становятся понятия "опекун" и "опекаемый".


Отсутствие стратегии поиска эффективных партнеров приводит к тому, что для многих предприятий типична адаптация, а не трансформация традиционных форм, приспособление — а не развитие производства, защита — а не наступление. Отсюда следует неэффективная маркетинговая политика большинства предприятий, стремящихся, даже в условиях благоприятной конъюнктуры, к продвижению традиционной продукции на традиционном рынке. Однако даже эта продукция не всегда находит сбыт, и поэтому возникает бартер как форма существования неэффективной экономики.

В целом в деятельности фирм краткосрочный аспект преобладает над долгосрочным, а мотив личного обогащения новых владельцев доминирует над целями развития производства. Положение ухудшается из-за того, что государство не имеет эффективной индустриальной политики, которая бы поддерживала ростки нового и эффективного, создавала бы благоприятные условия для экономического роста. Наоборот, деятельность современного российского государства заставляет вспомнить эпоху меркантилизма. Российское государство занимается главным образом функциями перераспределения, причем такого, которое не благоприятствует развитию производства, а тормозит его, так как стремится перераспределить имеющие ресурсы от лучше хозяйствующих предприятий к худшим.

За счет первых не только собираются налоги, но и происходит дотирование неэффективных предприятий, которые налоги, как правило, не платят. Всё это приводит к сокращению эффективно хозяйствующих производств, подталкивает предприятия к расширению нелегальной хозяйственной деятельности.
Сложность ситуации заключается также и в том, что негативные количественные изменения, накапливаясь, переходят в новое качественное состояние. Возникают так называемые "институциональные ловушки", приводящие к тому, что дальнейшее развитие начинает идти не в сторону рынка, а в направлении к псевдорыночным формам и воспроизводству неотрадиционных отношений. Поэтому особый акцент в настоящем сборнике сделан на институциональных ловушках, возникающих в процессе развития и становления не только рыночных, но и псевдорыночных форм, тупиковых направлений эволюции к рынку.
В условиях неразвитой банковской системы возникает своеобразная проблема двух дефицитов: дефицита сбережений и внешнеторгового дефицита19. Дефицит сбережений связан с тем, что уровень сбережений, доступных для промышленности, гораздо меньше, чем объем инвестиций, необходимых для развития производства. Уровень сбережений, мобилизуемых банковской системой, находится на чрезвычайно низком уровне в силу падения доверия населения к существующим финансовым институтам. Это приводит к тому, что высокая склонность к сбережениям реализуется каждым индивидуально, главным образом в форме накопления иностранной валюты, недвижимости и других неликвидных форм, не аккумулируемых финансовыми учреждениями. В этих условиях единственным источником накопления становятся иностранные займы, что приводит к торговому и платежному дефициту, когда объем импорта значительно превышает объем экспорта.

На поверхности виден лишь процесс ввоза иностранного ссудного капитала в Россию, тогда как глубинные процессы вывоза капитала из России осуществляются в значительной мере нелегально и не фиксируются официальной статистикой. Возникает порочный круг, своего рода институциональная ловушка: чем больше средств необходимо для покрытия дефицита текущего платежного баланса, тем больше необходимы внешние займы для покрытия платежного дефицита. Однако, чем больше внешние займы, тем большие платежные дефициты нас ожидают в будущем, тем в большую зависимость попадает страна от зарубежного капитала.
В анализе аграрного строя представлены две различные точки зрения. Одна акцентирует внимание на формальных преобразованиях, на возникновении новых организационных форм, на подвижке власти от одних структур к другим. Если раньше в аграрной сфере ключевыми экономическими агентами были коллективные хозяйства (колхозы и совхозы), то в настоящее время резко возросла роль сельской администрации и домохозяйств, стали набирать силу не связанные с колхозами товаропроизводители. Всё это создает предпосылки для формирования в перспективе новых экономических субъектов, институциональных предпосылок для развития рынка.

Однако в настоящее время мы имеем не столько плюсы, сколько минусы переходного периода, когда те, кто получил власть, ещё не имеют достаточного количества материальных и финансовых ресурсов, а те, кто имеют материальные ресурсы, потеряли уже значительную часть власти. Всё это позволяет выдвигать и другую точку зрения, которая акцентирует внимание, главным образом, на неформальных процессах. Поскольку процесс перестройки институтов в аграрной сфере не завершен, отсутствует надежная частная собственность, существует обилие переходных форм, многие из которых в экономическом плане являются неэффективными.

Всё это способствует возникновению и развитию псевдорыночных форм в аграрной сфере.
Во второй части показана социальная адаптация населения к рынку. Здесь выделяются две группы проблем.
Первая связана с расширением формальных свобод и прав, проблемой их институционализации, а также фактическим сужением социальных и экономических возможностей. Формирование новых жизненных стратегий и изменение массового сознания населения отражает обе эти тенденции.
Проведенные в 90-е годы социальные преобразования по-разному отразились на уровне свободы различных групп населения. Дело в том, что у разных социальных групп в советской России существовал свой образ свободы, своё понимание возможности самостоятельно выбирать и реализовывать свои интересы и способности путем активной экономической, социальной и политической деятельности. 90-е годы показали, что для россиян поле актуальной индивидуальной свободы лежит прежде всего в социально-экономической, а не в политической и правовой сферах. К тому же каждая экономическая система имеет свои ограничители свободы: постоянные и временные, естественные и искусственные, реальные и мнимые.

В условиях трансформационного спада сужение экономических свобод оказало более сильное действие, чем расширение свобод социальных и политических. К тому же многие понимали свободу односторонне – как приобретение новых прав и благ без потери старых возможностей и гарантий. Большинство населения не понимало глубокую взаимосвязь "свобода – самостоятельность – ответственность".

Хотелось свободы, но без ответственности и самостоятельности, со всеми вытекающими из них последствиями.
Всё это привело к парадоксальному явлению не только невостребованности новых прав, не только разочарования в них (вследствие непонимания их природы), но и даже отчуждению от них широких слоев населения, особенно в депрессивных регионах. Многие поборники свободы недооценивали её предпосылок – самостоятельности и ответственности индивидов, которые резко возросли в условиях ограниченности ресурсов усиленных гиперинфляцией и гигантским падением производства. В этих условиях большая нагрузка ложится на государство. Однако государство оказалось не только не в состоянии защищать провозглашенные им самим права, но и, наоборот, встало на путь их систематического нарушения. Отсутствие надежных институциональных гарантий гражданского общества привело к росту произвола властей всех уровней – от низового звена до государства в целом.

В этих условиях отклонение от правовых норм стало своеобразной нормой поведения, а следование им — исключением. Резко возрос разрыв между декларируемой, желаемой и реализуемой свободой. Всё это создало предпосылки для криминализации общества, для становления и развития неправовой свободы. Для общества стало характерным преобладание пассивных форм адаптации над активными, отказ от использования появившихся законных прав и свобод, воспроизводство отношений с работодателями на более зависимой и бесправной основе, чем в дореформенный период.

Сегодня российское общество оказалось дальше от западной институциональной правовой свободы, чем было накануне реформ.
Особое внимание в сборнике уделено причинам сохранения коллективизма и принудительному усилению индивидуализма, с одной стороны, и попыткам преодоления патернализма и росткам отношений партнерства в сфере трудовых отношений, с другой. При этом трудовые отношения рассматриваются с противоположных точек зрения: с позиций как рабочих, так и руководства промышленных предприятий, которым приходится переходить от социальных приоритетов в кадровой политике к экономическим. Главными для работников стали страх потери работы и ориентация на полулегальную вторичную занятость.

Страх потери работы усиливает зависимость рабочих от предпринимателя, возможность вторичной занятости создает предпосылки для некоторой независимости.
Вторая группа проблем связана с анализом особенностей российской адаптации населения к рынку в условиях маргинализации общества. Одна из важнейших особенностей заключается в том, что этот переход происходит в условиях глубокого трансформационного спада, который приводит к невостребованности новых социальных прав и возможностей, возникающих в процессе перехода к открытому обществу.Затянувшийся трансформационный спад способствует усилению социально-экономической зависимости населения от "государства всеобщего перераспределения". Типичными становятся понятия "опекун" и "опекаемый". В массовом сознании сохраняется надежда на опеку, ожидание помощи и покровительства со стороны "сильных мира сего", стремление переложить ответственность на чужие плечи.

Ради этой опеки люди готовы отказаться от "голодной" свободы, обменяв её на состояние "сытого" подчинения. Однако в условиях трансформационного спада "манна небесная" не выпадает, а возможности легального трудоустройства в значительной мере сокращаются. Всё это приводит к поляризации общества, росту социальной напряженности и маргинализации экономически активного населения.

В работе рассматриваются как неконструктивные, так и конструктивные механизмы адаптации занятых и безработных.
Достоинством настоящего сборника является то, что теоретические выводы базируются на глубоком микроэкономическом анализе и выборочных социологических исследованиях, позволяющих дать глубокую и всестороннюю картину происходящих изменений в разных регионах нашей страны. Этому способствует не только тот факт, что авторский коллектив представляет различные научные центры России (Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Нижний Новгород, Екатеринбург, Краснодар, Рязань и даже Бийск), но и то обстоятельство, что выборочные обследования проводились в различных регионах России. Конечно, существует опасность, что выборочные обследования не отражают всего многообразия происходящих процессов, однако они позволяют сделать любопытные выводы и могут служить отправной точкой для дальнейших обобщений, так как отражают реальные процессы, происходящие в современной России.
Настоящий тематический сборник подготовлен по материалам работы секции "Социально-экономические реформы 80-90х гг. в России и адаптации институтов и структур" Международной конференции "Российские общественные науки: новая перспектива", организованной Московским общественным научным фондом 13-15 октября 1999 г.
Авторами тематического сборника являются: введение (разделы 1, 2, 4) — д.э.н. Р.М.Нуреев; введение (раздел 3) — к.э.н. И.В.Розмаинский; гл.

1. — к.э.н. Т.П.Черемисина; гл.2. —
А. Е.Батяева; гл.3. — к.э.н. Н.А.Кравченко; гл. 4. — к.э.н. А.В.Алексеев; гл.

5. — И.Ф.Герцог; гл. 6. — д.э.н. В.В.Пациорковский; гл. 7. — к.э.н. Д.Н.Емельянов; гл.

8. — к.э.н. М.А.Шабанова; гл. 9. — к.с.н.

Е.С.Балабанова; гл. 10. — к.с.н. А.Л.Темницкий; гл. 11. — к.техн.н. Л.Г.Миляева; гл.12. — к.с.н.

И.П.Попова; гл. 13. — к.с.н. Л.Е.Петрова; гл. 14. — к.псих.н.

А.Н.Дёмин; заключение — д.э.н. Р.М.Нуреев.
В первоначальном отборе глав и редактирования материалов первого раздела (главы 1,2,3) первой части принимала участие доктор экономических наук, профессор МГУ О.А.Третьяк, в редактировании тематического сборника на его заключительном этапе принимали участие кандидат экономических наук, доцент Тульского филиала Юридического института МВД РФ Ю.В.Латов, научный редактор журнала "Социологические исследования", кандидат социологических наук И.П.Попова и научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат социологических наук А.Л.Темницкий; в научно-вспомогательной работе и подготовке текста рукописи к печати участвовал С.Г.Шульгин.
Не все актуальные для институциональной теории вопросы получили одинаково глубокое освещение в данном тематическом сбонике. Некоторые поднятые авторами вопросы нуждаются в более подробном изучении и дальнейшем развитии. Однако безусловно, что систематический характер изложения дает возможность совершенно по-новому взглянуть на институциональный анализ проблем переходной экономики — этот быстро развивающийся раздел экономической теории.

Высокий уровень исследований, несомненно, приведет к тому, что данная книга найдет в России широкую читательскую аудиторию и будет способствовать популяризации неоинституциональных идей в нашей стране.


Часть I. От советского предп риятия – к фирме
Раздел 1. Адаптация промышленных предприятий
к рынку



Содержание  Назад  Вперед