Адаптация промышленных предприятий


Общие закономерности реструктуризации собственности
в переходной экономике

Т
рансформация институтов собственности в ходе приватизационных процессов в переходных экономиках свидетельствует о становлении и развитии нового (по содержанию) института корпоративной собственности. Как и всякий институт, понимаемый как создаваемые людьми рамки поведения – устойчивые нормы, формальные и неформальные правила, принципы, установки, культурные образцы, которые регулируют их взаимодействие, институт корпоративной собственности формируется и утверждается при появлении новых целей и требует появления специфических средств для своего функционирования. Цель предприятия переходного периода формулируется самими предприятиями как выживание и развитие в новой социально-экономической среде, а специфическим средством оказывается так называемая реструктуризация (реактивная, если цель – выживание, глубокая, если цель – стратегическое развитие).
Взаимодействие участников корпоративной собственности в процессе реструктуризации предприятий во многом определяется специфическими качественными характеристиками корпоративной собственности, а именно, составом, типом и потенциалом корпоративных собственников. Очевидно, что всякий корпоративный собственник, будь то физическое или юридическое лицо, относится к той или иной группе (составу), типу и обладает некоторым потенциалом, измеряемым не только размером собственности (пакетом акций – в терминах структуры корпоративной собственности), но и конечной эффективности. Таким образом, развитие института корпоративной собственности во многом определяет как вероятность осуществления реструктуризации, так и ее глубину.
К числу институализирующих факторов, определяющих развитие корпоративной собственности в разрезе состава собственников и структуры собственности, относятся, во-первых, методы приватизации и, во-вторых, технологии приватизации (в терминологии О. Гаврилюшина и Донала МакГеттигана20– способы ускорения приватизации). К этой же группе факторов можно отнести и способы приватизации*, разнообразие которых в России, например, было довольно велико.
Практическая приватизация использует самые разные методы, начиная с прямых продаж, как это принято во многих экономиках на Западе, и кончая методами массовой приватизации, распространенными во многих странах с переходной экономикой. Спектр основных методов приватизации включает реституцию, разовые прямые продажи предприятий и выставление их акций (активов) на продажу, выкупы менеджерами, выкупы служащими, а также массовую приватизацию.
В странах с переходной экономикой применялись самые разнообразные методы и их комбинации, которые привели к радикально противоположным результатам как в терминах структуры собственности, так и в отношении достижения совокупной эффективности.
Мировой Банк (1996), выделив основные методы приватизации, применяемые в разных странах с переходной экономикой, приводит следующие данные (см. табл. 1.1.).



Таблица 1.1
Методы приватизации средних и крупных предприятий (в %)


Страна
Продажи аутсайдерам
Выкупы менеджерами и служащими
Ваучерная приватизация с равным участием
Реституция
Другое
Остаются в госсобственности
Чехия
Число фирм
Стоимость фирм

32
5

0
0

22
50

9
2

28
3

10
40
Эстония
Число фирм
Стоимость фирм

64
60

30
12

0
3

0
10

2
0

4
15
Венгрия
Число фирм
Стоимость фирм

67
34

13
3

0
0

0
5

3
7

17
51
Латвия
Число фирм
Стоимость фирм

1
1

3-5
3-5

70
66

0
0

0
0

25
35
Монголия
Число фирм
Стоимость фирм

0
0

0
0

70
55

0
0

0
0

30
45
Польша
Число фирм

3

15

6

0

17

59
Россия
Число фирм

0

55

11

0

0

34

____________________
Источник: Отчет о Мировом Развитии, 1996: От Плана к Рынку, стр.53.

Очевидно, что продажи внешним собственникам играли важную роль в Эстонии и Венгрии, выкупы менеджерами и служащими охватили более половины приватизированных российских предприятий, а в Чешской Республике этот метод не применялся вообще. Ваучерная приватизация с равным участием всего населения проводилась в Чешской Республике и Литве, в то время как в Венгрии этого совершенно не практиковалось. Реституция, видимо, окажется значимым механизмом приватизации только в Эстонии.

Наконец, в большинстве стран, исключая Эстонию, очень большая доля капитала средних и крупных предприятий осталась в собственности государства. Понятно, что никакой систематической взаимосвязи между исходными условиями страны и проводимыми в ней методами приватизации не наблюдается, но также очевидно и то, что структура приватизированной собственности и состав новых собственников определяются в первую очередь методами приватизации.
Технологии, или способы ускорения массовой приватизации – такие, как ваучеры, применявшиеся в Чехии и России и обеспечившие равное участие населения в приватизации, также оказали серьезное, но разнонаправленное влияние на состав собственников (в Чехии собственность перешла в руки аутсайдеров, в России – инсайдеров), и структуру собственности (в Чехии крупнейшими собственниками стали инвестиционные фонды, в России – менеджеры и трудовые коллективы).
Способы приватизации, используемые в России, "работали" в том же направлении, что и методы, – в пользу инсайдеров. Добавим лишь, что аренда предприятий (как с правом, так и без права выкупа), широко развернувшаяся в СССР и России с ноября 1989 г., но остановленная в июле 1992 г. после вступления в силу Закона о приватизации, давала этим предприятиям значительно более широкие возможности выбора (не менее шести вариантов) приватизационной стратегии, чем варианты льгот государственных предприятий*.
Тип собственника и его потенциал в процессе институализации корпоративной собственности определяются другой группой факторов, к которым разные авторы относят достаточно близкие критерии одного порядка:

  • соотношение власти служащих, менеджеров и внешних собственников, измеряемых не столько размерами пакетов акций в их собственности, сколько способностью осуществления контроля над предприятием;
  • разделение собственности и контроля23;
  • действенность механизмов контроля по защите участников корпоративных отношений от произвола менеджеров24;
  • соотношение интересов различных групп акционеров и менеджеров, правовые гарантии мелких акционеров на участие в управлении;
  • приобщенность предприятий с собственностью служащих к корпоративной культуре.

Многочисленные данные свидетельствуют, что склонность и способность к достаточно глубокой реструктуризации в странах с переходной экономикой демонстрирует очень узкий круг собственников, главным образом, иностранные участники, включенные в большие инвестиционные проекты, предусматривающие стратегическую реорганизацию и переориентацию фирмы. Как правило, наличие в составе корпоративных собственников иностранного партнера оказывается необходимым условием глубокой реструктуризации предприятия и подразумевает доступ к ресурсам, достаточным для финансирования реструктуризации.
На российских предприятиях участие иностранных партнеров невелико, а на средних по размеру предприятиях Сибирского региона, включенных в серию обследований 1994–1996 гг., вообще единично. Спектр исходной структуры корпоративной собственности в России не подходит ни к одной из двух глобальных моделей, наблюдаемых в развитых экономиках: англо-американская модель с собственностью рассеянных аутсайдеров, и континентально-японская модель с простой концентрацией собственности аутсайдеров нефинансовыми институтами (Германия) или банками (Япония).
Таким образом, проблема приватизированного сектора российской экономики заключается в том, что исходная структура корпоративной собственности не продуцировала концентрированной собственности в руках внешних акционеров – аутсайдеров, способных финансировать рост и стать эффективными собственниками. Преобладание в России собственности инсайдеров, т.е. контроль предприятий внутренними акционерами, связано с тем, что сама приватизация была возможна только под контролем самих инсайдеров. Глубокая же реструктуризация требует концентрированной собственности аутсайдеров, поскольку фирмы с собственностью инсайдеров оказываются неспособными заработать или привлечь необходимый для реструктуризации капитал; кроме того, интересы меньшинства аутсайдеров остаются незащищенными, и поэтому меньшинству трудно нарастить акционерный капитал.

Однако "вырвать" собственность из рук инсайдеров, получивших в ходе приватизации колоссальные привилегии, совсем непросто, да и механизмы "перехода" собственности от инсайдеров к аутсайдерам находятся пока в стадии "отлаживания".
При этом весьма настойчиво проявляется известная из теории промышленной организации проблема взаимоотношений "принципал–агент" (the principal–agency problem): поскольку собственники обычно не могут стать еще и менеджерами, возникает вопрос, выразит ли агент-представитель (назначенный менеджер) достаточно полно интерес собственника в максимизации прибыли? В литературе25 представлена следующая позиция по этой проблеме: в странах с переходной экономикой механизмы внешнего управления (такие как внешняя конкуренция и рынок ценных бумаг), а также директорский корпус и рынок талантливых менеджеров в значительной степени неэффективны, и поэтому оптимизация структуры капитала (в пользу аутсайдеров) должна осуществляться под прямым контролем внешнего собственника; массовая приватизация также не обеспечит оптимума структуры корпоративной собственности, если не созданы адекватные механизмы управления, например, через инвестиционные фонды.



Содержание  Назад  Вперед