Исследовательские задачи обследований


Близкое к этой позиции понимание проблемы можно увидеть и у Эллермана26: "Разделение собственности и контроля означает, что следует отличать "собственность на компанию" от "собственности на акции". Акции остаются в частной собственности. Акционер обладает "четко специфицированными правами собственности" на акции, то есть может их покупать, держать, продавать. Но кто "владеет" компанией как своей частной собственностью? Не существует никакой организации, принимающей решения, о которой можно было бы сказать, что она "владеет компанией как своей частной собственностью".

Массовый фондовый рынок рассеял собственность компаний по всему свету. Так, крупные компании США фактически стали "социальными институтами". Массовый фондовый рынок приватизировал акции, но социализировал (а не приватизировал) компании”.
Неплохие результаты в решении проблемы представительства показывают венгерские предприятия, включившиеся в программу самоприватизации через выкупы (ESOP) и сделавшие ставку на развитие корпоративной культуры.
Наконец, к институциональным факторам корпоративной собственности, определяющим глубину реструктуризации, относятся:

  • жесткость бюджетных ограничений27;
  • сбалансированность интересов, полномочий и ответственности в сложившейся модели корпоративных отношений28;
  • отлаженность и действенность правовой базы развития корпоративных отношений 29;
  • степень доверия при проведении реструктуризации 30;
  • финансовая прозрачность31.

Выявленные признаки, или условия глубокой реструктуризации в странах переходной экономики Центральной и Восточной Европы32 сводятся к следующему:

  • появление нового типа собственника-аутсайдера, который не является пассивным держателем акций, но добивается контроля над фирмой;
  • для получения контроля над фирмой новый собственник-аутсайдер использует механизмы корпоративного права: через своих представителей в советах, правлении; вводит или заменяет местных менеджеров;
  • концентрация собственности в руках аутсайдера(ов) происходит при условии прозрачности передачи собственности и при взаимном доверии между инсайдерами и аутсайдерами;
  • новый собственник способен стать стратегическим инвестором и/или обеспечить глубокую реструктуризацию не только соответствующим финансированием (как правило, в рамках крупного инвестиционного проекта), но и квалифицированным менеджментом.







Реструктуризация собственности в Западной Сибири
С целью выявления указанных признаков и определения глубины разворачивающейся на предприятиях Западной Сибири реструктуризации в 1994-1996 гг. автором проводилась серия обследований*. Исследовательские задачи обследований состояли в следующем:

  • мониторинг состава держателей и структуры акционерного капитала АО с целью выявления потенциально эффективных новых собственников;
  • оценка использования механизмов корпоративного права для получения контроля новыми собственниками;
  • оценка осознания руководителями АО необходимости обеспечения условий действия корпоративного права – финансовой прозрачности передачи собственности и взаимного доверия между инсайдерами и аутсайдерами;
  • оценка потенциала возможного нового собственника в качестве стратегического инвестора.

Летнее обследование 1996 г. (82 предприятия, 3 крупных сибирских региона – Новосибирская, Кемеровская и Томская области, 18 отраслей экономики) позволило выявить на бывших госпредприятиях следующие признаки явно реактивной (неглубокой) реструктуризации:

  • структура выпуска заметно диверсифицируется, но с тенденцией к примитивизации продукции;
  • в результате внутренней реорганизации производства и его менеджмента диверсифицируются виды деятельности (освоение маркетинга, операций с ценными бумагами и т.п.), что, однако, в большинстве случаев не ведет пока к финансовой стабилизации предприятия;
  • продолжает изменяться география рыночных связей: ближнее зарубежье почти потеряно многими предприятиями в качестве рынка сбыта и поставщика, что вынуждает их налаживать новые связи внутри России и с дальним зарубежьем;
  • предприятия пытаются проводить реструктуризацию затрат, направленную на их сокращение путем устранения необязательных и непродуктивных расходов, – в первую очередь, расходов по содержанию социальных объектов на балансе предприятия; совершенствуют управление оборотными средствами;
  • сокращение численности работающих на предприятиях продолжается, но отчетливо прослеживается стремление сохранить наиболее квалифицированную их часть;
  • на предприятиях продолжает расти дифференциация доходов;
  • акценты в управлении предприятием смещаются от производственного контроля к финансовому управлению; предприятия все шире вовлекаются в интеграционные процессы в сфере производства и финансов;
  • продолжает меняться состав держателей и структура акционерного капитала АО (растет не только число внешних акционеров-аутсайдеров, но и их совокупный пакет акций; акции мелких внутренних акционеров-инсайдеров перераспределяются в пользу крупнcх инсайдеров и мелких аутсайдеров) и др.
<
p> Интервью с руководителями приватизированных предприятий сибирского региона (17 интервью, 2 региона – Новосибирская области и Алтайский край), проводившееся в период с 1994 по 1996 гг., показало, что подавляющее их большинство признает сложившуюся структуру акционерного капитала и состав акционеров неэффективными: с одной стороны, чрезмерно высока доля инсайдеров, т.е. акционеров-членов трудового коллектива, а с другой – среди внешних акционеров-аутсайдеров отсутствуют потенциальные стратегические инвесторы. По оценкам руководителей, оптимальная доля собственности трудового коллектива на их предприятиях (небольших по размерам) должна составить от 10 до 30% (в настоящее время она существенно выше), на крупных предприятиях она должна быть несколько меньше: от 5 до 15%, а на средних – от 7 до 25%.
Явно наметилась тенденция роста влияния аутсайдеров, однако об их контролирующих позициях говорить пока не приходится. Главное препятствие этому – директора, которые блокируют переход акций от инсайдеров к аутсайдерам, стремясь сохранить свою нынешнюю власть.
Четверть опрошенных руководителей не видит в нынешнем составе акционеров своего АО потенциально эффективных собственников, в то время как остальные (3/4) считают таковыми самих себя. Крупных внешних акционеров (часто это более крупный партнер – поставщик или потребитель, либо коммерческая структура) руководители, видимо, не без оснований не склонны рассматривать в качестве потенциально эффективных собственников, но явно заинтересованы в их инвестициях.
Интерес к корпоративным формам управления не проявляют ни директора приватизированных предприятий (т.е., по сути, бывшая номенклатура), ни инсайдеры, связанные с АО трудовыми отношениями и остающиеся пока держателями его акций. Как выяснилось, более половины опрошенных руководителей отнюдь не заинтересованы во внедрении механизмов корпоративного управления. Они объясняют это тем, что "ответственность сегодня делить невозможно".
Однако более серьезными представляются другие причины. С одной стороны, директора стремятся сохранить свои контролирующие позиции, позволяющие большую часть доходов – так называемый "черный нал" – направлять не на развитие, а в личную собственность, а с другой – возложить финансовую ответственность (в части убытков) на всех акционеров (в первую очередь – работников-акционеров), в результате чего задерживается выплата заработной платы работникам, не выплачиваются дивиденды акционерам и не создается база для развития производства. Больше всего руководители "боятся" областной (местной) администрации и правоохранительных органов, в меньшей степени – своих работников и акционеров.

Еще одна "страшная" инстанция для руководителей – налоговые органы, с которыми (при хороших связях с областной администрацией) можно договориться и платить не деньгами, которых у предприятий практически нет, а взаимозачетом.
Именно этим, видимо, объясняется то, что более чем на половине обследованных АО до сих пор не разграничена ответственность участников (акционеров) АО и управляющих. Если же это разграничение и зафиксировано в контрактах с управляющими (на меньшей части АО), то контроль за их деятельностью не ведется.
Отсутствие интереса к корпоративизации управления со стороны инсайдеров (часто формально владеющих контрольным пакетом акций и поэтому, казалось бы, наиболее в этом заинтересованных) объясняется в первую очередь низким уровнем правовой культуры и правового сознания и во вторую – стремлением руководителей подольше удерживать их от "вредных" идей корпоративной культуры. Большинство рядовых работников-акционеров вообще не стремится к активному участию в управлении предприятием в силу недостаточной образованности, неверия в свои возможности, нежелания тратить на это время и в силу отсутствия интереса. Как правило, их интересует только получение дивидендов и/или выгодная продажа своего пакета акций.
Контролирующие позиции практически на всех обследованных предприятиях занимают руководители, причем для получения контроля они используют отнюдь не механизмы корпоративного права.



Содержание  Назад  Вперед