Инвестиционные фонды и компании


В большинстве случаев действует неформальный запрет мелким акционерам-инсайдерам на свободное перераспределение прав участия в капитале, не оставляющий тем возможности продать свои акции никому, кроме АО, т.е. его руководителям. Немаловажен при этом и тот факт, что акции этих предприятий на фондовых рынках не обращаются и не котируются, т.е., продавая свои пакеты, инсайдеры не знают его реальной цены, да и организационно-правовая форма многих из них – закрытое АО – облегчает руководителям их задачу. В советы директоров (в среднем 5-9 чел.) входят представители администрации (от 2 до 5 чел.), остальные – представители государства, других крупных внешних акционеров.

Интересы мелких акционеров как в советах директоров, так и в правлении не представлены. В этих условиях потенциально эффективному собственнику-аутсайдеру, если таковой и обнаружится, практически невозможно получить контроль в управлении для осуществления глубокой реструктуризации, поскольку корпоративное право на обследованных АО не действует – отсутстуют необходимые условия: финансовая прозрачность и взаимное доверие между акционерами.
Как показало обследование, руководители приватизированных предприятий считают, что финансовая прозрачность в настоящее время производственным предприятиям вовсе не нужна, а необходима в первую очередь кредиторам, налоговым органам и органам социальной защиты, Министерству финансов РФ, потенциальным инвесторам. По их мнению, финансовая прозрачность невыгодна не только производственным предприятиям (из-за того, что действующее налоговое законодательство нестабильно и не стимулирует производство, "невыгодно работать честно"), но и акционерам, партнерам (поставщикам и покупателям), коммерческим фирмам, теневым структурам на правительственном и на местном уровнях. Именно поэтому финансовая прозрачность в России в настоящее время практически недостижима (так считает 80% опрошенных руководителей); но если она и возможна, то ничего не даст предприятиям (остальные 20%).

На очень небольшой части обследованных предприятий лишь приступают к работе по обеспечению финансовой прозрачности – совершенствуют управленческий учет и готовятся к переходу на международные стандарты бухгалтерского учета, на остальных же никакие меры не принимаются, потому что "делать это в одиночку бессмысленно".
Не способствуют формированию условий для корпоративного права и взаимоотношения, сложившиеся между акционерами. Практически нет такого АО, где внешние акционеры доверяют внутренним, рядовые работники-акционеры – руководству, мелкие – крупным акционерам. Особого внимания заслуживают взаимоотношения между советами директоров и правлениями, поскольку типичным оказывается отсутствие доверия между ними, особенно на крупных приватизированных предприятиях.
Очевидна довольно пессимистичная оценка потенциала возможного нового собственника в качестве стратегического инвестора. Вызывает сомнение сама вероятность того, что АО, подобные обследованным (а они довольно типичны для России), вообще привлекут к себе внимание инвесторов. Низкая инвестиционная привлекательность обследованных предприятий объясняется в первую очередь их финансовым состоянием, которое сами руководители (четверть из них) оценивают как "тяжелое", а три четверти – "едва сводят концы с концами". Причем выявленная динамика оценки финансового состояния за последние три года не дает оснований рассчитывать на стабилизацию. Все АО (средняя численность работающих 150-400 чел.) на момент опроса имели задолженность перед бюджетами разных уровней, сопоставимую с 1–3-месячной выручкой, т.е. на государственную поддержку инвестиционной деятельности претендовать не могли.

Тем не менее большая часть из них планировала в ближайшие 2 года небольшие инвестиции. Работа по совершенствованию организационной структуры управления, формированию самостоятельных центров прибыли пока не ведется, либо только началась. Переход от реактивного стиля управления к управлению на основе оценки и прогноза на обследованных предприятиях еще не произошел, что руководители объясняют отсутствием свободных наличных денежных средств, законодательной и финансовой нестабильностью.



Таблица 1.2
Распределение акций приватизированных предприятий ряда отраслей по группам держателей на середину 1996 г.


Держатели акций
По всем предприятиям
Машиностроение
Отрасли ТЭК
Промышленность стройматериалов

1
2
3
1
2
3
1
2
3
1
2
3
1. Закреплено в федеральной собственности
20
Х
19.76
6
Х
12.67
4
Х
25.38
1
Х
31.00 (1)
2. Закреплено в областной собственности
15
Х
14.4
2
Х

1
Х
22.9
6
Х
21.2 (6)
3. Закреплено в муниципальной собственности
5
Х
2.12
2
Х

1
Х
0.60

Х

4. Отечественные банки
6
1.17
4.28 (10)


8.88 (2)
1
1
1.4 (1)

1

5. Инвестиционные фонды и/или компании
15
3.07
11.5 (23)
1
3
10.74 (4)



3
1
11.80 (4)
6. Другие члены ФПГ, в которую входит предприятие
3
1.33
19.4 1(7)


(1)
1
1
38.00 (1)


20.00 (2)
7. Другие отечественные предприятия
20
3.60
19.4 (30)
1
19
20.8 (5)
1
1
8.35 (2)
5
2
22.10 (7)
8. Зарубежные предприятия, банки и пр.
1
1.00
9.25(2)


(1)






9. Частные лица (не работники предприятия)
24
312
15.0 (42)
1
123
5.20 (5)
2
9
21.35 (2)
5
11
18.68 (8)
10. Руководители предприятия
41
69.8
20.1 (64)
1
5
21.4 (7)
4
5
14.95 (5)
13
5.5
13.1 (15)
11. Трудовой коллектив и бывшие работники предприятия
38
1187
45,1 (63)
1
1396
48.1 (8)
3
746
43.41 (5)
13
396
45.2 (16)
12. Другие держатели
2
68.5
49.8 (7)


4.0 (1)


38.0 (1)
1
327
29.0 (1)
13. Нераспределенные акции
1
327
29,0 (1)









14. Невыкупленные (непроданные) акции
1
1
10.7 (5)





6.00 (2)


6.00 (2)
15. Бесплатные (привилегированные) акции
1
Х
25.0 (1)




Х


Х


_________________
1 – Число предприятий, указавших держателей своих акций;
2 – Среднее число держателей акций, единиц;
3 – Средний размер пакета акций, % в уставном капитале
* В скобках приведено число предприятий, указавших соответствующий размер пакета акций.


Изменение состава акционеров тесно связано с развитием внутрикорпоративных отношений, с взаимоувязкой форм управления и корпоративной ответственности. Особенностью развития российских внутрикорпоративных отношений можно считать то, что предпочтительным направлением перераспределения властных полномочий для руководителей предприятий оказывается привлечение к участию в управлении не мелких внутренних акционеров (что характерно, например, для американских предприятий с собственностью наемного персонала), а крупных внешних институциональных инвесторов. Объясняется это, во-первых, сложившимся в представлении директорского корпуса менталитетом (трудовой коллектив никогда не участвовал, не может и не должен участвовать в управлении предприятием), и, во-вторых, не всегда оправданным ожиданием крупных инвестиций от внешних акционеров.
Отраслевые особенности сложившейся структуры акционерного капитала обследованных предприятий сибирского региона представлены в табл. 1.2.
В целом обследования сибирских предприятий не выявляют признаков глубокой реструктуризации, а, напротив, свидетельствуют об упрочении институциональной среды, характеризующейся мягкостью бюджетных ограничений (кризис неплатежей и уход от налогов, дефицит бюджетов всех уровней); закрытостью управления, финансовой непрозрачностью (расширение масштабов теневой экономики, бартера); неработающей правовой базой; отсутствием доверия (в финансово-кредитной сфере, к государственным институтам, между субъектами корпоративных отношений); несбалансированностью интересов, полномочий и ответственности в сложившейся модели корпоративных отношений. К сожалению, именно эти нормы и правила устойчиво воспроизводятся в деятельности большей части российских предприятий и в их взаимодействии с внешней средой.





Содержание  Назад  Вперед