Средний фактический срок службы оборудования


Так, постоянно ломающийся, с мутными красками на экране цветной телевизор, каким бы дешевым он ни был, не может заменить качественного импортного аналога. Справедливости ради следует отметить, что продукция, произведенная с применением устаревших технологий, дешевой и не бывает. Не случайно отечественные товары уступают импортным не только в качестве, но и в цене.

Поэтому неудивительно, что значительная часть производственного и непроизводственного потребления приходится на импортные товары, в то время как имеющиеся производственные мощности редко где используются на уровне свыше 50%. Таким образом, результаты экономического развития страны за последние годы подтверждают уже почти никем не оспариваемый тезис о том, что сложившаяся система экономических институтов в России не способствует экономическому росту. В настоящее время полемика в основном ведется
Таблица 4.3
Основные фонды промышленности


1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
Наличие основных фондов на начало года; по балансовой стоимости, млрд. руб.
0,7
17,4
490,9
1805,8
4802,5
4480,8*

Износ основных фондов, в процентах от общей стоимости фондов на конец года
45,9
49,3
47,9
47,9
40,9
50,5

К-т обновления (ввод в действие основных фондов, в процентах от общей стоимости фондов на конец года, в сопоставимых ценах)
2,8
1,8
1,7
1,6
1,3
1,3
0.7
К-т выбытия (ликвидация основных фондов, в процентах от общей стоимости фондов на начало года, в сопоставимых ценах)
2,8
1,0
1,8
1,5
1,3
1,2

Средний возраст оборудования, лет(**)
10,8(***)


14,1

15,9

Средний фактический срок службы оборудования, лет(**)
21,9(***)


28,6

31,8

________________
* Без учета переоценки на 1 января 1997 г.
Источник: Россия в цифрах. М., 1998. С. 178;
(**) Водянов А. Ржавая пружина. Эксперт. 1999, 14 июня., N22.

С. .20.
(***) – 1990 г.

об основных направлениях реформирования сложившихся экономических отношений. При бесспорной актуальности этой проблемы все же представляется необходимым более подробно остановиться на причинах, которые привели к возникновению именно такого типа отношений. Очевидно, что без четкого понимания природы исследуемого явления нельзя рассчитывать на успешное решение проблем, стоящих перед экономикой России.
Темпы и характер общественных преобразований
в России как производная от состояния
ее производственного аппарата
Не ставя задачу исчерпывающего описания системы факторов, приведших к известным экономическим последствиям, сосредоточимся на, как представляется, важнейших из них, связанных с особенностями технологической системы, доставшейся России после распада Советского Союза. Конституирующие свойства этой системы хорошо известны: моральная и физическая устарелость, структурное несоответствие системы производственных мощностей современным потребностям страны, несостоятельность систем управления. Такая система могла функционировать только в условиях относительно замкнутой экономики "социалистического лагеря", в которой связи с внешним миром жестко регулировались через государственную монополию внешней торговли.

С падением "железного занавеса" исчезла и защита отечественной промышленности от проникновения на российский рынок продукции, произведенной в более эффективных экономиках.
Возникновение конкуренции – явления, знакомого большинству российских граждан скорее из курса обществоведения средней школы, чем из жизни, – оказалось для российской промышленности полной неожиданностью. В принципе, динамичное развитие любого общества невозможно без конкуренции производителей. В литературе даже достаточно широко распространена точка зрения, что конституирующее свойство капитализма – не столько частная собственность, сколько конкуренция. Но конкуренция эффективна, когда все производители находятся в более или менее равных условиях. Российские же предприятия оказались в заведомо неравном положении по отношению к своим зарубежным контрагентам (в первую очередь, с точки зрения имеющихся у них технологий и систем управления, не говоря уж о постоянно меняющейся – редко в лучшую сторону – институциональной среде).

Неудивительно, что в российских условиях конкуренция быстро выродилась в свою противоположность – монополию западных фирм по отношению к российским производителям, сопровождаемую медленной экономической смертью последних.

Необходимо признать, что развитие по сценарию практически неуправляемого рынка было выбрано российским правительством вполне сознательно. Изначально решив, что "невидимая рука рынка" самостоятельно все расставит по своим местам, российская исполнительная власть сосредоточила основные усилия на сборе налогов для реализации социальных программ.
Однако Россия не та страна, где что-то меняется к лучшему само по себе. Не стал исключением и процесс адаптации российских предприятий к новым условиям. Вместо ожидаемого расцвета частной инициативы, сдерживаемой, как считалось, жесткими ограничениями советской административной системы, раскрытия ранее скрываемых резервов повышения эффективности производства и на этой основе ускорения социально-экономического развития, российская промышленность быстро, но по-своему адаптировалась к изменившейся ситуации.

Форма приспособления оказалась существенно зависимой от того, предполагалась продажа произведенной продукции за деньги или нет.
Вообще, все российские предприятия можно разделить (очень условно) на те, чья продукция имеет покупателя, готового платить за нее деньгами, и те, продукция которых потребляется, но изначально известно, что деньгами она оплачена не будет. В первой группе – представители естественных монополий40, многие производства пищевой промышленности, ряд предприятий обрабатывающей промышленности с высокоразвитой технологической базой и высоким уровнем управления. Во второй – основной группе – вся остальная промышленность России.
Другими словами, предприятие, потребляющее ресурсы, стоимость которых на мировом рынке составляет 100 долларов (например, металл, топливо), может производить конечную продукцию, цена которой на этом же рынке либо существенно ниже отмеченных 100 долларов, либо ее вообще нет. Так, многие виды отечественной продукции в принципе не могут быть проданы в США или в Западной Европе, так как они не соответствуют сертификационным требованиям, предъявляемым в этих странах к соответствующей продукции.
Данная ситуация была "нормальной" для закрытой советской экономики и никто не строил иллюзий, что с началом рыночных преобразований она в одночасье изменится. Миллиарды марок, вкладываемых Западной Германией в экономику восточных земель, хорошо иллюстрируют масштабы вложений, необходимых для того, чтобы промышленность бывшей Восточной Германии только начала приближаться по основным параметрам к западногерманской. Ситуация в России принципиально отличается от восточногерманской тем, что здесь никто (и прежде всего национальные инвесторы) не предпринимает сколько-нибудь заметных усилий по развитию производственного потенциала отечественной промышленности.

При этом в уже открытой экономике России продолжают систематически потребляться ресурсы, имеющие определенную стоимость на мировом рынке, и производиться конечная продукция, цена которой меньше, чем стоимость потребленных для ее производства ресурсов.
Очевидно, что данная ситуация не может объясняться такими "простыми" факторами, как ограниченность пропускной мощности экспортной "трубы" или наличием квот на импорт российской продукции в отдельных странах. Так же как никто не отдает свою продукцию даром, невозможно заставить предприятие производить что-либо для внутреннего рынка, если по каким-либо соображениям это для него не выгодно.
Подобная модель воспроизводства возможна только при условии поддержки неэффективных производств государством. Проблема, конечно, не в том, что государство поддерживает национального производителя, было бы странно, если бы это было не так. Настоящая проблема в том, что российское государство в первую очередь и в основном заботится о неэффективных производствах.

Причем делает это за счет и в ущерб интересам эффективных производителей.
Этот полуосознанный выбор в пользу неэффективного производителя не случаен. Более того, поддержка эффективных производств вообще плохо "вписывается" в систему сложившихся в России институтов. Действительно, основу промышленности России составляют предприятия, продукция которых за редким исключением совершенно не конкурентоспособна с зарубежными аналогами ни по качеству, ни по цене.

Так как в рыночных условиях такие предприятия долго существовать не могут, то после известных преобразований начала 90-х годов российская промышленность оказалась перед выбором: либо самой подстраиваться под рыночные законы, либо "перестраивать" эти законы под себя. "Критическая масса" неэффективных производств оказалась достаточной для того, чтобы новые российские экономические институты начали формироваться по второму сценарию.
Российская экономика оказалась заложницей собственной неэффективности.



Содержание  Назад  Вперед