Социальная маргиналистика


Социальная маргиналистика, очевидно, выделяется в новое исследовательское направление. Очевидно также и то, что интерес этот определен общей ситуацией масштабных трансформаций в нашей стране. В результате кризиса и реформ прежде стабильные экономические, социальные, духовные структуры были разрушены или трансформированы, и элементы, образующие каждую из структур – институты, социальные группы и индивиды, – оказались в промежуточном, переходном состоянии, вследствие чего маргинальность стала характеристикой сложных социально-стратификационных процессов в российском обществе. Уместно вспомнить, что само понятие маргинальности появилось в США 1920-1930-х годов155 (Р. Парк, чикагская школа) как теоретический инструмент исследования процессов адаптации и ассимиляции в кардинально меняющейся культурной среде, во время быстрых социальных изменений. История термина свидетельствует, что "востребованность" его определяется подобными ситуациями. Идея "маргинального человека"156 (Э.

Стоунквист), занимающего противоречивую позицию между двумя мирами, стремящегося приспособиться к противоречащим друг другу требованиями и творящего новые образцы социального поведения, была подхвачена многими исследователями. Методологическая универсальность, применимость к изучению самых разнообразных социальных процессов, множество контекстов употребления приводили к тому, что в разных условиях этот термин каждый раз приобретал новое звучание и даже порой совершенно новый смысл. В целом можно выделить два основных подхода: изучение маргинальности как состояния в процессе перемещения группы или индивида (смены статуса); изучение маргинальности как характеристики социальных групп, находящихся в особом маргинальном (окраинном, промежуточном, изолированном) положении в социальной структуре.

Для нашего общества особый интерес представляют исследования в первом направлении.
На рубеже 90-х годов в России тема маргинальности привлекает внимание многих авторов (Е. Стариков, В. Шапинский, А. Атоян157 и др.). Пожалуй, характерна точка зрения Е. Старикова, который рассматривает российскую маргинальность как феномен размытого, неопределенного состояния социальной структуры общества.

Автора не смущает и то обстоятельство, что, по его же словам, "выделять маргиналов просто как структурный элемент, противоположный "немаргиналам", уже не имеет смысла"158. Несмотря на веские основания, тезис о "всеобщей маргинализации" может превратиться в некий миф переходной эпохи, недостаточно верифицируемый и несущий оценочный смысл.
В переосмыслении понятия маргинальности, адаптации и конкретизации его смысла к современным условиям России можно выделить следующие моменты. Характер современных социальных процессов в России делает и само это явление, и формы его проявлений, с одной стороны, совершенно специфичными, уникальными, а с другой – в них, очевидно, присутствуют черты и закономерности, характерные для состояния общества в период его глубинного переструктурирования. Для анализа изменений в структуре российского общества особое значение имеет исследование маргинальности как состояния в процессе изменения основных параметров социального статуса.
В исследовании маргинальности важно уточUить некоторые теоретические аспекты, среди которых критерии маргинальности, степень и возможности ее преодоления.
Уточнение критериев отнесения к маргинальным группам – сложная теоретическая задача, зависящая каждый раз от позиций исследователя. На наш взгляд, можно выделить следующие основные. Маргинальность индивида или группы определяет прежде всего состояние, связанное с периодом перехода, определяемого как кризис.

Значимость ситуации перехода в социальном положении личности или группы определяется длительностью во времени, а также кардинальностью изменения социальной среды. "В случае маргинального человека, – отмечает Р. Парк, – период кризиса относительно непрерывный. В результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности"159.
Другой базовый критерий (или группа критериев) – неопределенность социального положения, невключенность, или неполная включенность в социальные структуры или группы. Э. Стоунквист описывает маргинальное положение социального субъекта, находящегося на краю разных культур, но не принадлежащего ни к одной из них, или состояние "между двух огней", разрешение которого зависит от психологических особенностей и способностей к адаптации личности. Сегодня одно из основных направлений исследования маргинального положения личности или группы – неопределенность самоидентификации личности (группы) при попытке самоотнесения к общепринятым, "нормативным" социальным группам.

Еще одним критерием следует назвать статусную рассогласованность (несовместимость).
Степень маргинальности – важный операциональный элемент в логической цепи исследования социально-профессиональной маргинальности. Ее определяют прежде всего характеристики и значимость ситуации, в которой находится индивид (является ли эта ситуация постоянной и центральной частью его жизни), и степень его адаптации (неприспосабливаемости). Следует выделить две группы показателей степени маргинальности: объективные: вынужденность внешними обстоятельствами, продолжительность, неизменность ситуации, ее "фатальность" (отсутствие возможностей изменить ее или ее составляющие в положительном направлении); субъективные – возможности и мера адаптированности; самооценка вынужденности или добровольности, социальной дистанции в изменении социального положения, повышения или понижения своего социально-профессионального статуса, преобладания пессимизма иди оптимизма в оценке перспектив.
Важные в теоретическом и практическом плане вопросы – каковы социальное содержание, структура, длительность и исход состояния маргинальности? В настоящее время с понятием маргинальности связаны преимущественно негативные констатации. Однако исследователи подчеркивают возможности различных направлений выхода из ситуации маргинальности.

Их крайние проявления – суицид или высокая творческая активность. Маргинальность личности или группы может иметь различное содержание с точки зрения конструктивных или деструктивных последствий. Все зависит от того, каким будет социальное направление исхода из этой ситуации, в конечном счете – нисходящая или восходящая социальная мобильность.

Факторы, влияющие на длительность и результат выхода, зависят прежде всего от внешних обстоятельств, а также от внутренних свойств и ресурсов личности или группы.
"Новые" маргинальные группы
Причинами появления "новых маргиналов"160 в России, как уже говорилось, стали кардинальные изменения в социальной структуре в результате кризиса и реформ, направленных на формирование новой социально-экономической модели общества. Главной сферой социальных изменений стала социально-профессиональная структура. Ее трансформация привела к появлению групп населения, где наиболее интенсивны и радикальны изменения социального, прежде всего, социально-профессионального статуса.

Среди них – социальные группы, потерявшие прежний социальный статус и не имеющие возможности приобрести адекватный (в основе этого – объективное понижение статуса); социальные группы, приобретающие принципиально новый по отношению к прежней социальной системе социальный статус и не имеющие пока механизма нормального, общественно-приемлемого функционирования. Под "новыми" маргинальными группами мы понимаем социально-профессиональные группы в современной социальной структуре, переживающие наиболее значительные, интенсивные, масштабные изменения своего положения по отношению к прежней системе социальных отношений, обусловленные внешними, кардинально и необратимо изменившимися социально-экономическими и политическими условиями. Это название условно, данное с целью выделить проблему положения разнородных групп в обществе, систематизировать подходы к ее решению161.
Постспециалисты – одна из наиболее обширных, разнообразных по составу и различных по социальному положению "новых" маргинальных групп. Общие характеристики этой группы: достаточно высокий, достигнутый во многом в прошлом социально-профессиональный статус, уровень образования и специальной подготовки; созданные кризисом и политикой государства условия невостребованности; несоответствие низкого уровня материального положения достаточно высокому социальному статусу.
Главные факторы, размывающие социально-профессиональный статус – безработица и вынужденная неполная занятость. Наиболее сложны вопросы, связанные со скрытой безработицей, или вынужденной неполной занятостью. В целом эксперты признают размытость критериев и оснований, по которым это явление можно отнести к занятости или безработице.

Одна из наиболее распространенных точек зрения заключается в том, что это специфически российское явление в сфере занятости, обусловленное особенностями экономики и политики "переходного периода". "Россия нашла свой путь – люди числятся работающими, а зарплату не получают, вот вам и выход из создавшейся ситуации". В зависимости от понимания и критериев границы его весьма эластичны – от 2-3 до 15-20 миллионов человек.



Содержание  Назад  Вперед