Трансформа ция свободы и проблемы институционализации новых прав


Предпосылки возникновения псевдорыночных отношений
Сформировавшийся в России к концу 90-х годов тип экономики можно охарактеризовать как псевдорыночный, лжерыночный во многих своих проявлениях. Переход от господствовавшей в течение долгих десятилетий плановой экономики к рыночной в России не мог не быть длительным, тяжелым, сложным, противоречивым, однако в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств экономические процессы пошли в искаженном направлении, порождая множество псевдорыночных, формально похожих на рыночные, но реально отличающихся от них по своему глубинному содержанию форм отношений, способных в своем дальнейшем развитии привести к загниванию экономики, её деградации и экономической катастрофе с трудно предсказуемыми последствиями.
Не стал исключением в этом опасном процессе и аграрный сектор, который, как известно, по своей природе и не может быть полностью организованным на чисто рыночных началах по причине сильной зависимости как от естественных, природных, так и от экономических факторов – низкой ценовой эластичности спроса на сельскохозяйственную продукцию, высокой иммобильности используемых ресурсов, устойчивого ценового диспаритета, непреодолимой нестабильности фермерских доходов. Однако эта "естественная нерыночность" аграрного сектора, до сих пор являющаяся объектом острейших дискуссий как на Западе, так и в России, была дополнена рядом других обстоятельств, что и привело к возникновению и развитию различных лжерыночных форм.
Среди этих обстоятельств следует отметить прежде всего следующие.
1. Отсутствие достаточных четких теоретических представлений о процессе трансформации плановых форм аграрного сектора, глубоко укоренившихся в хозяйствовании и сознании людей за многие десятилетия советского периода, о направленности, ходе, промежуточных этапах, проблемах и противоречиях этого процесса и, наконец, о его конечных результатах, т.е. новой структуре отношений собственности, характере земельного оборота, конкретных формах ведения сельскохозяйственного производства, которые, будучи рыночными, учитывали бы и историческую, социальную, многонациональную специфику России.
Западная аграрная экономическая теория, многообразный опыт работы аграрных реформ в других странах, имеющаяся практика преобразований данного сектора экономики в постсоциалистической Европе, даже собственный российский опыт столыпинской реформы начала века все-таки не давали достаточных теоретических предпосылок для быстрого, относительно бесконфликтного и минимизирующего практические ошибки продвижения вперед. Механическое перенесение утверждений западной экономической теории на неподготовленную российскую почву, в область аграрной политики приводило к формальным преобразованиям именно псевдорыночного характера. Например, чрезмерное увлечение отечественных реформаторов опытом деятельности семейных ферм на Западе, которые стали рассматриваться как идеал хозяйствования при игнорировании многих практических моментов их жизнедеятельности (в частности, хорошо продуманной системы их государственной поддержки), в отрыве от российских реалий и проблем привело к серьезным просчетам и насаждению множества по сути мертворожденных хозяйств, обреченных на быструю естественную экономическую смерть.
2. Наличие серьезного сопротивления действительным реформам в среде многочисленной и многоопытной аграрной бюрократии, которая сразу почувствовала в них угрозу своим экономическим интересам. Однако именно эти люди в большинстве своем и оказались "проводниками" аграрных преобразований, извращая их подлинное содержание, способствуя созданию внешне новых, но по существу лжерыночных форм. Реформаторы так и не смогли обеспечить прилив в сферу аграрного управления критической массы работников с новым мышлением и интересами.
3.Слабая, несистемная, постоянно отстающая от требований времени законодательная база аграрных преобразований, которая, с одной стороны, должна была обеспечить плавное, поэтапное, цивилизованное продвижение в сторону рыночных преобразований, а с другой, противостоять возможным массовым злоупотреблениям и извращением сути проводимой политики, которыми всегда потенциально чреваты трансформационные процессы. Законодательная власть России с самого начала оказалась полярно разделенной на непримиримые, антагонистические группировки, не склонные к серьезным политическим компромиссам в процессе законотворчества. В результате этого принятие ряда прогрессивных законов просто блокировалось, создавая почву для формальных преобразований, подменяющих собой необходимый реальный процесс.

Российское сельское хозяйство за все годы так и не получило даже такого основополагающего законодательного документа, как рыночный Земельный кодекс – основу нормальных земельных отношений.
4. Неэффективное, слабое государство, фактически устранившееся от контроля за экономическими процессами в аграрном секторе и соблюдением принятых законов. Опыт успешных аграрных реформ, в какой бы стране они ни проводились, однозначно показывает, что только сильная, эффективная, жесткая государственная власть способна обеспечить действительный успех реформ, не затягивать их во времени, минимизировать их возможные отрицательные издержки, препятствовать всевозможным злоупотреблениям. В России, однако, естественный крах командно-бюрократической экономики, к сожалению, спровоцировал в сознании реформаторов сильную аллергию как на само существование государственного сектора вообще, так и на любое вмешательство государства в экономику, усиленную чрезвычайно модными в этой среде идеями монетаризма.

В результате игнорировалась реальная практика развитых стран, в которых именно этот сектор в силу специфики сельскохозяйственного производства является самым регулируемым, несмотря на ведущиеся на Западе теоретические споры.
Скатывание экономической политики в сторону псевдопреобразований в сельском хозяйстве было усилено резким сокращением финансовой поддержки этого сектора по всем направлениям, бурным ростом коррумпированности государственных чиновников и нарастающей криминализацией экономики, которая стала характеристикой и для аграрной экономики.
5. Непродуманная и обвальная либерализация внешней торговли, проявившаяся, в частности, в бесконтрольном ввозе в страну дешевой сельскохозяйственной продукции из-за рубежа, часто субсидируемой другими государствами, т.е. по существу носившем демпинговый характер и разрушавшем отечественное аграрное производство, и без того находящееся в тяжелейшем положении. В условиях подобной товарной интервенции все намеченные преобразования могли носить только формальный характер и заранее были обречены на неудачу. Мировой опыт показывает, что создание новых форм производства на начальном этапе обязательно должно сопровождаться элементами протекционизма во внешней торговле применительно к продукции этих отраслей.
Таким образом, появление и развитие лжерыночных форм отношений в аграрном секторе России было обусловлено как объективными, так и субъективными причинами. Возникает вопрос: могла ли Россия в принципе избежать возникновения псевдорыночных отношений в сельском хозяйстве? На наш взгляд, полностью нет. Любые серьезные преобразования из-за неизбежного столкновения различных социальных интересов, как правило, сопровождаются появлением наряду с радикально новыми по содержанию, формально новых, а по существу старых или искаженных форм отношений.

Однако в России лжерыночные формы отношений в аграрном секторе, в силу неверной ориентации экономической политики, многочисленных ошибок и просчетов приобрели огромный размах, по сути дела подменив реальные рыночные процессы.
Конкретные формы псевдорыночных отношений в аграрной сфере
Обратимся к конкретному анализу лжерыночных форм отношений в аграрном секторе, явившихся закономерным порождением соответствующей экономической политики.
В первую очередь речь идет об особенностях сложившейся собственности на основные сельскохозяйственные земли. Логически незавершенный и непоследовательный процесс приватизации земли привел к формированию псевдочастной земельной собственности как глубинной основы всех других деформаций в сельском хозяйстве.
Цивилизованная частная земельная собственность предполагает полные гарантии собственнику ее сохранности и защиты, использования и распоряжения, получения доходов от нее, но в то же время возлагает на него определенную ответственность, связанную с действующим в той или иной стране конкретным институтом обременения собственности, т.е. установленными правилами ее использования в интересах экономики в целом.
Для сложившихся в России отношений аграрной земельной собственности характерны следующие черты:
1. Чрезвычайно запутанное многообразие титулов прав на землю, а именно: собственность, пожизненное наследуемое владение, постоянное (бессрочное) пользование, временное (срочное) пользование, аренда, что в сочетании с многочисленными формами (индивидуальная, общая долевая, общая совместная физических и юридических лиц, федеральная, субъектов Федерации, муниципальная) делает очень неопределенным конкретный статус той или иной земли, а следовательно, и права собственника.



Содержание  Назад  Вперед