Кадровая политика директората: от социальных приоритетов к экономическим



А
ктуальность исследования. Трудовые отношения, основное содержание которых составляют взаимодействия по горизонтали (внутри рабочей группы) и по вертикали (между работниками и администрацией, руководством), а также отношения занятости, условия и оплата труда – традиционный предмет исследований социологов и экономистов. В советское время пространство структуры трудовых отношений было строго задано и поддавалось незначительной коррекции со стороны действующих социальных субъектов.

В условиях нормативно обозначенных ориентиров не представляло особого труда очертить ограничительные рамки, в которых происходили все трудовые взаимоотношения на предприятии. Основными параметрами были нормативный коллективизм и патернализм, гарантированная и одномерная занятость. Предполагалось, что в переходном обществе от социализма к капитализму произойдет как смена ориентиров, так и снятие ограничителей на путях приложения свободного труда. В рыночной экономике "коллективизм, социальность труда должны уступить место экономическому индивидуализму"113. С повышением рациональности хозяйствования патерналистские отношения должны перейти в более эффективные партнерские.

Последние рассматриваются как капиталистические, олицетворяющие новые "правила игры" на предприятии, устанавливающие принципы взаимной социальной ответственности114. Гарантии занятости должны смениться более эффективным инструментом повышения производительности труда: угрозой безработицы. На смену одномерной занятости (на одном предприятии) приходит многомерная (на нескольких предприятиях или дополнительная), рассматривающаяся как форма социально-трудовой мобильности и весомый фактор трансформации социально-экономической структуры российского общества115.
Таким образом, векторы движения от старых "правил игры" в сфере трудовых отношений к новым определены. Важной исследовательской задачей является изучение характера взаимосвязи старого и нового, советского и "постсоветского", поиск того, что рождается на стыке данных социокультурных ориентаций, определение характера институциональных изменений на микроуровне (рабочей группы, предприятия).

Методология исследования. Представляется актуальным рассмотрение данной взаимосвязи не только на макроуровне, когда внимание обращается к тенденциям, происходящим в обществе за относительно большой промежуток 10–30 лет116, к рассмотрению данных процессов как универсальных117, характеризующих качественные сдвиги в сознании и поведении больших групп людей, изменении социальных институтов, социальных систем118, но и на микроуровне (на предприятиях, в повседневной деятельности, непосредственных взаимоотношениях). Проследить характер реально происходящих изменений можно, прежде всего, изучая поле повседневной жизни, взаимоотношений в контактных социальных группах, "поскольку рассматривая процессы, мы изучаем события, а не состояния элементов какой-либо системы"119. Взаимоотношения в группе – социокультурное поле частного вида.

Обращение к опыту успешно функционирующих предприятий, к составляющим их социальным группам работников в условиях формирующегося рынка позволяет очертить пространство факторов, обеспечивающих высокую эффективность приспособлений к рынку.
В качестве основного методологического принципа построения альтернативных пар, отражающих взаимосвязь старых и новых "правил игры" в сознании и трудовом поведении рабочих, использовался метод дуальных оппозиций. Дуальная оппозиция – не только культурологическая, но и социально-психологическая категория, отражающая амбивалентность полюсов оппозиции и вместе с тем их движение друг к другу, вектор направленности которого во многом зависит от складывающейся ценностной ориентации субъекта120.
Для эмпирического изучения взаимосвязи "старого" и "нового" в трудовом сознании и поведении рабочих были выделены соответствующие группы факторов. Среди традиционных факторов в сфере труда, которые оказывали преобладающее влияние на труд рабочих до 1992 г. и действуют до сего времени, рассматривались коллективистские и патерналистские ориентации, ориентации на гарантированную занятость и работу на одном месте. Среди новых факторов: индивидуалистические ориентации, ориентации на партнерские отношения с руководством, страх потери работы и вторичная занятость.


Объект исследования. Выбор в качестве объекта исследований рабочих промышленных предприятий актуален, т.к. это по-прежнему наиболее массовая социальная группа экономически активного населения. Было бы неверным рассматривать данную социальную группу только лишь как первоочередную жертву реформ, потерявшую свой статус "гегемона"121.

Свой реальный статус – "работяг" – они обозначили достаточно трезво уже в 50-е гг.122.
Исследования проводились на успешно функционирующих промышленных предприятиях различных форм собственности Москвы и Московской области по единой методике на протяжении 1990–1999 гг. Общий объем выборки: 1504 человека. Он включает массивы данных рабочих промышленных предприятий: Томилино – 1990г. (рабочие государственного предприятия, N=425), Москва – 1993 г. (рабочие частных предприятий, N=172, рабочие акционированных предприятий, N=327), Москва – 1996 г. (рабочие частного предприятия, N=230), Москва – 1999 г. (рабочие частного предприятия, N= 350).

Для выявления динамики изменений социокультурных ориентаций рабочих использовался маYсив Псков – 1986 г. (рабочие предприятий промышленности, N=487).
Здесь мы рассмотрим более подробно трудовое поведение рабочих одного частного промышленного предприятия Москвы – постоянного объекта наблюдения и изучения с 1993г. Созданное в 1989 г. как швейный кооператив, в настоящее время это одно из крупнейших предприятий легкой промышленности России. Ассортимент его продукции составляет свыше 100 наименований трикотажных изделий.

Создателем и реальным хозяином предприятия на протяжении всех 10 лет его существования является один и тот же человек. Общая численность работающих на 1 января 1994 г. составляла 783, в 1996 г. – 963, в 1999 г. -1505 человек. Для эмпирической проверки взаимосвязи "старых" и "новых" институтов в трудовых отношениях были использованы материалы исследований сектора рабочего и внерабочего времени Института социологии РАН, непосредственное участие в которых принимал автор.

В 1993 г. было опрошено 89 рабочих, в 1996 г. – 230 рабочих. В 1999 г. исследование было проведено при поддержке МОНФ123. – опрошено 350 рабочих.
Коллективизм и индивидуализм
В качестве ключевых оппозиций, исключающих друг друга, многими исследователями рассматриваются коллективистские ориентации на одном полюсе и индивидуалистические на другом124. Коллективистские ориентации в сфере труда относят, как правило, к традиционным, корни которых находят в ценностях крестьянской общины и трудовой артели, взаимопомощи, трудовой демократии, местном самоуправлении, а также в силе идеологии коллективизма эпохи социализма125. Индивидуалистические ориентации в сфере труда связываются в современных российских условиях с автономизацией сознания, стремлением личности к самореализации, самоопределению, свободе выбора126.

В период перехода России к рынку доминирующей является точка зрения на коллективизм, как на наследие социализма, явление преимущественно политическое и возрастное127, хотя в последних работах признается, что коллективизм и индивидуализм являются двумя составными частями национального менталитета, которые нельзя не изжить и не вытравить128.
Основным недостатком при использовании в научных исследованиях категорий коллективизм и индивидуализм как базовых понятий является высокая степень их идеологизации, согласно которой коллективизм, по сути, отождествляется с социализмом как общественным строем, а индивидуализм – с капитализмом. Именно под влиянием данного фактора в работах российских исследователей в 90-е гг. преобладает не использование данных понятий при изучении взаимосвязи "советского" и "постсоветского" в современном российском обществе, а "вымывание" понятия коллективизм из обихода научных терминов, замена его на другие: патернализм, солидарность, корпоративизм. Например, предпринята попытка включения в дихотомию коллективизм/индивидуализм еще и патернализма, а также оценки на этом основании распространенности типов сознания: половина – патерналистское, четверть – индивидуалистическое и еще четверть – профсоюзно–коллективистское129.

Такое одношкальное размещение разнохарактерных понятий представляется неправомерным, т.к. патернализм отражает прежде всего отношения с начальством и имеет свою альтернативу – партнерство, а также свой набор эмпирических индикаторов.
Более конструктивные пути использования данных понятий можно, как не странно, обнаружить в работах западных ученых. Наиболее очищенной от идеологических наслоений представляется точка зрения Т. Парсонса, который использовал их в ряду основных типологических переменных для анализа традиционного и современного обществ130. При таком подходе коллективизм и индивидуализм выступают как экстремальные аналитические точки в континууме, вдоль которого могут располагаться такие общества.



Содержание  Назад  Вперед