Дальнейшее расширение производства будет нерациональным


В попытке постижения ценности как меры и самого развития ступеней меры мы неизбежно столкнемся и с процессом перерастания субъективной ценности в стоимость, с процессом возникновения и развития денежной формы стоимости и другими вопросами. Субъективная ценность на данном этапе может быть определена как непосредственная мера. Количественное соизмерение ценностей происходит непосредственно, величина их выявляется в процессе прямого сопоставления субъектом-индивидом различных ценностей между собой.

В дальнейшем, с возникновением нового субъекта-общества, общественные ценности будут измеряться в процессе общественного сопоставления их между собой, опосредованного в товарном производстве деньгами как общественным экономическим масштабом стоимости, и лишь через такое соизмерение будет выявляться количественная определенность общественных ценностей. Величина субъективной ценности, находящейся на указанной ступени развития как меры (непосредственной меры), не может получить никакой количественной определенности, не будучи втянутой в отношения с другими экономическими ценностями того же субъекта. Вне этих отношений ее количественная определенность теряет всякое значение. Лишь в системе ценностей, в системе отношений с другими ценностями данная ценность приобретает вполне определенную величину. Причем ее величина получает свою определенность не через измерение (с помощью какой-либо единицы измерения, мерила, масштаба и т. д.), а через непосредственное соизмерение, сопоставление между собой отдельных ценностей, входящих в систему. Единицы измерения, с которой сравниваются другие ценности на данной стадии, нет, или, наоборот, каждая из ценностей может выполнять роль такой единицы, или масштаба.

В этом плане все ценности субъекта равноправны. Если принять количественную определенность какой-либо ценности за "нумерическую единицу", величины других ценностей субъекта могут измеряться последним, т. е. определяться как численность указанной единицы. Количественная определенность ценности, принятой за "нумерическую единицу" в этом отношении с другими ценностями, приобретает некую устойчивость и постоянство, тогда как величины других ценностей, измеряемых ею и представленных как "счетное число" этой единицы, зависимы от нее.

Но "это сравнение есть некоторое внешнее действие; сама та единица есть произвольная величина.
Экономическая полезность и экономические затраты находятся внутри ценности в "мерных" отношениях, и вместе они количественно определяют единую меру ценности. В чем же конкретно проявляются эти мерные отношения? Ответ на этот вопрос позволит понять экономическую ценность как меру.

Выше мы старались показать, что экономические затраты следует отличать от технологических затрат производственных ресурсов и что эти экономические затраты зависят от полезности произведенных благ. С другой стороны, количество произведенных конкретных благ, а значит, и величина их экономической полезности зависят от того, сколько затрачено на их создание конкретных ресурсов, следовательно, и от экономических затрат, которые их представляют.

Однако указанная функциональная связь, взаимообусловленность экономических затрат и экономической полезности не столь просты и прямолинейны, как кажется.
Дело в том, что чем больше произведено технологических затрат конкретных ресурсов, тем больше произведено конкретных благ. По мере роста количества конкретных благ, расширения данного производства совокупная абстрактная полезность произведенных благ, разумеется, тоже растет.

Тысяча сюртуков имеют большую абстрактную полезность, нежели десять сюртуков или один сюртук.
С другой стороны, по мере того же роста и расширения производства данного конкретного блага абстрактная полезность каждой последующей единицы блага снижается, т. е. снижается предельная абстрактная полезность производимых конкретных благ. Противоположный процесс происходит при сокращении производства этих благ.

Их совокупная абстрактная полезность снижается, но предельная полезность отдельного блага, т. е. абстрактная полезность последней производимой единицы увеличивается.

Итак, если учесть, что экономическая полезность благ зависит от степени ограниченности этих благ, насыщения потребностей, то станет ясным, что рост производства благ не прямо пропорционален росту экономической полезности этих благ, так как эти блага по мере увеличения их наличного количества обесцениваются, становятся менее ограниченными и, следовательно, менее экономически полезными. Поэтому логически следует предположить существование некоторого предела, после которого расширение производства какого-либо вида благ не связано с увеличением производимой совокупной экономической полезности. Экономическая полезность растет снижающимися темпами по сравнению с ростом благ и, значит, с ростом экономических затрат. С другой стороны, при расширении производства того или иного вида благ совокупные экономические затраты ресурсов растут вместе с технологическими затратами.

Цо ввиду того что одновременно возрастает дефицитность оставшихся технологических ресурсов (т. е. их полезность для производства других благ), то и затраты на каждое последующее благо возрастают более быстрыми темпами, чем совокупные затраты. Иными словами, предельные затраты растут быстрее совокупных затрат.

Противоположный процесс имеет место при сокращении данного производства.
Но указанные два процесса ограничивают друг друга и предполагают наличие некоторой оптимальной пропорции между экономической полезностью производимых благ и экономическими затратами ресурсов на их производство, пропорции, которая вместе с тем регулирует распределение и конкретных. ресурсов на производство конкретных полезных благ. Ведь абстрактные затраты и полезности не могут существовать вне затрат конкретных ресурсов или вне конкретных полезных благ.

Поэтому саморегуляция ценности как меры, соотношение абстрактной полезности и абстрактных затрат в пределах этой меры находят свое внешнее проявление в установлении конкретной структуры производимых благ.
Механизм взаимоограничения названных выше двух процессов основан на существующей функциональной связи между полезностью и затратами. Ведь одно и то же возрастание производства благ (и затрат ресурсов вместе с ними) одновременно вызывает и замедление роста экономической полезности благ, и ускорение роста экономических затрат ресурсов. Несмотря на всю сложность и противоречивость взаимного переплетения противоположно направленных тенденций, совершенно очевидно, что в конечном счете рее они направлены на установление некоторой пропорциональности между экономическими затратами и экономической полезностью, а вместе с ними и на установление конкретной структуры производимых благ.

Это результат того, что они находятся в мерных отношениях, взаимо-влияют, взаимоопределяют и взаимоограничивают друг друга.
Экономические затраты и экономическая полезность в единстве, образуя ценность, осуществляют принцип саморегулирования, принцип оптимизации, присущий целесообразной деятельности вообще и экономической в частности. Экономический субъект (отдельный производитель, индивид или общество) не будет осуществлять затраты, если они не оправданы результатами, т. е. полезностью создаваемых благ. Отсюда следует, что предельные затраты, или затраты на последнее производимое благо, не должны превышать предельную полезность Полезность этого последнего производимого блага.

Дальнейшее расширение производства будет нерациональным, неоптимальным. Затраты на создание следующего блага будут уже превосходить полезность этого блага.

И наоборот, расширять тот или иной вид производства следует до тех пор, пока предельные затраты не уравняются с предельной полезностью благ.
Принцип оптимальности деятельности диктует, чтобы ресурсы были использованы с максимальной пользой. Это предполагает равпополезное, равновыгодное осуществление затрат, при котором достигается максимум совокупной полезности при минимуме совокупных затрат. Двойственная задача линейного программирования выразила это в математической форме. Однако максимум полезности и минимум затрат - это не столько абсолютные величины, сколько релятивные относительно Друг друга. Максимум и минимум - это направления движения или ориентиры соответственно для полезности и для затрат.

В свою очередь на их пересечении и рождается новый, интегрирующий их ориентир целесообразности деятельности субъекта и обеспечивающий эффективность этой деятельности. Эти величины относительны еще и в том, более глубоком смысле, что полезность измеряется затратами, а затраты -полезностью. Они неразрывны, подразумевают друг друга, а вне друг друга теряют смысл и экономическое содержание.

Они вместе характеризуют каждое экономическое благо как результат экономической деятельности и в единстве образуют ценность.
В условиях натурального хозяйства субъект деятельности непосредственно соизмеряет ценности. Да и ценности в качестве меры выступают как непосредственная мера. Но в дальнейшем, в процессе исторического развития экономического субъекта (общества) постепенно выделяется и единица измерения ценности как масштаб для измерения ценностей отдельных благ - деньги.67



Содержание  Назад  Вперед