Самый заметный вклад в подъем экономики СНГ


это соотношение сохранилось - темпы прироста ВВП в развивающемся мире составили 6,2% против 3,0% в промышленно развитых странах. Следует иметь в виду, что согласно прогнозным данным экспертов МВФ, при сложившемся соотношении в темпах экономического роста развивающиеся страны в течение ближайших десяти лет могут догнать промышленно развитые страны по объему ВВП.
Понятно, что основой подобных оценок служит феномен азиатского чуда, поскольку современная динамика экономического роста развивающихся стран в других регионах мира в целом пока не превышает среднемировой уровень, за исключением небольшой группы государств-экспортеров нефти.
Тем не менее в конце 1997 г. был нанесен существенный урон относительному благополучию нефтедобывающих стран. Речь идет о решении стран-членов Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) в ноябре 1997 г. повысить участникам картеля квоты добычи нефти на 10,0%, что не только подорвало неустойчивое равновесие между спросом и предложением на мировом рынке нефти, но и спровоцировало заметное падение цен на нефть.
По мнению экспертов, снижение доходов от экспорта нефти может вызвать замедление темпов экономического роста нефтедобывающих стран как на Ближнем и Среднем Востоке, так и в Латинской Америке. Таким образом, в ближайшей перспективе реальность усиления роли развивающихся стран в качестве наиболее динамичной подсистемы мировой экономики будет зависеть от того, насколько быстро им удастся преодолеть последствия финансово-экономического кризиса в азиатском регионе. По оценкам экспертов МВФ, темпы роста ВВП развивающегося мира в 1998 г. снизятся с 6,2% до 4,1%.
Как полагают специалисты, 1997 г. стал переломным для стран с переходной экономикой. Впервые за семь лет экономических реформ падение ВВП в 25 государствах Восточной Европы, Балтии и СНГ сменилось его ростом. Темпы экономического роста восточноевропейских и прибалтийских государств в 1997 г. несколько замедлились, но это замедление было перекрыто некоторым оживлением хозяйственной деятельности в зоне Содружества Независимых Государств, где прирост ВВП в 1997 г. составил 0,8%, хотя в 1996 г. падение производства ВВП в этом регионе достигало 4,6%.
Самый заметный вклад в подъем экономики СНГ внесла Россия, на долю которой ныне приходится 3/4 совокупного ВВП стран Содружества. По данным Госкомстата РФ, прирост ВВП в России в 1997 г. составил 0,5% против падения его производства на 5,0% в 1996 г. В то же время на Украине, в Молдавии, Таджикистане и особенно в Туркмении продолжалось падение промышленного производства.
Следует также иметь в виду, что в ряде стран СНГ, достигших наиболее высоких темпов экономического роста в 1997 г., рост ВВП в значительной мере был обусловлен притоком иностранного капитала. Так, в Грузии, Киргизии и Азербайджане доля иностранных инвестиций в общем объеме капиталовложений составляла 57,0%, 63,0% и 71,0% соответственно.
Наметившиеся положительные сдвиги в экономике стран СНГ позволяли надеяться на дальнейшее улучшение экономической ситуации в этом регионе. По оценкам экспертов МВФ, в 1998 г. прирост ВВП в зоне СНГ ожидался на уровне 3,1%, а в странах Восточной Европы и Балтии — 4,0%.
Но события в российской экономике в 1998 г. развивались по иному сценарию. Кризисные потрясения, обозначившиеся в РФ в период августа - декабря 1998 года, привели к резкому изменению ситуации в экономике России, проявлению негативных сдвигов в динамике основных индикаторов ее хозяйственного развития. [См. подробнее Раздел по экономике РФ.]
На протяжении последних лет соотношение сил в мировой промышленности практически не изменилось.
Так, к середине 90-х гг. развивающиеся страны увеличили свою долю в мировом промышленном производстве до 17,8% против 11,7% в 1975 г. (хотя в Лимской декларации, принятой под эгидой ЮНИДО в 1975 г., намечалось повысить этот показатель до 25,0% к 2000 г.).
Но с точки зрения географического распределения мировых промышленных мощностей, более важным представляется другое: в развитых странах по-прежнему сосредоточены науко- и техноемкие отрасли, отрасли прорыва в XXI в.

При этом несколько укрепились позиции развивающихся стран - на их долю приходится до 30,0% мировых мощностей в производстве текстиля, одежды, обуви, а также нефтепродуктов. И несмотря на сохранение дихотомии мировой промышленности по научно-техническому принципу, достижения новых индустриальных стран (НИС) на этом пути делают структуру многоступенчатой. Весьма показательно в этой связи мнение известного исследователя миросистемных отношений Им.

Валлерстайна, который подчеркивал, что каждая нация является актером в структурированном экономическом окружении.
Последние достижения ряда развивающихся стран во многом связаны с их попытками придать национальной экономике более открытый характер. Слабая промышленная база и, как результат этого, страх перед иностранной конкуренцией обусловили стремление некоторых стран отгородиться от внешних экономических влияний. Однако интернационализация производства, давление такого органа, как Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), а также развитых государств размывали тарифные барьеры, вынуждая постепенно отменять ограничения для иностранных товаров.

Меры, принятые ГАТТ, позволили резко снизить средний уровень ставок тарифов до 9,6% против 50-60% в 1947 г. (в дальнейшем предполагается довести его до 3%).
Всемирная торговая организация (ВТО), которая с января 1995 г. сменила ГАТТ, как ожидают, будет столь же последовательно добиваться осуществления принципа равных возможностей в торговле.
Весьма показательно распределение мирового промышленного экспорта. Доля в нем развитых стран к началу 90-х годов достигла 77,9%, развивающихся -16,3%, а бывших социалистических стран Восточной Европы и СССР - 5,8%.
Среди регионов развивающегося мира сохраняют лидерство страны Южной и Юго-Восточной Азии, их удельный вес повысился до 12,7% против 3,2% в 1970 г. Подобных темпов роста не добивалась ни одна развитая страна. Приведенные цифры показывают прямую корреляцию экспорта с уровнем национального промышленного производства. Столь впечатляющий результат достигнут прежде всего за счет кардинального повышения в экспорте доли наукоемкой прод[кции.
Эксперты ЮНИДО считают, что достаточно реалистичным выглядит вероятное перемещение центра тяжести мировой промышленности из США и Западной Европы в регион Южной и Юго-Восточной Азии. При этом перспективы индустриального развития государств Восточной Европы и республик бывшего СССР более чем сдержанные. Доля этого региона в мировом промышленном производстве сократилась за 1975-1993 гг. на 13 процентных пунктов (главным образом за последнее пятилетие). К началу 90-х годов она составила 11,1% по сравнению с 26,5% Северной Америки и 16,4% Японии.

Огромные трудности и потери бывших стран с плановой экономикой вызывались разрывом сложившихся связей, построением их хозяйства на жестких началах монополизма и административного управления, когда конкурентная среда была задавлена государственной собственностью. В период реформирования был неизбежен известный спад в развитии их экономики и политические катаклизмы.
При этом нельзя не учитывать и качественные различия в исходных условиях - сельское хозяйство Польши не было коллективизировано, в той или иной форме сохранился малый и средний частный бизнес, который стал стремительно возрождаться, как только возникли благоприятные экономические условия. Ныне Польша наряду с Южной Кореей, Индией, Бразилией и рядом других стран вошла в так называемую большую десятку государств, которые по темпам роста почти вдвое обгоняют средний мировой показатель.
Специалисты, исследуя процессы интернационализации производства, в последнее время все чаще заменяют этот термин глобализацией. Постоянно усиливают свою значимость в мировой промышленности технологические перемены, ставшие результатом национальных НИОКР, производительности труда, менеджмента. Этот комплекс в конечном счете формирует конкурентоспособность промышленности страны, ее позиции на мировом рынке.
В современных условиях производительность труда, учитывая растущую техно- и наукоемкость конкурентоспособной продукции, напрямую зависит от создания соответствующей среды, способствующей росту расходов на образование и науку, их престижу в обществе.
Так, весьма характерен пример новых индустриальных стран: доля расходов на образование в ВНП составляла к середине 90-х гг. в Республике Корея - 4,9%, Тайване - 5,1%, Гонконге - 12%, Бразилии, Индии - 5,0%, Мексике - 6,0%. В правительственных расходах показатель в несколько раз выше. (В России на науку в 1993 г. было израсходовано 0,6% ВВП, в 1994 г. - 0,5%, что в 8 раз меньше, чем на оборону.)
Показательно, что лидеры среди стран Латинской Америки по размерам ассигнований на образование (Бразилия и Мексика) сумели заметно увеличить долю в своем экспорте наукоемких промышленных товаров, которая к началу 90-х годов повысилась до 54,0% у Бразилии и 60,0% у Мексики. Южная Корея стремится к реализации своего плана выпуска новых высокотехнологичных товаров, которые поступают на рынок в 1995-2000 гг., в том числе новое поколение компьютеров, биотехнологических лекарств и т.д.



Содержание  Назад  Вперед