Излишек, произведенный первым работником


В этом случае, как мы сказали в десятой главе, заработная плата определяет предел интенсивности обработки земли. Ставка, которую мы должны платить работникам, определяет, какое количество их мы можем употреблять на нашей ферме. Если, однако, наша ферма изолирована, и работники представляют собой самодовлеющее общество и должны быть использованы десять человек, то мы всех их поставим на работу и оплатим каждого в соответствии с тем, сколько произведет последний. Здесь продукт предельного труда, как мы указывали в соответствующей главе, определяет уровень заработной платы; и здесь также положение иллюстрирует истинный закон ренты [Закон ренты, как он обычно формулируется, имеет недостаток, иллюстрируемый первым из этих случаев, где он применяется к оплате труда. Фермер, фигурирующий в общепринятой формулировке закона, нанимает своих людей за заработную плату, которая господствует в различных отраслях производства вокруг него.

А когда он находит, что большее количество людей не воспроизведет своей заработной платы, он прекращает увеличение рабочей силы. Каждый из более ранних работников создает излишек сверх своей заработной платы. Когда мы рассматриваем ренту ограниченного участка земли, предназначенного для одного вида использования, научный путь подсчета ренты состоит в использовании, в качестве вычитаемого, заработной платы, а не предельного продукта труда. Так как здесь заработная плата определяет конечный продукт, мы должны изолировать наше производственное общество, подсчитать работников, включить их в работу и дать последнему произвести то, что он может.

Тогда образуется разница между тем, что производит каждый из предыдущих работников, и конечным, или стандартным продуктом. В каждом случае мы получим подлинный дифференциальный продукт. Он измеряется не путем сравнения продуктов, произведенных для фермера, с заработной платой, выплаченной им, но сравнением одного продукта с другим.]. Все предшествующие работники в ряду доставляют избыточный продукт сверх величины, производимой последним работником. Они получают только то, что производит последний, а владелец земли, сдавший землю фермеру, получает остальное.

То, что отходит к собственнику земли, есть сумма ряда остатков, которые получатся, если принять в каждом случае продукт, вменяемый каждому из предыдущих работников в качестве уменьшаемого, а продукт, вменяемый последнему, - в качестве вычитаемого. Назовем продукт, производимый единственным работником, когда он один располагает полем, - P1. Назовем добавочный продукт, который может быть произведен вторым работником, - P2 и т. д. Назовем возрастание выпуска продукции, доставляемое последним работником, - P10. Тогда


P1 - P10 = излишек, произведенный первым работником,
P2 - P10 = излишек, произведенный вторым работником,
P9- Р10 = излишек, произведенный девятым работником.
Если мы закончим ряд подобных вычитаний и сложим девять остатков, сумма их всех будет рентой данного участка земли. Это есть количество, которое может удержать собственник из общей величины продукта, созданного различными работниками при помощи земли.
Сумма Р1+ P2 + P3 и т. д., по P10 включительно, есть общий продукт поля и труда, затраченного на нем. Это сумма всех уменьшаемых в предыдущем ряде, и продукта, добавленного к нему последним работником. 10 • P10 равно всему вычитаемому, а общая рента с поля есть разница между этими двумя величинами.

Это есть, другими словами, общий продукт минус десятикратный продукт десятой и последней единицы труда.
Измерим снова число рабочих линией AD, а продукт последовательных приращений труда через АВ, А'В' и т. д. Если мы придадим этим линиям заметную ширину, так что их ряд заполнит всю фигуру ABCD, эта площадь будет измерять продукт всего труда и всего капитала в земледельческом обществе нашего примера. Капитал фактически весь состоит из земли, и мы имеем теперь возможность вменить земле ту часть продукта, которую она в действительности производит.
Последняя единица труда производит количество продукта, выражаемого через DC, и соответственно этому каждая единица труда стоит в действительности именно эту сумму фермеру-предпринимателю, и каждая единица получает эту величину как свою заработную плату. AECD измеряет общую сумму заработной платы, и ЕВС измеряет общую ренту земли. Мы говорили, что эта величина состоит из ряда излишков или дифференциальных продуктов, и мы измеряли их в каждом случае путем вычитания продукта последнего приращения из того, что мы называли продуктом каждого из предыдущих приращений труда.

АВ минус CD образует такой излишек, являющийся частью ренты. Для поверхностного взгляда представляется, что земля имеет способность урезать в свою пользу часть продукта труда. Это значит, что избыточная часть продукта всех предыдущих приращений труда выступает как земельная рента.
В действительности этот излишек есть результат той помощи, которую оказывает земля и который может быть вменен только земле. Правильное понимание природы всякой ренты заключается в трактовке ее как конкретного добавления, которой один производственный агент способен сделать, к продукту, вменяемому другому производственному агенту. Земля делает свое собственное добавление к продукту каждой единицы труда за исключением последней. Когда имелся один только участок земли при отсутствии труда для его обработки, продукт был равен нулю.

Когда одна единица труда соединилась с землей, продукт был равен АВ, и при таком положении деда мы весь продукт вменяем труду [В случае первого приращения труда мы могли бы путем другого рассуждения весь продукт вменить земле. Труд сам по себе ничего не создает и добавление земли производит весь продукт. Опять-таки, подразделяя одну единицу труда на ряд мелких единиц, мы могли бы вменить продукт частично труду и частично земле.

Продукт последней частичной единицы труда установил бы тогда стандарт, с которым бы совпадала заработная плата или эффективный продукт всех частичных единиц труда; и диаграмма, которая бы выразила этот факт, была бы такой, в которой А'В' - есть величина, вменяемая каждой частичной единице труда, AA'B'E - величина, вменяемая всему труду, и EB'B - величина, вменяемая земле. Только тогда, когда в работе имеется больше, чем одна единица труда, становится ясным, сколько должно быть вменено труду и сколько земле.]. Теперь на поле появляется вторая единица, не снабженная капиталом и лишенная средств производства, и добавляется к рабочей силе. Что бы она ни производила, она доставляет это путем добавления к тому, что приносило поле в результате обработки его одним человеком.

Продукт, создаваемый добавлением труда без добавления капитала, даст А'В'. Разница между АВ и А'В', представленная линией Е'В, измеряет тот излишек, который человек может произвести, когда он располагает всем полем, над тем, что он мог бы произвести без помощи капитала. Последний работник добавляет труд и не добавляет земли к этому производственному соединению, тогда как первый работник имеет землю; и то добавление, которое сама земля делает к чистому продукту труда, образует дифференциальное количество - земельную ренту. Наука ренты - есть наука экономической причинности, прослеживающей продукты до их источников.

Получатель ренты есть производитель продукта.
Третий человек, также не имеющий средств производства, доставляет величину А"В", и Е'В"+ Е'Е" измеряет вклад, доставленный до сих пор землей соединенному продукту земли и труда. Проложив вертикальные линии и придав им ширину, достаточную для заполнения всего пространства диаграммы, мы получим AECD как продукт всего труда, когда его нанимают единица за единицей. ABCD есть то, что он создает при помощи земли, и ЕВС есть величина, вносимая землей в совместный продукт земли и труда.

Это измеряет разницу между продуктом десяти единиц труда при содействии земли и продуктов десяти единиц труда самих по себе.
Мы можем теперь сделать действительно важное приложение принципа убывающей доходности, определяющего и предельную производительность, и ренту. Это приложение- реально происходящее повсюду в деловом мире. Изолированная ферма, весь капитал которой исчерпывается землей, есть только иллюстрация; тогда как действительное поле для труда, которому соответствует ферма, есть мир со всем его кругом отраслей производства и сложным оборудованием капитала.
Вместо неизменной площади земли подлежит теперь изучению неизменный фонд перманентного общественного капитала. В данный момент он есть точно определенная величина; и он, как и раньше, будет сохранять условия этого настоящего момента, оставаясь точно в прежнем объеме. Искусственные средства производства, конечно, погибают и возобновляются, но если нет необходимости в изменении формы капитала, изношенные средства производства будут замещены точно такими же. Мотыга заменит мотыгу, корабль будет следовать за кораблем; и новые средства производства будут совершенно точными копиями старых. Это было бы ясно в полностью статических условиях.

Мы должны, однако, вводить труд приращение за приращением на это общее производственное поле, и это, конечно, вызывает уже ранее описанные нами изменения в формах капитала.



Содержание  Назад  Вперед