Предельная эффективность потребительского богатства - база группового распределения


Глава XV. Предельная эффективность потребительского богатства - база группового распределения
Поправка, которую необходимо сделать в общепринятой теории ценности, имеет весьма практический характер. Если бы мы прошлись по городским давкам, выбирая по желанию товары высокого качества и знакомясь с ценами, по которым они фактически продаются, мы могли бы увеличить эти цены в десять раз, причем они все же не достигли бы тех величин, по которым, согласно теории предельной полезности в ее обычном изложении, эти товары должны бы были продаваться. Если бы эта теория в ее неисправленной форме была верна, то человек уплатил бы 500 долларов или более за пальто, за которое он фактически дает 50, и 1000 долларов за часы, за которые он фактически платит 100. Очень богатый человек дал бы десять миллионов долларов за дом, вместо миллиона, и т. д. Теория предельной полезности, применяемая к товарам в их целостности, приводит к результатам, которые невероятно расходятся с ценностями, устанавливаемыми рынком.

Она преувеличивает цены всех благ за исключением- наиболее плохих и дешевых.
Здесь мы выдвигаем довольно тяжелое обвинение против одной современной теории. Мы утверждаем, что учение о ценности так называемой австрийской школы базируется на вполне здравом принципе- именно принципе предельной полезности, но метод применения этого принципа нуждается в изменении. Предельные приращения богатства в товарах, а не - как правило - товары в их целостности - вот что дает ту подлинную меру полезности, с которой согласуются рыночные ценности.
Разница между последним товаром данного вида, покупаемым человеком для личного потребления, и последним прибавлением к потребительскому богатству, которым он пользуется, носит вполне реальный характер. Как мы видели, человек прибавляет последнее приращение к богатству, воплощенному в его гардеробе, путем замены платья, стоящего 45 долларов, платьем, стоящим 50 долларов. Последние 5 долларов, истраченные на платье, представлены каким-нибудь качеством, которым обладает эта одежда.

Оно-то и является в этом платье предельной полезностью; но платье в целом отнюдь не является предельной полезностью, хоть бы оно даже было последним платьем данного вида, приобретаемым его владельцем. Лишь тот элемент, за который человек уплачивает последние 5 долларов, участвует непосредственно в изменении ценности платья; а то, за что он дает 45 долларов, состоит из элементов, приобретающих свою ценность иным путем, который, в частности, не связан непосредственно с этим действием.
В некоторых случаях, однако, блага в целом являются предельными единицами потребительского богатства. Некоторые блага удовлетворяют лишь те потребности, которые для потребителя являются наименее интенсивными и последними по их значимости. В этих случаях предметы в целом непосредственно участвуют в регулировании цен.

Но в большинстве случаев в благах имеются элементы, которые не участвуют непосредственно в этом регулировании; и эти элементы зачастую образуют почти все содержание этих благ. Реальный рынок подвергает товары, предлагаемые для продажи, глубоко аналитическому испытанию. Весьма утончен процесс разложения товаров на их экономические составные элементы и установления оценки каждой из отдельных полезностей, из которых они состоят.
Мы заранее объявляем сейчас поправку, которую необходимо внести в теорию ценности, ввиду того, что различие между предельными благами и предельными единицами богатства в благах одинаково важно как для теории заработной платы, так и для теории процента. Доходы всякого капитала в сущности определяются продуктом предельного приращения капитала; и это предельное приращение состоит преимущественно не из целых орудий производства, но из элементов этих орудий.
Главными объектами настоящего исследования являются заработная плата и процент; но они зависят от общего закона экономических изменений, который в ином приложении регулирует также рыночные ценности товаров. При всех применениях этого закона решающее значение имеет различие между предельными благами и предельными элементами богатства в благах. Так называемая австрийская теория ценности, - с которой, как предполагается, наши читатели знакомы, - дает психологическое обоснование того экономического факта, что чем больше товаров данного вида предназначено к продаже, тем ниже должна быть цена для того, чтобы они все были куплены. Как говорили экономисты-классики, цена должна быть снижена для того, чтобы люди, которые еще не купили товаров этого рода, могли закупить известное количество их, и также для того, чтобы те, кто уже обзавелись ими, могли увеличить свои закупки. Австрийская школа объясняет этот результат.

Она выдвигает теорию установления того, что может быть названо пределом потребительских покупок в отношении каждого вида товаров. Она говорит, почему человек, купивший 3 единицы товара А, когда цена на него была 1 доллар, покупает 4 единицы, но не более, при падении цены до 90 центов. Покупатель, как она доказывает, попросту повинуется правилу получения максимальной полезности за каждый расходуемый им гривенник [Деньги, расходуемые человеком, в действительности представляют с. его стороны известное пожертвование; и полное изложение теории ценности завело бы нас в область психологии всякий раз, когда мы говорим об издержках так же, как это происходит, когда мы говорим о полезности. Издержки, в конечном счете, представляют причиненный ущерб, совершенно так же, как полезность является полученным удовольствием, Но нам нет нужды заходить так далеко в нашем исследовании.

Для настоящих целей достаточно того, что человек, в результате принесенных им жертв имеет деньги на расходы и исследует, как извлечь из них максимум пользы.].
Отдельные, совершенно одинаковые предметы приобретают, как обычно говорят, все меньшее и меньшее значение для их потребителя по мере того, как он получает их все больше и больше в свое распоряжение.
Пусть товар А представляет наиболее необходимый из употребляемых человеком предметов; и первая единица этого товара, будучи совершенно необходимой для его существования, обладает бесконечно большой полезностью. Вторая единица этого товара будет уже гораздо менее необходимой, и возможно, что в таком случае предпочтение будет отдано товару В. Мы можем для удобства определить то, что предлагается на рынке за гривенник как единицу какого-либо вида товара. На деньги, которые человек может израсходовать ежедневно, он купит рад вещей, которые располагаются в порядке их важности для него, и закон, который определяет, что он фактически купит, - это закон убывающей полезности последующих единиц.
Пусть А, В, С и т. д. изображают различные виды потребительских благ; и пусть полезность для одного и того же потребителя каждого из этих благ, покупаемых на данную монету, измеряется расстоянием по вертикали от буквы, которая изображает его, до линии А. Первая единица товара А обладает полезностью, равной AJ, а первая единица Н обладает полезностью HI; тогда как В, С, D и т. д. обладают полезностями, которые в каждом отдельном случае измеряются вертикальными линиями, спускающимися от них к линии А. А, В, С и т. д. представляют первые приращения нескольких товаров; тогда как А', В', С' и т. д. представляют вторые приращения того же вида благ, а. А", В", С"- третьи приращения. Аналогичным образом мы можем обозначить четвертое и пятое приращение и т. д.
Скажем, что человек располагает гривенники, которые он может израсходовать за день, в известной последовательности, и на первый гривенник покупает то, что имеет для него наибольшее значение; на второй - то, что стоит на следующем месте по значению, и т. д. до тех пор, пока на свои последние гривенники он не купит предметы, наименее ему необходимые. Первое приращение его дневных потребительских покупок представляет таким образом некоторое количество товара А, ценою в одну монету. Вторая единица - это В. В обмен на следующий расходуемый им гривенник он может получить два предмета, обладающих одинаковой степенью полезности. Это - С и вторая единица А, обозначаемая здесь как А'.

Человек истратит два гривенника и получит эти два предмета. Следующими по значению являются D и В', которые обладают тоже одинаковой полезностью. Человек получит их на пятую и шестую монеты. За седьмую монету он купит С' или вторую единицу предмета С; а на восьмую, девятую и десятую монеты он купит Е, В" и А". Когда он достигнет Н, он обнаружит, что этот предмет и В'", С", D', Е' и F' обладают для него одинаковым значением, и он истратит на эти предметы свои последние шесть монет.

В целом он истратил 21 монету и исчерпал свою свободную дневную наличность.

Последние приращения каждого товара, покупаемого этим человеком, и являются ценоопределяющими приращениями. Продажа их обеспечена путем снижения цены до такой точки, что ничто другое, могущее быть купленным человеком на эти деньги, не имеет для него большей полезности. Иными словами, снижение цены товара делает это приращение его доступным покупательной способности этого человека и других людей, находящихся в таких же экономических условиях.



Содержание  Назад  Вперед