Его наиболее характерной чертой является подвижность.


Одним последствием действий динамических сил является отклонение от стандартной формы, а другим - постоянное изменение самой стандартной формы. Прогрессивное общество, как мы видели, характеризуется повышающимися стандартами заработной платы, с которыми всегда стремится совпадать действительная заработная плата. Оно также развивает бесконечный ряд идеальных форм и старается брать их за образец.

Оно приближается к каждой из этих форм, но никогда в точности не достигает какой-либо из них. Идеальный образец, с которым пытается в данный момент совпасть групповая система, отличается от идеала, с которым она стремится совпасть в какой-либо другой момент. Общество, по мере своего роста, следует за изменениями своей модели, но беспрерывно отстает от них.

Статическая наука, ставит перед собой задачу выяснения естественных условий общества в любой данный момент. Для динамической науки остается работа по уяснению двух результатов фактора изменчивости, а именно: отклонения действительного состояния общества в любой данный момент от статического состояния для этого времени; и, во-вторых, - разницы между статическими условиями общества в одно время и статическими условиями в другое время.
Вряд ли можно чрезмерно подчеркнуть господство статических сил в реальном и динамическом обществах. Например, квадратная миля океана во время бури не находится в статическом состоянии. Человеку, находящемуся на судне, кажется, что динамические силы решительно взяли верх: и все же судно держится на поверхности благодаря действию тяжести, давления и текучести, то есть статических сил.

Они выполняют наиболее серьезную работу даже с точки зрения моряка. Именно эти статические силы определяют результат каждого удара, наносимого волной в бок корабля. И эти же самые силы удерживают волны от подъема на неестественную высоту и удерживают общую поверхность океана на близком к естественному уровне. Сквозь волны, несмотря на их мощное движение, проектируется некая идеальная поверхность, с которой поверхность воды совпала бы, если бы на нее в тот или иной момент действовали беспрепятственно тяжесть, давление и текучесть.

Действительная поверхность колеблется вверх и вниз вокруг этой идеальной поверхности, но всегда тяготеет к ней. Аналогичным образом сквозь групповую систему изменяющегося общества проектируется идеальное распределение элементов общества, с которым общество совпадало бы под влиянием конкуренции, действующей на индивидуальных людей. Производственный организм фактически формируется по образцу этой модели и никогда чрезмерно не отклоняется от нее.
Отличием политической экономии Рикардо являются смелые дедукции относительно ценности благ, земельной ренты и заработной платы. Он утверждает, что существуют естественные ценности, с которыми стремятся совпасть продажные цены различных благ и с которыми они бы в точности совпадали, если бы не было возмущающих влияний. Существует также естественная рента каждого участка земли, и если бы не было препятствий, то реальная рента равнялась бы ей. Были выдвинуты радикальные гипотезы для того, чтобы создать условия, которые мыслились экономистами-классиками.

Был создан "экономический человек", который преследовал свои собственные интересы без угрызений совести и рассудительно. Он знает, что нужно для увеличения его доходов, и делает это без препятствий. Его наиболее характерной чертой является подвижность.

Ничтожнейшее увеличение давления в одном направлении заставляет его менять свое место в экономической системе. Он без колебаний бросает одно занятие и принимается за другое и при этом не встречает никаких препятствий. При наличии таких условий предполагается, что цены, рента, заработная плата и процент естественны.

В этих старых теориях принято называть цены товаров естественными, когда они равны издержкам их производства, а рыночные цены якобы колеблются вокруг этого уровня.
Повсюду, где классическая политическая экономия пользовалась успехом, она производила на практические умы впечатление чего-то доктринерского. Анализируемый мир производит впечатление, как будто он создается в процессе исследования и носит нереальный характер. Все выводы зависят от гипотез, которые кажутся не совместимыми с фактами действительности. При предполагаемых условиях выводы являются обоснованными, но они, по-видимому, применимы лишь к воображаемому миру. Короче говоря, получается впечатление, что действует так много возмущающих факторов, что теоретические стандарты ценности, ренты и т. д. не могут быть реализованы.

Бессознательным и незавершенным достижением рикардовской теории было отделение статических сил от динамических. Она, в сущности, изучала статический мир, но изучала его, не вполне представляя его природу. В умах ряда этих ранних теоретиков отсутствовало понятие о двух различных группах сил, действующих в действительности совместно; и поэтому у них не могло быть и систематического плана для изучения их в отдельности.
В действительности их естественные цены были статическими пенами. Это были цены, которым соответствовали бы действительные рыночные цены, если бы окончательно прекратилось действие динамических факторов. Героическое изменение торгового мира, паралич одной группы нервов, абсолютная приостановка одного ряда действий - вот что привело бы рынки в так называемые "естественные условия". Прекратите всякий прирост населения и богатства, а также все изменения в производственном процессе и в характере его результатов, но пусть производство продолжается, а механизм конкуренции по-прежнему безошибочно функционирует, - и вы повергнете мир в состояние, в котором теоретические, нормальные пены станут реальными. Осуществятся также и нормальные уровни заработной платы и процента.

Если бы последователи Рикардо осознали, что они пытались изучать статический мир, и затем изучали бы его соответствующим образом, то они придали бы даже своей собственной системе более реалистический характер. Смело упразднив в воображении одну группу реальных сил для того, чтобы с большей легкостью изучать другую, они неизбежно должны были прийти к выводам, носящим односторонний, но отнюдь не нереальный характер. Если бы эти исследователи впоследствии проделали то, что они никогда не пытались сделать, и завершили бы свою систему специальным исследованием динамических сил, они получили бы законченное и реалистическое научное построение.
Цены, совпадающие с издержками производства, не дают чистой прибыли предпринимателю. Коммерсант, товары которого продаются по таким ценам, получит заработную плату за то количество труда, которое он выполняет, и процент на тот капитал, который он представляет, но он не получит ни копейки сверх этого, не получит ничего, что можно было бы показать в счете прибыли. Он будет продавать свой продукт за столько, сколько ему фактически стоили составляющий его элементы, если он учтет в издержках свой собственный труд и использование своего капитала. Мы увидим, что это состояние бесприбыльных цен вполне соответствует тому, которое создалось бы в итоге статического урегулирования производственных групп. Мы устанавливаем подобные цены, если мы так распределяем труд и капитал в различных группах и подгруппах, чтобы доходы каждого из этих двух факторов были одинаковы во всех частях системы.

Естественные цены классической школы являются, поэтому, вполне осознанными статическими ценами. Условия, при которых отсутствует прибыль, - это условия уравненных доходов для всех единиц труда и для всех единиц капитала. Если бы классическая теория заработной платы, в пределах достигнутого ею, была вполне удачна, она дала бы лишь статический стандарт оплаты труда.
Естественный уровень процента ранние авторы не пытались объяснить. Они указывали на спрос и предложение как на механизм, регулирующий процент, но не давали объяснения, почему эти силы устанавливают доходы капитала на том или ином определенном уровне. В пределах достигнутого ею на пути выяснения естественных стандартов, классическая политическая экономия дала бессознательное и незаконченное представление об уровнях процента, которые должны были бы господствовать в статическом обществе.
Впечатление нереальности, производимое этими исследованиями, устраняется, если их закончить в той же теоретической плоскости, от которой они отправлялись. Мы должны смело и сознательно пользоваться гипотезами, сделать труд и капитал абсолютно подвижными и заставить конкуренцию действовать с идеальной законченностью. Мы должны в воображении, не задумываясь, устранить с поля действия всю группу факторов, названных нами динамическими. Этим путем мы устраняем все те препятствия, которые нарушают деятельность чистых экономических законов; ибо трения этого рода связаны целиком с динамикой, и они совершенно отсутствуют в статических условиях. Если мы сделаем силу, влекущую человека к одной подгруппе, равной силе, влекущей его к другой, то есть если мы уравняем в различных группах его возможности заработка, то человек останется на своем месте.

В таком случае, конечно, препятствия, встречаемые при переходе из одной подгруппы в другую, отсутствуют, а именно этот вид препятствий нарушает так называемые "естественные законы" экономистов-классиков.



Содержание  Назад  Вперед