Продукты труда и капитала, измеряемые формулой ренты


Глава XIII. Продукты труда и капитала, измеряемые формулой ренты
Ренту обычно определяли как доход, получаемый от земли. При попытках решения проблемы распределения обычно из доходов общества элиминировали элемент земельной ренты и затем пытались найти принципы, относящиеся к оставшейся части. То, что земельная рента совершенно непохожа на заработную плату, процент и предпринимательскую прибыль, было наиболее распространенным взглядом. Согласно этому взгляду, доход от земли есть дифференциальный доход, определяемый своим собственным законом, который, помимо этого, нигде не применим.

Рента отдельного участка земли измеряется сравнением ее продукта с тем, который может быть получен с наихудшего участка, используемого приложением того же количества труда и капитала. Покончив при помощи этого остаточного расчета с частью общественного дохода, получаемого от земли, считают, что сделан шаг в направлении решения действительно трудных проблем распределения. Полагают, что заработная плата, процент и чистая прибыль могут быть объяснены значительно легче, когда продукт земли изъят из поля зрения.
Очевидно, однако, что заработная плата определяется конечной производительностью труда, употребляемого в связи с определенной величиной общего капитала, подсчитывая весь этот капитал, мы создаем путаницу, если не учитываем всех видов капитальных благ. Весь фонд производительного богатства во всех формах, принимаемых этим богатством, образует сложный агент, кооперирующий с трудом. Если величина производительного богатства в своей целостности остается неизменной, а количество труда увеличивается, то действует констатированный нами закон убывающей доходности.
Конечная единица агента-труда, кооперирующего с землей и всяким другим средством производства, производит все меньше и меньше по мере возрастания единиц труда, и стандарт заработной платы, таким образом, падает. Когда увеличение рабочей силы прекращается, уровень заработной платы остается неизменным.
Можно утверждать, что тот же результат будет достигнут при предположении, что капитал, в искусственных формах, остается неизменным по величине, в то время как рабочая сила возрастает. Можно считать, что земля определена по величине природой, и если мы сможем измерить производительное богатство, существующее в форме строений, орудий, материалов и т. п., сохраняя все это также неизменным по величине, мы получим условие, которое мы описывали. Общая величина производительного богатства будет тогда неизменным количеством, и мы сможем увеличивать труд, единица за единицей, испытывая, как это мы делали, его конечную производительность.
Этот метод доставил бы нам истину о падении производительности труда, но он не отнес бы этого результата к его истинной причине. То, с чем труд соединяется, не есть только искусственный капитал: труд сочетается с искусственным капиталом и землей, соединенными в одно и составляющими один общий помогающий труду агент. По мере возрастания рабочего населения, часть его обращается к земле, до сих пор не приносившей ренты. Увеличение рабочей силы подвинуло дальше предел использования земли.

В течение того же периода роста новый труд, кроме того, постоянно добавлялся к рабочей силе, возделывавшей хорошую землю. Земля повсюду возделывалась все более и более интенсивно и использовалась другими путями. Искусственный капитал как таковой получил, как и раньше, только свою долю от увеличившейся рабочей силы.

Он оказал помощь земле, и вместе они восприняли всех новых работников. Заработная плата падает потому, что такой капитал и земля, вместе взятые, не могут сделать десятую единицу труда такой же производительной, как первая.
Для понимания причины падения конечной производительности труда должно быть рассмотрено все экономическое окружение растущего населения. Земля и искусственные блага находятся в неразрывной связи, и конечная единица труда производит то, что дает ему возможности, производить весь этот сложный агент. В этой комбинации, которой определяется заработная плата, есть только два родовых члена - и, действительно, как мы заметили, изменения в относительных величинах этих двух агентов - труда и всего капитала-определяют и заработную плату, и процент.
Нет надобности спорить по вопросам чисто терминологическим. Необходимо найти некоторый термин для обозначения всего перманентного фонда производительного богатства: и естественное название для него - капитал [Как мы увидим, это не значит, что земля сама по себе не будет называться капиталом. Когда дело касается земли, она будет обозначаться своим обычным наименованием. Есть, однако, постоянная необходимость иметь дело с общим фондом перманентного, производительного богатства, воплощенного в земле и искусственных средствах производства.

Когда при этом подразумевается то, что в практической жизни называется "деньгами", вложенными в дело, это обозначается термином "капитал", и так это и будет называться в настоящей работе. Возражение против наименования земли разновидностью капитальных благ исчезнет, если допустимо все производительное богатство в абстракции - капиталом. Любое возражение, которое можно выдвинуть против подобного словоупотребления, менее серьезно, чем возражение против использования на протяжении длинного исследования такой фразы, как "перманентный фонд производительного богатства", или какого-либо равноценного и одинаково неудобного выражения. Терминология, которую мы принимаем, предохраняет не только от смешения земли с этим фондом, но и против смешения с ним всякого другого средства производства в конкретной его форме. По крайней мере, в этом отношении терминология точно отвечает своему назначению. ].

Необходимо также иметь термин для обозначения всех видов конкретных благ, в которых заключается этот перманентный фонд, и мы будем называть эти вещи, включая и землю, капитальными благами. По мере того как наш анализ процесса распределения будет продвигаться, мы надеемся оправдать эту терминологию ее результатами. Во всяком случае, важно подчеркнуть, что количество труда, с одной стороны, и количество всего производительного богатства - с другой, определяют естественный, или статический, уровень заработной платы и процента.
Земельную ренту мы будем изучать как доход одного из видов капитальных благ, просто как часть процента. Мы имеем теперь возможность убедиться в том, что заработная плата и процент, хотя они определяются законом конечной производительности, могут быть измерены точно так же, как земельная рента. Это значит, что формула Рикардо , выражающая производительность участка земли, может быть использована для выражения производительности всего фонда общественного капитала: весь процент может быть представлен в форме дифференциального дохода или излишка.

Опять-таки формула Рикардо может быть применена для выражения производительности всего общественного труда, ибо заработная плата в целом есть дифференциальный доход. Одним из наиболее поразительных экономических фактов является то, что доход всего труда, с одной стороны, и доход всего капитала - с другой, совершенно родственны, таким образом, земельной ренте. Они являются двумя родами ренты, если мы под этим термином подразумеваем дифференциальные продукты; и доход земли образует часть одного из них
Упростим теперь закон земельной ренты, отвлекаясь от вспомогательного капитала, который в развитых аграрных государствах применяется к земле в больших количествах. Пусть земля, которую мы используем в качестве иллюстрации, будет обрабатываться трудом, практически лишенным средств производства. Каждый работник приносит с собой простейшее орудие, но процент на капитал, представленный этим орудием, составляет такую незначительную часть ежегодного заработка работника, что от него можно отвлечься.

Мы должны, следовательно, иметь дело только с двумя производительными агентами: с землей, воплощающей теперь весь капитал, подлежащий рассмотрению, и с трудом. Игнорирование вспомогательного капитала не затрагивает принципа, который мы изучаем, так как требуемое можно было бы доказать с такой же полнотой, хотя и менее ясно, если бы мы усложнили наш процесс, приняв во внимание все виды капитала. Дифференциальный доход труда, лишенного средств производства и приложенного к плодородной земле, представляет наиболее ясную иллюстрацию дифференциального дохода, который может быть измерен формулой Рикардо. Это - тип всех видов ренты [Такими видами являются: 1) рента всего капитала; 2) рента всего труда; 3) рента отдельных капитальных благ и 4) рента отдельных работников.]. .
Труд, примененный таким образом к земле, подчинен закону убывающей доходности. Поместите одного человека на квадратном участке земли, состоящем из степи и из леса, и он получит большой доход. Двое работников на той земле получат меньше на человека, трое получат еще меньше, и если вы увеличите рабочую силу до десяти, то возможно, что последний человек получит только заработную плату.

Мы должны, однако, тщательно доказать, почему десятый человек получит только заработную плату. Если владелец земли наймет людей по более высокой ставке, рабочая сила будет увеличиваться до тех пор, пока последний человек не станет производить только то, что ему выплачивается.



Содержание  Назад  Вперед